Россия, Москва

info@ia-centr.ru

История в постсоветских странах используется как мощный идеологический инструмент

03.06.2009

Автор:

Теги:

Интервью Алексея Власова информационному порталу "Вестник Кавказа".

********************************************************************************

 

Алексей Викторович, в четверг ИАЦ и Вестник Кавказа провел экспертный семинар, посвященный проблемам изучения истории Российской Империи, Советского Союза в странах постсоветского пространства. Одной из работ, обсуждалавшихся в ходе этого мероприятия, была монография  -  "На изломе. Алаш".  Вы ей дали очень высокую оценку. Если можно, поясните с чем связан такой интерес к изучению истории России  в  постсоветских странах, и почему именно Казахстан стал центральной темой обсуждения? Общеизвестно, что Украина, республики Южного Кавказа дают более горячий и актуальный материал для размышления?

Необходимо отметить, что этот экспертный семинар является своеобразным превью к  встрече, в более широком формате, проведение которой намечено на 7-8 июня в Будапеште, где я буду  также присутствовать и выступать с расширенным вариантом этого доклада.

Тема россиеведения в постсоветских странах интересна не только для россйиских специалистов, ученых из стран СНГ, но и для наших коллег из Восточной Европы.
Казахcтан, действительно, был в центре внимания на нашем семинаре, и дело вовсе не в специфике нашего Центра, который теперь имеет формат российско-казахстанского проекта. На мой взгляд, те проблемы, которые существуют в изучении нашей общей истории, наиболее рельефно  прослеживаются  не на примере Украины или Грузии, где этот вопрос носит абсолютно политизированный характер, а в Казахстане и Азербайджане, где государственная власть старается выдержать более взвешенную линию в отношении контроля над исторической наукой. Здесь "политизированность" проблемы не столь очевидна. Очень многое зависит от личной позиции ученого. Казахстанский материал позволяет соблюсти чистоту эксперимента, проследить наиболее глубокие, корневые проблемы, имеющие отношение к изучению нашей общей истории.
Как мне кажется, в этом отношении семинар действительно удался. Позиция наших коллег из других стран (Молдова, Латвия), которые также в нем принимали участие, говорит о том, что казахстанский и азербайджанский опыт для них достаточно интересен.


По вашему мнению, насколько объективно в Казахстане, Азербайджане подходят к изучению нашей общей истории. Какие аспекты вызывают наибольший интерес у исследователей?


Этот вопрос лучше адресовать представителям национальных исторических школ. Моя оценка, как российского историка, будет не до конца объективной.

Возьмем Казахстан. На бытовом уровне особый интерес вызывают такие неоднозначные события, как голод 1932-33 гг., проблемы колониального прошлого Казахстана,  подавления, как пишут некоторые казахстанские историки, национальной культуры, языка, обычаев, традиций казахов в рамках советской системы. Проводится параллель между столыпинской аграрной реформой и коллективизацией начала 30-х гг., даже есть такие сравнения.
Ни для кого не секрет, что казахстанские учебники по истории подвергались очень жесткой критике внутри самого Казахстана. Многие содержательные моменты научное сообщество совершенно очевидно не устраивали. Поэтому появление достаточно объективных, научно-обоснованных и самое главное написанных с большим профессионализмом трудов, как книга "На изломе", это  возможность показать российской научной общественности, что  все рассуждения о том, что в Казахстане существует только одна - антироссийская позиция, необоснованы. Автор - российский историк, но прекрасно понимает реалии РК. Проблема  взаимоотношений между Русскими и казахами, центром империи и окраинами трактуется не только в русле разговоров о колониальной политике царского и советского режимов.
Настоящие специалисты разговаривают на одном языке, языке объективных исторических фактов. Вопрос в  и их интерпретациях, но тут уже можно рассуждать и спорить. В конечном счете это научная, а не политическая дискуссия.


К сожалению, из-за ограниченности ресурсной базы мы не смогли пригласить тех казахских авторов, кто принимал участие в разаботке материлов по истории движения Алаш. Но в сентябре мы хотим провести большую конференцию по истории Казахстана в контексте нашей общей, россиской и советской, истории. Думаю, что тогда мы сможем закрепить этот позитивный тренд спокойного и взвешенного обсуждения.

Алексей Викторович, нельзя избежать вопроса об изучении истории России в других регионах, в частности на Южном Кавказе. Если не брать Грузию и остановится на Армении и Азербайджане, то как вам кажется, насколько объективно походят в этих станах к изучению нашего общего прошлого?

Насколько я понимаю, традиции исторических школ эти стран близки. Эта схожесть определяется тем, что выпячивания негативной роли "колониального фактора" в истории этих государств практически нет. Присутствует, на мой взгляд, больше объективности и понимания той позитивной роли, которую сыграла Российское государство в жизни этих народов.  Есть какие-то определенные моменты, связанные с традиционной проблемой ограничений в развитии национального языка и культуры, но акцентирования негативных моментов, связанных с "русским фактором на Кавказе" - этого все-таки нет. Правда, в начале 90-х гг. были перецендеты, но сейчас необоснованный негатив уже вышел из моды..
Другое дело, что вопрос национальной политики освещен излишне эмоциально, в ущерб взвешенной оценке. Но это уже предмет для научной дискуссии.

Алексей Викторович, как вы считаете, возможно ли сближение позиций историков из разных стран, создание общего исторического пространства.



Сейчас, наверно, нет. Мы не можем пока договориться с украинскими историками. С Казахстаном, Киргизией и Белоруссией, я думаю, что да - возможно. Такого рода исследования ведутся уже сейчас.
Но история используется как мощный идеологический инструмент, что тоже нельзя не забывать. Получается, что многое зависит от позиции политических элит. Перспективы есть, но насколько они будут востребованы, насколько власти  это надо,  вопрос оставим открытым.
Но, как я уже отмечал, методически, мы еще существуем в рамках общей исторической школы.
Что же касается проблем истории Казахстана, то мы последовательно презентуем в Москве основные работы наиболее крупных казахстанских историков, этнологов. Мы должны знать работы своих коллег. В этом большую роль играет и казахстанская диаспора. Я думаю, что нужно выходить на уровень проведения совместных школ с участием российских, казахстанских, азербайджанских историков.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение