Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Виктор Абнорцев. ОПЕРАЦИЯ «ДВАДЦАТЬ-ДВЕНАДЦАТЬ»

23.06.2009

Автор:

Теги:

ВикторАБНОРЦЕВ

ОПЕРАЦИЯ «ДВАДЦАТЬ-ДВЕНАДЦАТЬ»

 

Бывший охотник за головамиоппозиционеров хочет с ними побрататься. От такого предложения невозможно неотказаться.

 

Шокирующий респект

 

Анализпоследних публикаций Рахата Алиева, включая его онлайн-конференцию, позволяет,если слить набившую оскомину «воду» про козни официальной Астаны, сделать рядвыводов. Формально ничего не меняется: Алиев жестко критикует казахстанскуювласть, места в которой сам лишился пару лет назад. Однако содержательнаясторона дала резкий крен. В сторону, в которую он сам от себя не могожидать.  

 

Алиевозвучил тезисы, которые совершенно по-новому характеризует его политическиецели и задачи. И они представляют собой серьезную заявку на то, чтобысовершенно по-другому развернуть политический расклад в Казахстане. Итак, самыеважные новеллы состоят в том, что Рахат Алиев:

 

-    готовконсолидироваться с другими политическими эмигрантами, в частности, с АкежаномКажегельдиным и Мухтаром Аблязовым;

-    готовконсолидироваться с казахстанской оппозицией, в частности, с ГалымжаномЖакияновым;

-    позиционируетсебя частью группы младореформаторов-демократов;

-    намеренактивно участвовать в президентских выборах 2012 года.

Последний из июньских тезисов, надо полагать, являетсясвязующим звеном для трех предыдущих.

 

Попробуемприсмотреться к каждому посланию из Вены. Что касается Кажегельдина и Аблязова,то оба они являлись непримиримыми противниками Рахата Алиева. Причем не толькополитическими. В свое время он лично воевал с ними, пуская в ход свои силовыересурсы и полномочия зампреда КНБ. Однако теперь, по словам Рахата Алиева, всеэто осталось в прошлом. С Кажегельдиным он, по его словам, уже поговорил ипризнал свои ошибки (в смысле, что Алиев признал свои ошибки - а это ужесенсация). По поводу разговора с Аблязовым Рахат ничего не сообщает, ноговорит, что «уважает» его. 

 

Прошлоепротивостояние было более чем серьезным и для Кажегельдина, и для Аблязова.Обоим оно стоило приговоров, а Аблязову пришлось даже отсидеть часть изполученного срока. Такое не забывается. Разумеется, ради политических целей,ради возврата к финансово-политическому могуществу, а может и обретения ещебольшего, можно пойти на любой союз. Теоретические предпосылки для него есть.Все трое обижены властью, все скрываются от нее.

 

Нопрактических возможностей для объединения у троицы нет. Скорее, они -конкуренты. Даже объединившись, они смогут сколотить не более, чем заграничныйфилиал политического дома престарелых, эдакую партию недовольных эмигрантов. Носамое примечательное, что о возможном союзе мы слышим лишь от Алиева.

 

Примернотакая же ситуация и с казахстанской оппозицией. Алиев, прежде отрицавший еесуществование и записавший всех оппозиционеров в агенты спецслужб и содержанцев«Ак орды», теперь сменил гнев на милость, точнее, на почтение. Он, каквыясняется, уважает не только Аблязова и Кажегельдина, но Жакиянова, Дуванова иеще много кого. Список, по словам Алиева, долгий.

 

Чтокасается Жакиянова, то здесь можно лишь привести пословицу «Гусь свинье не товарищ».По-другому этот потенциальный союз вряд ли назовешь. И трудно найти слова,когда Алиев с царского плеча дарует одобрение Жакиянову. На вопрос «Кто такойГалымжан Жакиянов? Демократ или засланный в оппозицию шпион властей? Послепрочтения вашей книги уже совсем нет веры в оппозицию, скажите, кому намверить?» Рахат Мухатрович уверенно гарантирует: «Жакиянову можно верить».

 

Хотя,минимум, если у человека есть хоть капля этики, на подобный вопрос он долженбыл ответить, что не вправе давать каких-либо оценок. Потому что эти оценки изуст Алиева выглядят цинично и комично одновременно. Если Жакиянову можноверить, то нужно верить и его словам, сказанным в эфире вечерних новостейтелеканала ТАН 16 ноября 2001 года:

 

- Какова ваша оценка ситуации в стране?

-Я думаю, достаточно серьезная политическая ситуация. Я бы назвал ее дажеполитическим кризисом. И об этом я говорю достаточно ответственно, посколькуцель действий группы, возглавляемой г-ном Алиевым, была совершенно очевидна.Она проявилась в том, что, имея в руках силовые структуры, имея в руках СМИ,была попытка дезинформировать общество, дезинформировать о происходящем в нашемобществе...

Ивы видите, как получается: человек, который вчера боролся против инакомыслия,сегодня фактически выступает...точнее, его СМИ пытаются преподнести как борцачуть ли не за свободу нашей республики.

 

- Неужели это было так серьезно, неужелиэто был заговор?

-Вы знаете, другой оценки этой ситуации нет, и все факты об этом говорят.Во-первых, силовые структуры - КНБ, МВД, финансовая полиция, другие, онипрактически были подконтрольны г-ну Алиеву. Во-вторых, СМИ. Большинствореспубликанских СМИ практически контролировалось одним человеком или однойгруппой».

 

Послеэтого пресса, подконтрольная медиахолдингу Алиева, буквально набросилась наЖакиянова, обвиняя его во всем вселенском зле, а правоохранительные органы,подконтрольные ему же, атаковали бизнес-структуры, связанные с Жакияновым.

 

СамАлиев, тогда всесильный генерал, этого и не скрывал: «Сейчас финансовая полициярасследует уголовное дело в отношении ряда руководителей финансово-промышленнойгруппы «Семей». Понятное дело, у покровителей этой группы нервы сейчаспошаливают. Им есть что скрывать. Уголовное дело нефтяной компании «KЕГОК»расследует алматинский департамент КНБ. Меня с рядом фигурантов этих уголовныхдел связывают давние личные отношения. Но в работе я руководствуюсьгосударственными интересами».

 

Жакияновтрижды предлагал Рахату Алиеву встретиться с ним в прямом эфире любогоподконтрольного тому телеканала. Алиев всякий раз уклонялся. И вот теперь мыслышим от Рахата Мухтаровича «респект» Жакиянову.  К чему это запоздалое покаяние блудного бывшегозятя?

 

- Ваше политическое кредо? - Всегда!

 

Откровенияот Рахата способны ввергнуть в ступор любых политологов. Он, как выясняется, непросто уважает младореформаторов. Он сам, оказывается, - младореформатор домозга костей. Мало того, он уже убежденный противник силовой смены власти! Толи насыщенный парами либерализма венский воздух разлагающе подействовал нанеокрепшую психику молодого демократа, то ли переизбыток Моцарта повлиял, нофакт остается фактом: осужденный за попытку государственного переворота человексейчас утверждает, что никто не должен жертвовать жизнью ради свободы идемократии.

 

Покачто Алиев просто закинул удочку. Не клюет. Никто не поспешил в союзники кРахату Мухтаровичу. Но в то же время никто и не открестился. Что это означает?Либо упомянутые им политики оставляют себе резерв для маневра (чем черт нешутит?). Либо просто игнорируют такого «партнера», не считая возможным дажереагировать на заявления политического призрака. 

 

Ноудочка будет забрасываться еще не один раз. И уже с наживкой. Ведь конечнаяцель Рахата Алиева, под которую он инициирует политический мезальянс, есливерить его словам, ни много, ни мало - очередные президентские выборы 2012года. «Мы - все те, кто считает, что к руководству страной должны прийти другиелюди, - должны сосредоточить свои усилия на подготовке к выборам».

 

Темсамым он отчаянно сигналит: «Объединюсь со всеми, кто желает смены власти!».Алиев отчаянно пытается приткнуться хоть к какому-нибудь лагерю. Хоть кКажегельдину, хоть к Жакиянову. Пока в ответ - тишина. Совершенно очевидно,что  Рахат Алиев задумался о перспективе.Пока Нурсултан Назарбаев у власти - не видать ему Казахстана, как своих ушей.Но недавно, видимо, до Рахата Мухтаровича дошла простая мысль, что и послеухода Назарбаева ситуация не изменится. Он прокаженный не только для власти, нои для оппозиции. И нужен ей, как пятое колесо в «Мерседесе».

 

Какуюподдержку может получить оппозиция от Рахата Алиева? Вагоны компромата? Деньги?Все эти козыри, если они и есть, с лихвой перекрываются многочисленнымиминусами. Алиев в качестве союзника - все равно, что обезьяна с гранатой.Терять репутацию ради такого сомнительного помощника ни одна нормальнаяполитическая сила не станет, если она лишена суицидальных наклонностей.   

 

Поэтомувсе новые манифесты Рахата Алиева - не более чем теоретические конструкции,которые моделируются в Вене, там же и остаются, являясь признакомбезысходности. Политика, как известно, - это искусство реального. Поэтому можносвидетельствовать, что Алиев окончательно из нее выпал. Точно так же, как ужедавно перестал быть политической фигурой Кажегельдин и сейчас даже непретендует на таковую роль Аблязов.

 

Насамом деле у необычайной политической метаморфозы Рахат Алиева может быть досмешного примитивный сюжет. Просто-напросто Рахату подоспело время менятьимидж. Автору разоблачительной книги и пламенному борцу с режимом не присталополивать грязью других пламенных борцов. Образ комиссара Каттани, беспощадногоборца с коррупцией и ходячего хранилища компромата уже не актуален. И чтобыпонравиться новым хозяевам, пришлось резко менять политическую платформу.Благо, менять-то особо и нечего.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение