Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Национальные интересы Казахстана: поиск концептуальных основ

16.06.2009

Автор:

Теги:

Чеботарев Андрей, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», заместитель директора ИАЦ.

 

 

 

Сложные и неоднозначные процессы в общественно-политической жизни Казахстана и вокруг его положения на международной арене придают особую актуальность такой теме, как реализация и защита национальных интересов.

В связи с этим автоматически возникают вопросы. Во-первых, насколько осознаны в Казахстане его национальные интересы? Во-вторых, каково их концептуальное содержание? И, в-третьих, эффективны ли механизмы реализации и защиты национальных интересов?

Очевидно, что ключевым из них является второй вопрос, ответ на который позволит так или иначе разобраться с другими вопросами. Однако, именно он представляется самым сложным для решения, поскольку однозначного определения понятия «национальные интересы» ни в научной, ни в официальной терминологии нет.

В частности, в энциклопедическом словаре «Политология» под редакцией Юрия Аверьянова национальные интересы определяются как интересы национальной общности или группы, объединенной специфическими связями и взаимоотношениями генетической и культурной гомогенности. При этом они воплощаются в стремлении представителей одной национальности к кооперации и объединению на основе общности культуры, выражающейся в языке, семейных, религиозных, моральных традициях и обычаях [1].

Судя по всему, все здесь сводится главным образом к интересам определенных этнических групп вследствие явной идентификации в данном случае таких понятий, как «нация» и «этнос». В то же время налицо узкое представление о сущности национальных интересов.

На российском Интернет-портале «Мир словарей - Коллекция словарей и энциклопедий» национальные интересы трактуются, как осознанные потребности государства, определяемые экономическими и геополитическими отношениями данного государства в данную эпоху, культурно-историческими традициями, необходимостью обеспечения безопасности, защитой населения от внешней угрозы и внутренних беспорядков, экологических катастроф и т.д. [2].

Практически в аналогичном ключе дается определение национальным интересам на Интернет-портале «Википедия - свободная энциклопедия». Здесь они понимаются как объективно значимые цели и задачи государства как целого [3].

Как видим, в двух приведенных выше случаях нация отождествляется с государством. Соответственно национальные интересы воспринимаются как исключительно государственные. С одной стороны, по логике вещей, это правильное понимание сущности рассматриваемого явления. С другой же стороны, оно вновь замыкает термин «национальные интересы» в узких рамках.

Как правило, государственный подход рассматривает национальные интересы главным образом сквозь призму внешней политики того или иного государства. Соответственно их отстаивание является целью данного государства на международной арене.

Однако далеко не все национальные интересы определяются исключительно внешней политикой государства. Как справедливо отметил американский политолог Ганс Моргентау, «Внешнеполитические цели должны формулироваться через призму национального интереса...» [4].

Иными словами, национальные интересы являются фактором, определяющим внешнеполитическую деятельность государства, а не наоборот. Учитывая же, что деятельность государства не сводится только к международным отношениям, следовательно, национальные интересы не могут быть связаны только со сферой внешней политики.

Нужно также отметить, что привязка национальных интересов исключительно к государству характерна для недемократических режимов правления. Здесь данные интересы, как правило, негласно отождествляются с интересами правящей элиты или даже отдельно взятых носителей верховной власти.

Пытаясь решить дилемму взаимосвязи национальных интересов и государства, надо сказать, что зарубежная политическая наука представляет нацию как двуединство гражданского общества и государства. В связи с этим национальный интерес предстает здесь как обобщающий интерес, который снимает противоречие между интересами государства и гражданского общества [5].

Отсюда можно сделать вывод о том, что национальные интересы имеют отношение не только к государству, но и к обществу, а, следовательно, и к составляющим его гражданам данного государства и их всевозможным объединениям.

С учетом всего этого довольно оптимальной является формулировка, отраженная в Концепции национальной безопасности Российской Федерации. Согласно этому документу национальные интересы России представляют собой совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах [6].

Таким образом, в официальной идеологии России национальные интересы рассматриваются как интегрированное выражение интересов личности, общества и государства. Такая формулировка, на первый взгляд, демонстрирует уход от доминирования государственного интереса к строгой иерархии национальных интересов, где на первые позиции выходят интересы граждан и общества.

Вместе с тем в рассматриваемой концепции четко говорится о том, что обеспечение национальных интересов берут на себя именно институты государственной власти. Разве что такой тезис несколько смягчает ссылка на их взаимодействие в процессе осуществления своих соответствующих функций с общественными организациями. Но в любом случае, учитывая характер существующего в России политического строя, все же приходится признать преобладающую роль государства и его органов в отношении формирования и реализации национальных интересов данной страны.

Что касается национальных интересов Казахстана, то в этом плане он, следуя за Россией, обозначает их концептуальное содержание в контексте обеспечения национальной безопасности. В связи с этим единственным документом, отражающим понятие и сущность рассматриваемого явления, является закон «О национальной безопасности Республики Казахстан», принятый 26 июня 1998 года.

Данный закон определяет национальные интересы как совокупность политических, экономических, социальных и других потребностей республики, от реализации которых зависит способность государства обеспечивать защиту конституционных прав человека и гражданина, ценностей казахстанского общества, основополагающих государственных институтов [7].

Очевидно, что такое определение национальных интересов основано на чисто этатистском подходе и всецело отражает сложившуюся в официальной идеологии и пропаганде точку зрения о ведущей роли государства в системе общественных отношений в Казахстане.

В этих условиях привлекает к себе внимание представленный в рассматриваемом законе следующий перечень национальных интересов республики:

1) обеспечение прав и свобод человека и гражданина;

2) сохранение общественного согласия и политической стабильности в стране;

3) экономическое развитие на благо всего народа Казахстана;

4) воспитание казахстанского патриотизма и укрепление единства народа Казахстана;

5) сохранение и приумножение материальных и духовных ценностей казахстанского общества;

6) незыблемость конституционного строя Республики Казахстан, в том числе государственной независимости, унитарного устройства и президентской формы правления, целостности, неприкосновенности государственной границы и неотчуждаемости территории страны;

7) устойчивое функционирование государственных институтов, укрепление и повышение эффективности их деятельности;

8) обеспечение оснащенности и боевой готовности Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Республики Казахстан;

9) безусловное исполнение законов и поддержание правопорядка;

10) развитие международного сотрудничества на основе партнерства.

Если в содержательном плане каких-либо вопросов или сомнений данный круг национальных интересов Казахстана, в принципе, не вызывает, то деятельность государства, его органов и их должностных лиц, связанная с реализацией и защитой этих интересов, выглядит далеко не безупречной. Особенно это касается вопросов соблюдения прав и свобод граждан, действующего законодательства, обеспечения правопорядка и условий для всеобщего благосостояния.

Или возьмем незыблемость целостности и неотчуждаемость территории страны. Они, бесспорно, относятся к ведущим национальным интересам Казахстана как суверенного государства. Но в таком случае возникает дилемма, отвечают ли действия руководства республики, связанные с передачей в разное время определенных его территорий соседним странам - Китаю, Кыргызстану, России и Узбекистану в процессе делимитации государственной границы, национальным интересам нашей страны или нет?

В Стратегии «Казахстан-2030» применительно к долгосрочному приоритету № 2 «Внутриполитическая стабильность и консолидация общества», совпадающему с отмеченным выше под тем же номером национальным интересом, имеется следующий тезис: «Если различные группировки, независимо от того, что их объединяет - политическая идеология, религиозные, этнические или классовые интересы, - находятся в состоянии противодействия, это приведет к опасной ситуации, при которой народ будет отвлекаться от цели-достижения общего блага и реализации своих национальных интересов» [8].

Однако только за последние три с лишним года фактически непрекращающееся противостояние между различными группами внутри политической элиты страны, начиная с убийства одного из лидеров оппозиционной партии «Настоящий Ак жол» Алтынбека Сарсенбайулы и заканчивая уголовным преследованием экс-президента национальной компании «Казатомпром» Мухтара Джакишева, все больше и больше становится чуть ли не порядком вещей, определяющим общественно-политические процессы и отношения в Казахстане. Национальных же интересов республики здесь явно не просматривается.

Исходя из всего этого, приходится констатировать, что своими определенными действиями либо бездействием государство и его соответствующие представители способствуют фактическому обесцениванию национальных интересов как ключевого фактора развития казахстанского общества и государства в сознании немалой части населения республики.

Следует отметить, что в определенной степени данное обстоятельство обусловлено не только сложившейся практикой функционирования политико-властной системы республики, но и официальными подходами к концептуальным основам национальных интересов Казахстана.

Во-первых, как уже отмечалось выше, здесь четко выражен примат государства над личностью и обществом. Соответственно у многих граждан и институтов гражданского общества фактически нет восприятия национальных интересов как своих собственных.

Во-вторых, официальное рассмотрение национальных интересов в рамках обеспечения национальной безопасности страны заметно сужает их идейно-ценностный потенциал. В связи с этим представляется целесообразным подходить к определению понятия и сущности национальных интересов в контексте основной парадигмы национального развития Казахстана, которую, правда, тоже еще только предстоит обозначить.

В-третьих, из приведенной выше официальной формулировки не ясно, какие из национальных интересов являются краткосрочными, среднесрочными и долгосрочными.

Таким образом, казахстанскому обществу, его институтам и отдельным гражданам по сути дела еще только предстоит осмыслить, а может быть даже и самим определить действительное содержание и значимость национальных интересов. Главное только, чтобы они отражали все многообразие участников общественных отношений в республике, включая государство, различные социальные группы, институты гражданского общества, бизнес-сообщество и т.д., и были своего рода стержнем специфических интересов каждого из них.

Использованные источники:

 

1. Национальные интересы // «Политология. Энциклопедический словарь» / Общ. ред. и сост. Ю.И Аверьянов. - М.: Издательство Московского коммерческого университета, 1993. - С. 208.

2. Национальные интересы // «Мир словарей - Коллекция словарей и энциклопедий» (http://www.mirslovarei.com).

3. Национальные интересы // «Википедия - свободная энциклопедия» (http://ru.wikipedia.org).

4. Моргентау Г. Международная политика // Антология мировой политической мысли: В 5 т. / Под ред. Семигина Г.Ю. - М.: Мысль, 1997. - Т.2: Зарубежная политическая мысль. XX в. - С. 504.

5. Национальные интересы // «Мир словарей - Коллекция словарей и энциклопедий» (http://www.mirslovarei.com).

6. Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24) // Веб-сайт Института стратегической стабильности (http://www.iss-atom.ru).

7. Закон Республики Казахстан от 26 июня 1998 года № 233-I «О национальной безопасности Республики Казахстан» // Юридический справочник «Законодательство».

8. Послание Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева народу Казахстана «Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» (Астана, 10 октября 1997 г.) // Официальный сайт Президента Республики Казахстан (http://www.akorda.kz).


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение