Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ. Украинская повестка России (социо-гуманитарный аспект).

31.05.2009

Автор:

Теги:

ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ.

Украинская повестка России (социо-гуманитарный аспект).

 

Первая версия этого доклада была опубликована нашим центром в марте 2009 года. С тех пор политический контекст двусторонних отношений кардинально не изменился и наши тезисы не теряют своей актуальности. В новую версию вошли некоторые дополнения, высказанные ученными на конференции в Институте экономики РАН 30 марта, политологами в ходе круглых столов ИАЦ МГУ и информационного агентства УНИАН, а также ряд замечаний по существу, высказанных нашими партнерами и коллегами.

 

 

Наша позиция базируется на следующих ключевых положениях. Мы исходим из предопределенности, в ближайшие десять-пятнадцать лет, более глубокого разграничения пространства между Россией и Европой. В какой форме оно произойдет не известно. Наиболее мягкий вариант может быть похож на сегодняшний набор барьеров: визы, таможенные тарифы, средней жесткости границы зон геостратегической безопасности, при этом почти свободное перемещение капиталов, туристов, а также, по соответствующим ужесточенным правилам, трудовых ресурсов.

Очевидно, что межа пройдет по всей той проблематике, которая составляет повестку отношений России-Украины, а также шире, составляя вопросы геополитики в треугольнике Россия-Украина-Запад. В какой форме удастся сохранить Украину союзником, дружеским к России государством, будет зависеть от активности и эффективности российской социальной и гуманитарной политики на украинском направлении. Задача неординарная, учитывая не столько необратимость дрейфа Украины в ЕС, а отсутствие комплексных мер по продвижению социо-гуманитарных программ России в украинское пространство. Необходимо вернуть доверие Украины к России.

 

Говоря о текущей ситуации, мы исходим из следующих фактов.

Первый – экономика Украины находится в худшем за последние годы положении, и в сравнении с тяжестью российских проблем терпит крушение.

Второе – это неизбежно отразится на социально-политической ситуации в стране, однако обострившиеся кризисы не вызовут «краха» государственной системы, на что иногда у нас расчитывают.

Третье – Европа «перезагружает» свою политику не только в отношении нынешних украинских властей, но и в целом по отношению к Украине. Появляется временное «окно», когда Россия может предложить западным партнерам рамочные параметры для долгосрочной практики взаимодействия в Украине. Это может не сработать в полной мере, но предложение должно прозвучать.

Четвертое - действия России могут быть направлены на то, что бы доказать украинскому политикуму пользу от проведения конституционных реформ федеративного характера (по примеру Германии), расширяющих самостоятельность областей, а также реформ, подымающих статус русского языка, на государственном уровне фиксируя двуязычие (по примеру Канады).

 

Определение места Украины в российской политике.

 

Проблема в том, что Украина до сих пор отсутствует как самостоятельное направление внешней политики РФ. Украинская тематика лишь включена как конфликтный элемент в «газовую политику» РФ, как отдельный элемент в вопросы безопасности (базирования ЧФ РФ). Также нельзя назвать государственной политикой РФ в отношении Украины дипломатию отдельных лидеров (от Лужкова до Затулина). Они выполняют функцию зондирования общественного мнения, провоцирования элит на диалог и прочее. Хотя отдельно надо признать их значительное влияние на общественное мнение Крыма (опять же это другая, отдельная история, не должная выделяться в самостоятельное измерение из корпуса украинской политики РФ).

 

Поэтому, если мы попытаемся заново определить политику России в отношении данного субъекта, то вероятно должны сочетать два действия. Во-первых, инвентаризировать наши двусторонние отношения, создать и представить долгосрочную стратегию в отношении Украины. Во-вторых, показать каким образом эта политика может быть привязана к более широкому контексту – а именно к европейской политике России. Необходимо показать (доказать), что Россия формирует свой украинский вектор под зонтиком российской европейской парадигмы: именно поэтому в задачи России входит активное наращивание всего спектра российско-украинских связей без ограничения на запад и восток Украины. Будет разумно, если свою политику поддержки и помощи Украине мы свяжем с нашей долгосрочной политикой международной интеграции.

Весьма вероятно, что нас продолжат преследовать неудачи, если мы будем по-прежнему рассматривать Украину как страну рискованных авантюр (даже если они имеют краткосрочный успех). Также мы обманываем себя, если сосредоточимся на необходимости получить себе в Киеве «ставленника» или управляемого лидера. 

Таким образом, в медийном пространстве Украины мы должны объяснить, что не желаем и не имеем необходимости диктовать Украине собственные политические ценности и с пониманием относимся к традициям и социально-психологическим свойствам украинской элиты.

 

В украинском публичном пространстве должна укрепиться мысль, что «к нашей украинской выгоде мы должны развиваться в согласии с РФ, а в некоторых случаях при участии РФ». Москве необходимо сформулировать общие рамки отношений с Украиной в форме меморандума или другого документа, основная мысль которого бы заключалась в следующих тезисах:

-- долгосрочности отношений, нацеленности на стабильность Большой Украины, при фиксации политических и культурных прав русского и русскоязычного населения;

-- отсутствии раздражения от политики Украины в отношении Европы, ее нацеленности на евроинтеграцию, но при четко сформулированных условиях геополитической безопасности России от Запада (постулируется свобода европейского выбора Украины, при известных ограничениях в отношении расширения НАТО);

-- акцентировании российского интереса в сохранении общего пространства гуманитарного и социального развития.

 

Точки реализации механизмов практической политики, направленной на различные социальные слои Украины.

 

А). Поддержка русского языка и общего образовательного пространства в регионах страны.

 

В Украине заметно падение не только школьного уровня русского языка, наблюдается катастрофическое сокращение специалистов в области русской филологии (базовой специальности для многих профессий медийной сферы). Московским вниманием фактически игнорируются региональные вузы Украины. Ставка на регионы оправдана тем, что киевские власти в лице министерства образования, перестали вести диалог со своими  вузами, волюнтаристски навязывая им свои программы и отчетно-методические стандарты. Учитывая сформировавшуюся либеральную практику первого постсоветского десятилетия, даже в традиционно украиноязычных регионах, многие украинские вузы стали испытывать раздражение к Киеву.

 

Следует отметить крайне важный элемент этой работы  – следование и использование российскими вузами норм Болонского процесса, потенциально позволяет оказывать на украинских партнеров более глубокое воздействие, чем в рамках двустороннего межгосударственного образовательного сотрудничества. Иными словами нужно использовать оба варианта сотрудничества.

 

А1. Создание межвузовского диалога российских и украинских региональных вузов (предлагается на площадке РГГУ). Необходим набор публичных и узкопрофильных мер в поддержку российского образовательно-медийного пространства в Украине. Начиная со следующего бюджета РФ необходимо заложить специальные статьи для министерства образования РФ и Академии наук РФ в пользу обеспечения программ изучения и распространения языка, силами российских и украинских специалистов.

 

А2. Должна быть составлена карта грантовой поддержки (список вузов и иных учебных заведений с их реальными ресурсами, проблемами, а также теми специалистами, которые имеют желание и амбиции расширить собственные возможности в преподавании русского язык). Таким образом, финансирование должно носить точечный характер.

 

А3. В целях снижения поводов для конфронтаций, а также, учитывая низкое качество преподавания в украинских вузах украинского языка, разумно рассмотреть возможность поддержки в вузах Украины двуязычных специальностей «русский и украинский языки», для расширения базы специалистов-переводчиков.

 

А4. Обратить внимание на состоянии украинистики в академических институтах РФ (Институт истории РАН). Необходимо рассмотреть вопрос создания ассоциации российских украиноведов, консолидировать их усилия (Институт славяноведения и балканистики РАН). Отдельно продумать и обеспечить набор мероприятий связанных с темой голода в Украине: совместные международные конференции и научные семинары историков СНГ и Европы.

 

 

Б). Работа с общественными силами, региональными властями, мэриями, облсоветами и муниципалитетами.

 

России необходимо поощрять общественные российские организации (НПОНКО) к поиску контактов и налаживанию сотрудничества с украинскими партнерами. Крайне важная часть этой работы – интенсифицировать приграничное сотрудничество в этой плоскости. Поощрять сотрудничество российских и украинских мэрий и муниципалитетов (относится ко всем регионам РФ).

 

Б1. Крупные российские общественные движенияорганизации должны выстраивать или как минимум искать собственные связи в Украине. Необходимо наращивать всю гамму межпартийных связей. Не только по линии членов «Единой России». Все российские конструктивные партии от «Справедливости» до «Правого дела» должны проводить собственные проекты и искать контакты в Украине, причем, совершенно неважно какова внутрироссийская парламентская судьба вышеуказанных и иных российских политических организаций. Нужно обрастать любыми связями.

 

Б2. Стимулировать российские партии на работу с региональными парламентами. В качестве позитивного можно привести пример мартовского голосования Верховного Совета Крыма, «о необходимости активизации сотрудничества с Россией и другими республиками бывшего СССР». Крымские депутаты намерены содействовать вступлению Украины в ЕврАзЭС и ОДКБ. "За" принятие данного документа проголосовали 75 депутатов, 11 - против. В этом направлении необходимо поддержать те инициативы, которые выдвигает спикер Литвин и его окружение.

 

В). Повышение статусного уровня украинской политики России и необходимость создания авторитетной российско-украинской Комиссии по сотрудничеству и взаимодействию.

 

Необходимость создания данного органа вызвана особенностями бюрократического регулирования в России и Украине: отсутствием консенсуса в отношении друг друга внутри политических элит наших стран, отсутствием самой площадки для обсуждения острых тем из двусторонней повестки.

Комиссия должна отчитываться перед парламентами двух государств и на правительственных заседаниях. Комиссия обсуждает конкретные вопросы, совмещающие политическую, экономическую и иную проблематику. Персонально, от нас это должны быть политики и чиновники, выражающие либеральную и демократическую миссию: Анатолий Чубайс, академик Ясин, депутат-бизнесмен Александр Лебедев, с подключением региональных лидеров и других известных общественно активных граждан. В полномочия Комиссии должны быть отнесены формирование межправительственных соглашений по регулированию вопросов взаимодействия.

 

Подводя итог, еще раз обратим внимание, каким бы не был «ответ» России на украинский «вызов», он должен исходить из необходимости выработки целостной стратегии отношений. Москва должна иметь долгосрочный план своей политики и понятные для Киева правила двусторонних отношений с четкой системой критериев позитивного развития, выход за пределы которых подразумевает плохие последствия для мира и согласия внутри Украины.

 

ИАЦ МГУ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение