Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Экономическое присутствие Китая в Кыргызстане

08.06.2009

Автор:

Теги:
05.06.2009
Автор: В.Парамонов, А.Строков, О.Столповский
 Экономические связи КитайскойНародной Республики (КНР) с Кыргызской Республикой (КР) сталиразвиваться сразу же после распада СССР и установления 5 января 1992года между двумя странами дипломатических отношений. При этом китайскоеэкономическое проникновение в Кыргызстан с самого начала былососредоточено преимущественно на торговой сфере. Вплоть до 2004 годавключительно объемы поставок из КНР в КР находились лишь в пределах26-100 млн. долларов в год (а сам товарооборот - 30-125 млн. долларов),но в дальнейшем масштабы китайского торгового присутствия стали растиболее стремительно. Так в период 2004-2008 годов двустороннийтоварооборот увеличился примерно в 12 раз. По результатам 2007 годатоварооборот между Китаем и Кыргызстаном увеличился на 30% по сравнениюс предыдущим годом и составил около 984 млн. долларов (порядка 27,7%кыргызского товарооборота). Объемы поставок из КР в КНР достигли 182млн. долларов (около 17,5% экспорта Кыргызстана), а объемы поставок изКитая - 802 млн. долларов (около 29,3% импорта Кыргызстана). В 2007году поставки из Кыргызстана в Китай включали в основном отходы черныхи цветных металлов (порядка 61%) и текстильное сырье (преимущественнокожевенное и шерсть - около 30%). В свою очередь, ассортимент поставокиз КНР включал продовольствие и прочие товары широкого потребления(примерно 72%), химическую продукцию (около 10%), машины и оборудование(около 4%).
Всвою очередь, по итогам 2008 года товарооборот между Китаем иКыргызстаном увеличился на 47,6% по сравнению с предыдущим годом исоставил около 14 млрд. долларов (порядка 27% кыргызского и 0,05%китайского товарооборота). Объемы кыргызских поставок достигли 267 млн.долларов (около 14,9% экспорта Кыргызстана, 0,02% импорта Китая), аобъемы поставок из Китая составили чуть менее 1,2 млрд. долларов (около33% импорта Кыргызстана, 0,08% китайского экспорта). В 2008 годуструктура кыргызско-китайской торговли существенно не изменилась посравнению с предыдущим годом.
Расхожденияв статистике и т.н. челночная торговля. Официальная статистикаКыргызстана, как правило, практически не учитывает объемы т.н.челночной торговли с Китаем. В частности, по китайским оценкам, запериод 2003-2008 годов показатели реальных объемов двустороннеготоварооборота в среднем на 184% были выше показателей, приведенных вкыргызских источниках. Причем в отдельные годы данные китайской икыргызской статистики отличались даже в несколько раз. В частности, за2008 год статистические данные отличаются примерно в 4 раза. По всейвидимости, значительная часть товаров, поступающих из КНР в КР ипредназначенных для транзита и последующей продажи в третьи страны,засчитывается статистическими органами Китая в китайско-кыргызскийтоварооборот. Скорее всего, этим и объясняется столь аномально высокоерасхождение в данных кыргызской и китайской статистики. На эту мысльнаводит такой на первый взгляд парадоксальный факт, что в 2008 годуобъем внешнеторгового оборота Кыргызстана примерно на 1,6 млрд.долларов (т.е. на 40%) превысил Валовой внутренний продукт даннойстраны, о чем заявил в конце декабря 2008 года министр экономическогоразвития и торговли Кыргызстана А.Жапаров.
Ихотя объемы поставок товаров из КНР в КР сами по себе невелики, однакоКитай рассматривает республику не столько как рынок сбыта своейпродукции, сколько в качестве стратегического плацдарма для торговойэкспансии в Центральную Азию и на постсоветское пространство в целом.Кыргызстан, в свою очередь, не только насыщает свой рынок дешевойкитайской продукцией, но и имеет дополнительную прибыль за счет еереэкспорта в остальные страны Центральной Азии (главным образом, вУзбекистан) и даже ряд областей России. Данную прибыль оценить сложно,однако, по мнению некоторых экспертов, реэкспорт приносит Кыргызстануне менее 250 млн. долларов в год, что примерно сопоставимо с размеромгосбюджета республики. Значение Кыргызстана как гигантской перевалочнойбазы для китайских товаров широкого потребления особо возросло в первомдесятилетии XXI века, когда обе страны стали членами ВТО (Кыргызстан -с 1998 года и Китай - с 2001 года). После этого китайская продукциястала поступать на территорию КР в прогрессирующих масштабах ипрактически беспрепятственно. К середине первого десятилетия XXI века вКыргызстане прочно закрепились многочисленные торговые компании из КНР,которые, наладив тесные связи с местным «челночным бизнесом»,поставляют дешевые товары широкого потребления в остальные страныЦентральной Азии, а также в Россию и ряд других постсоветскихгосударств. В то же время, собственно проектно-инвестиционнаяактивность Китая и китайских компаний в Кыргызстане в целом пока невелика. По имеющимся данным, по состоянию на конец 2008 года, объемыкитайских кредитов и инвестиций в Кыргызстане составляли от 167,5 до177,5 млн. долларов. Помимо этого, известно, что Китай приобрел вКыргызстане активов на общую сумму как минимум в 11 млн. долларов. Из208 китайско-кыргызских совместных предприятий, зарегистрированных вКыргызстане по состоянию на начало 2008 года, большая часть приходитсяна сферу торговли. И хотя в последние годы отмечается определенный ростинтереса КНР к гидроэнергетике и добыче минеральных ресурсов в КР,присутствие в этих секторах китайского бизнеса пока все ещенезначительно.
Проекты вэлектроэнергетической отрасли
 Кыргызстанобладает огромным гидроэнергетическим потенциалом, который составляетпорядка 142,5 млрд. кВт/ч в год, хотя реальное производствоэлектроэнергии - всего лишь около 10 млрд. кВт/ч в год. Причем даже всоветское время данный потенциал использовался менее чем на 10%.Учитывая это, объективно, что по мере роста промышленного производствав приграничном с Кыргызстаном СУАР, Китай проявлял определеннуюзаинтересованность к вопросам строительства гидроэлектростанций (ГЭС) ипоставок электроэнергии из КР. Тем не менее, проектная активность Китаяв гидроэнергетической отрасли Кыргызстана пока не выходит за рамкиобсуждений «планов на будущее», а среди наиболее перспективных проектоввыделяется лишь проект по строительству ГЭС на реке Нарын. Однакособытия весны 2005 года в Кыргызстане, которые привели к смене власти встране, нарушили эти планы и договоренности были аннулированы. Спустянекоторое время после прихода к власти в КР К.Бакиева стороны все жевернулись к обсуждению вопросов сотрудничества в гидроэнергетическойотрасли, хотя в практическую плоскость эти намерения пока так и неперешли. При этом Китай демонстрирует и неготовность к участию в болеекрупных гидроэнергетических проектах на территории Кыргызстана, вчастности по строительству Камбаратинских ГЭС. Во-первых, реализацияданных проектов длительное время находится в плоскости обсужденияпреимущественно между Бишкеком и Москвой. Во-вторых, у Пекинаприсутствует четкое понимание целого ряда негативных последствий врезультате непродуманного строительства этих ГЭС, что обуславливаетсяналичием сложных противоречий (в первую очередь в отношениииспользования водостока трансграничных рек) между Кыргызстаном с однойстороны, Узбекистаном и Казахстаном - с другой. В-третьих, проектыявляются крайне затратными и малоприбыльными в краткосрочнойперспективе. В-четвертых, вне зависимости от того, будет ли участвоватьв строительстве этих ГЭС китайский капитал, именно СУАР КНР будетоставаться наиболее близким рынком для сбыта электроэнергии из КР. Ипоэтому, в-пятых, на данном этапе Китаю объективно выгоднее показанимать в целом выжидательную позицию.
 Проекты в горнодобывающей отрасли
 Впоследние год-два Китай стал проявлять растущий интерес и кминерально-сырьевым ресурсам Кыргызстана, в первую очередь кместорождениям цветных металлов.
Освоение полиметаллического месторождения «Куру-Тегерек» (южная часть Кыргызстана).
Планы по освоению золотоносного месторождения «Иштамберды» (южная часть Кыргызстана).
 Проекты в угольной отрасли
 ПрисутствиеКитая в угольной отрасли Кыргызстана обозначилось еще в 2006 году.Однако, учитывая незначительные объемы разведанных запасов угля в КР,масштабы китайского интереса к данной отрасли не велики. Пока вугольной отрасли Кыргызстана реально осуществляется единичный проект сучастием китайского капитала - добыча угля на территории Ошской области.
 Проекты в нефтегазовой отрасли
ВКыргызстане пока не обнаружено промышленных запасов нефти и газа.Разведанные запасы нефти в КР составляют всего лишь около 6,3 млн.тонн, а газа - порядка 6 млрд. кубических метров.  При этом, вКыргызстане добывается примерно 70-90 тыс. тонн нефти в год,  а объемыдобычи газа крайне незначительны и, по некоторым оценкам, не превышают25 млн. кубических метров в год. Учитывая все это, интерес КНР кнефтегазовой отрасли КР незначителен по сравнению с интересом кнефтегазовым отраслям тех стран Центральной Азии, которые обладаютпромышленными запасами углеводородов: Казахстан, Туркменистан иУзбекистан. В то же время, в условиях имевших место до осени 2008 годавысоких цен на энергоресурсы, китайский бизнес предпринимал попыткизакрепиться и в этой отрасли кыргызской экономики. Учитывая же характерразвития мирового финансово-экономического кризиса, можно с высокойдолей вероятности предположить, что, по крайней мере, в краткосрочнойперспективе интерес КНР к нефтегазовой отрасли КР будет оставатьсядостаточно низким. На сегодняшний день известно лишь о планах по добычинефти и газа в Баткенской области.
 Проекты в транспортной отрасли
 Сучетом важности для КНР транзитных возможностей КР, Китай всегдапроявлял интерес к развитию транспортной инфраструктуры республики.Главным образом это предопределялось необходимостью обеспечениярастущих объемов торговых потоков из СУАР КНР в кыргызском направлении.После распада СССР наиболее интенсивно стало развиваться автомобильноесообщение. Это выразилось в открытии многочисленных автомобильныхмаршрутов через китайско-кыргызскую границу. В результате междуКыргызстаном и Китаем стало функционировать более 20 автомобильныхмаршрутов, а автомобильное сообщение осуществляется по двумнаправлениям: Кашгар (СУАР КНР) - Бишкек (северная часть Кыргызстана) иКашгар - Ош (южная часть Кыргызстана). Кроме того, под китайскоефинансирование реализуется и ряд проектов по поставкам в КРтранспортной техники. Наиболее крупным транспортным проектом, которыйдо сих пор еще находится на стадии планирования и пока не началреализовываться, является строительство стратегической железнодорожноймагистрали «Китай (СУАР)-Кыргызстан-Узбекистан».
 Проектыв отрасли строительных материалов
 Устойчивыйспрос на стройматериалы, вызванный имевшим место до мировогофинансово-экономического кризиса интенсивными строительными работамикак в Кыргызстане, так и в соседних с республикой государствах, впервую очередь в Казахстане, обусловил определенный интерес китайскихинвесторов к отрасли производства строительных материалов:Строительство Кызыл-Кийского цементного завода (Ошская область, южнаячасть Кыргызстана); Планы по строительству цементного и кирпичногозаводов в Таласской области (западная часть Кыргызстана).
 Проекты в отрасли легкой промышленности
 Вотрасли легкой промышленности Кыргызстана активность китайских компанийневелика и на начало 2009 года ограничивалась лишь одним проектом,который, однако, когда-то имел немаловажное значение для КР.
 Строительствоцеллюлозно-бумажной фабрики в г.Токмаке (северная часть Кыргызстана).Проект был осуществлен в период 2000-2002 годов китайской компаниейComplant за счет займа правительства Китая в размере 7,4 млн. долларови кредита ЭКСИМ-банка КНР в размере 14,7 млн. долларов. Пуск фабрикисостоялся в 2002 году, однако спустя 3 года данное предприятиеобанкротилось.
Проекты в машиностроительной отрасли
 Производственныепроекты собственно в машиностроительной отрасли, ввиду отсутствия вКыргызстане достаточных мощностей данного профиля, пока носят единичныйхарактер. В этой связи наиболее перспективными все же являются«проекты» по поставкам техники из КНР в КР.
 Техническая помощь
 ПравительствоКНР достаточно часто предоставляет гранты на решение различного родаважных для КР задач. Гранты на развитие инфраструктуры КР.Правительство КНР предоставило КР ряд грантов на развитиесельскохозяйственной инфраструктуры, строительство школ и больниц.Общая сумма данных грантов оценивается в 9,1 млн. долларов.
Грантна финансирование саммита ШОС. В 2007 году правительство КНРпредоставило Кыргызстану грант в 7,4 млн. долларов на организацию вэтом же году саммита ШОС в г.Бишкеке.
* * *
В целом, за рамкамиторговой сферы экономическое присутствие Китая в Кыргызстане пока всееще незначительно. Хотя КР уже играет важную для КНР роль транзитеракитайской продукции, в то же время малые масштабы именнопроектно-инвестиционной активности Китая в Кыргызстане свидетельствуюто том, что данная центральноазиатская страна все еще не представляетдля Пекина особого экономического интереса. С одной стороны, этоопределяется самим размером кыргызской экономики, фактическимотсутствием промышленности и запасов стратегически важных для КНРуглеводородных ресурсов, а также чрезвычайно сложнойсоциально-экономической и внутриполитической ситуацией в КР. С другойстороны, теоретически, рост интереса Китая к Кыргызстану мог бы бытьсвязан с масштабными проектами в гидроэнергетической и горнодобывающейотраслях, а также транспортно-коммуникационной сфере. Однако напрактике существует ряд обстоятельств, значительно снижающихвероятность реализации крупных проектов в Кыргызстане по обозначеннымвыше направлениям. Во-первых, тот же гидроэнергетический потенциалКыргызстана, несмотря на всю свою привлекательность для Китая (а точнеедля приграничного СУАР КНР), вряд ли будет задействован в ближайшеевремя. Сегодня вокруг планов Кыргызстана по возведению новыхгидроэнергетических мощностей складывается весьма непростая ситуация,грозящая осложнением отношений Кыргызстана, прежде всего, сУзбекистаном, а также, возможно, и с Казахстаном. Ташкент и Астанасчитают, что намечаемое Бишкеком строительство Камбаратинской ГЭС какминимум нарушит водный баланс региона, нанесет большой ущерб экологии иих аграрному сектору. Особенно жесткую позицию в данном плане занимаетУзбекистан, являющийся крупнейшим потребителем водных ресурсовСырдарьи, формирование которых происходит на территории Кыргызстана. Витоге, водно-энергетический вопрос, как представляется, вряд ли будетрешен в кратко- и среднесрочной перспективе. Учитывая это, Китай,скорее всего, не станет форсировать свое участие в крупныхгидроэнергетических проектах в Кыргызстане. Во-вторых, горнодобывающаяотрасль Кыргызстана теоретически также могла бы представлятьзначительный экономический интерес для Китая. Однако на практике Бишкекпока проявляет осторожность в отношении масштабного допуска китайскихкомпаний к своим минеральным ресурсам. По всей вероятности, Кыргызстансправедливо опасается окончательного поглощения Китаем своей, по сути,крошечной национальной экономики и, скорее всего, именно по этойпричине не проявляет особого энтузиазма к предложениям в обмен накитайские инвестиции и кредиты предоставить КНР беспрепятственныйдоступ к стратегическим месторождениям драгоценных и цветных металлов вКР. В-третьих, безусловно, что Кыргызстан потенциально может занятьдостаточно важное место в продвигаемой Китаем схеме сухопутныхевразийских коммуникаций, в частности в рамках того же транспортногомоста «Китай - Центральная Азия - Европа / Средний и Ближний Восток».Однако перспективы подобного международного сотрудничествапредставляются все еще неясными. Это связано с сохраняющейся ярковыраженной фрагментацией экономического, транспортного и таможенногопространства Центральной Азии, что определяет высокие издержкиперевозок при пересечении центральноазиатского региона. В частности,это делает экономически невыгодным (по крайней мере, сегодня)строительство все той же стратегически важной железнодорожноймагистрали из Китая в Кыргызстан. Тем более что, по оценкам китайскихспециалистов, данная магистраль будет стоить очень дорого (около 2млрд. долларов), учитывая то, что ее придется прокладывать повысокогорной местности с наивысшей точкой около 3500 метров над уровнемморя.
В результате, в условиях мировогофинансово-экономического кризиса реализация крупных экономическихпроектов КНР в КР представляется маловероятной. Тем более, что и самомуКитаю в ближайшие годы будет необходимо сконцентрироваться на вопросахнейтрализации последствий кризиса внутри страны. В этой связи, можнопредположить, что в краткосрочной перспективе масштабы экономическогоприсутствия Китая в Кыргызстане останутся примерно на нынешнем уровнеи, скорее всего, не будут существенно выходить за рамки торговой сферыи предоставления кредитов на те или иные небольшие, хотя, возможно, исоциально-значимые проекты. При этом, есть все основания полагать, чтопо мере преодоления мирового финансово-экономического кризиса, а такжев случае интенсификации экономического сотрудничества в самойЦентральной Азии и урегулирования жизненно важного для регионаводно-энергетического вопроса, процесс экономического проникновенияКитая в Кыргызстан только интенсифицируется.
http://www.easttime.ru/analitic/3/8/664.html

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение