Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Олег Сюмко. Противопоставление политической истории России и Украины в украинской историографии.

27.05.2009

Автор:

Теги:

Противопоставление политической истории Россиии Украины в украинской историографии.

Сюмко Олег, соискатель МГПУ.

 

 

История наука традиционно тесно связанна с политикой, решает проблемуформирования политических представлений народа, их унификации. ИсториографияУкраины играет значительную роль в политической жизни страны, и активно  популяризируется  в средствах массовой информации. Свободнаядискуссия и испытание временем способны отсеять ложные утверждения испособствовать преодолению существующих политических конфликтов.

 

Национальная историография в Украине, прошла значительный путь с начала XIX века, постепенно обретаяпомимо научных целей еще и идеологические, связанные с постепенной политическойэволюцией украинского народа. Историки Украины играют активную роль вполитической жизни страны и занимаются активной популяризацией своих взглядов всредствах массовой информации. Так, наиболее популярное Интернет издание«Украинская Правда» регулярно печатает исторические  статьи, а ведущий  украинский специалист по Гладомору СтаниславКульчицкий публикуется на сайте всеукраинской газеты «День».  Это популярность исторической науки становитсяболее понятной, если провести параллели с Германией конца XIX века. Мы наблюдаем своеобразный«Культуркампф» Украины, формирование государственности которой значительнозапоздало, а различные регионы страны существовали в разныхкультурно-исторических традициях.

 

Сама украинская историография в этом контексте ковалась какоппозиционная. Оппозиционная официальной российско-советской.  Современные авторы расширяют контекст этого противопоставлениядо цивилизационных масштабов. Специфика украинской историографии, по мнениюОксаны Пахлевской[1],  (несмотря на принадлежность её в значительнойстепени к контексту культуры восточного христианства) — от казацких летописейдо Костомарова и далее до Грушевского, и до оппозиционных советскому режимуученых — именно в том, что она является выломом в российской традиции. Власть вУкраине всегда была властью «чужих», поэтому историография имела, как правило,оппозиционный к власти характер. Кроме того, развиваясь в ХVI—XVII ст. в единомкультурном континиуме с Польшей, украинская культура метаболизировала комплексидей относительно власти, свойственный миру западного христианства. Критическоеотношение к власти, идея «божественной» природы народа и «земной» природывласти, концепция прав человека относительно власти и обязанностей властиотносительно человека — это константы и польской, и украинскойисториографии (а также философской и юридической мысли) со времен Гуманизма досегодняшнего дня, с соответствующими временными корреляциями. Отсюда  с точки зрения Пахлевской конфликтисториографий, но в первую очередь — конфликт различных моделей памяти междуПольшей и Украиной, с одной стороны, и Россией — с другой[2].

 

Основы противопоставления Киевской и Московской Руси были заложеныпрофессором Грушевским, строились они на отсутствии у «Московии» прав на самоназвание «Русь». История украинцев, как этноса, пролонгировалась им  к началу нашей эры, соответственно судьбыдругих восточнославянских народов рассматривались как результат заимствованиякультурных традиций Украины – Руси. Здесь, однако, необходимо отметить критикусо стороны Полонской-Василенко, которая, отдавая должное историческому авторитетуГрушевского,  указывала на то, что он темсамым лишает самостоятельного исторического прошлого народы Белоруссии и России.Сегодня точка зрения Грушевского относительно термина «Русь» получила широкоераспространение.

 

Академик – секретарь Отделения Истории, философии и права НациональнойАкадемии Наук Украины, директор Института украиноведения  им. Крипакевича Я.Д. Исаевич пишет: «…сложилось, так что в русском языке и теперь от слов «Русь» и «Россия» получаетсяодно прилагательное – «русский»,  а слово«Русь» используется не только в его историческом значении, но и каксиноним  современной России.Естественно  так же, что слово древнерусскийи русский воспринимаются как определения одного народа на разных этапах егоразвития, то есть, отличие слов «древнерусский» и «украинский» создаетвпечатление, что речь идёт о разных народах. Вековое неравноправие Украиныдошло до того, что в историографии традиционный статус получила терминология,которая нередко заменяла реальное состояние дел.  Наука здесь должна была не уподобляться бытовойтерминологии, а наоборот стараться его модифицировать. К сожалению, в этомслучае произошло все иначе. Следом за русскими авторами по этому пути пошли также и большинство иностранных (западноевропейские, американские, даже литовские)авторов,  переводя термин источников«Русь» - «русины» как «Russia-Russians», «Russland-Russen», «Russie-Russes» итак далее. Иностранные деятели науки и культуры нередко не могут понять, чтосмена народом самоназвания не означает превращения его в другой народ. Отличиеслов «русский» и «украинский» иногда дезориентируют и самих украинцев, когдаони встречают в исторических документах или в трудах историков слово «Русь» и«русин». Именно по этому, иногда звучат голоса о необходимости вернуться  к историко - этнической терминологии или вхудшем случае  исправить двойноенаименование «Украина-Русь», «украинцы-русины».

 

В продолжение этой точки зрения, нужно добавить, что Москва и современныерусские являются потомками другого этноса мало связанного с «украинцами –славянами». Помимо терминологических основ данного утверждения есть  еще и географические, так как, регионы были отделеныдруг от друга непроходимыми лесами, что препятствовало массовым переселениям «украинцев- русов» в земли будущего Московского государства. Косвеннымподтверждением  различий этносов являетсяненависть к суздальцам, которую испытывали киевляне после смерти Юрия Долгорукого.[3]Проживший большую часть своей жизни за границами Украины историк ИванЛысяк-Рудницкий, имел отличный взгляд на проблему преемственности КиевскойРуси. Он считал, что Московское царство во многих принципиальных чертах(главным образом, по политическому и социальному строю,  а также по культурной атмосфере) кардинальноотличалось от Киевской Руси.  Но, сдругой стороны, некоторые древнерусские черты лучше сохранились  в Московии, нежели в Украине. В политическойсфере, это, например, преемственность династической традиции, значение которойв эти века не следует недооценивать. А в культурной сфере мы не можем отрицать,что на далеком Севере фрагменты киевского эпоса сохранились до наших дней внародной памяти, тогда как в Украине они давно забыты. И древнерусскуюлитературу мы знаем  почти исключительнопо спискам, которые сохранились в московских монастырях. Следовательно, с точкизрения Лысяк-Рудницкого было бы более правильным сказать так: государствоВладимира и Ярослава не было ни «украинским», ни «русским» (московским) всовременном понимании; это было единое восточноевропейское государство периодапатримониальной монархии. Времени, когда еще не существовало национальной дифференциации,как и государство Карла Великого не было ни «немецким», ни «французским».

 

Необходимо отметить начало  диалогамежду историками России и Украины. Действует проект совместнойроссийско-украинской комиссии историков, результатом которого сталиопубликованные в 2007 году «Очерки по российской истории» на украинском языке  авторов М.Н. Данилевского и В.Д. Назарова под редакцией академика РАН Чубарьяна. На проходившей в Москве 3-5 апреля 2008 года конференции «Украина и Россия:история и образ истории», тема существования «общерусской народности» былаодной из основных.   В центре вниманияоказалась не только история как таковая, но и современная историческая памятьукраинского и российского обществ.

 

История наука традиционно тесно связанна с политикой, решает проблемуформирования политических представлений населения, их унификации.Представления, тесно связаны с прошлым, вернее с его интерпретацией и проекциейна будущее. Исключительная роль представлений в процессе познания состоит в том, что с их помощью мысленно воссоздается действительность тогда, когда еёнепосредственное восприятие невозможно. Вместе с понятиями представлениесоставляют одно из условий, обеспечивающих ориентировку вдействительности,  дают основу длярешения теоретических и практических задач. Однако, являясь формой чувственногопознания, представление не проникает в сущность предмета, что значительноувеличивает значение авторитетов в их формировании. Данная гипотеза  объясняет конфликтную сущность историческихвопросов, так как они в ряде случаев способны играть уже не научную, аполитическую роль.

 

Сознательное усиление связи между Польшей и Украиной, абсолютно верноедля западных областей, имеет под собой не столько научную подоплеку, сколькоманипулятивную потому что предопределяет современные политические действия какисторически детерминированные. Не вполне понятно, почему совместноесуществование  в  ХVI—XVII веках оставило больший след, чемнахождение в едином российско-советском государстве с XVII по конец XX века.  Существенным фактором является различиеисторических судеб разных областей современной Украины, утверждение истинноедля Запада страны не вполне применимы для Востока, Центра, Юга.  

 

Использование исторических фактов в целях формирования тех или иныхполитических представлений как инструмента манипуляции, на практике может датьлишь кратковременный эффект, так как, любая манипуляция не рассчитана нарефлексию индивида. Те или иные исторические утверждения, распространяемыми через СМИ, должны будутпережить столкновение с реальностью и победить в конкурентной борьбе различныхточек зрения. Кроме того, историческая дискуссия не может служить основаниемдля политических манипуляций и выводов, хотя бы по причине удаленности от насво времени описываемых событий. В заключении необходимо вспомнить опытГермании, культурная битва Бисмарка завершилась поражением. Ему не удалосьпреодолеть ни религиозных,  нифилологических, ни культурных различий между землями, но это не повлияло на успешность  государства в целом.

                                               

Литература.

1.Лысяк-Рудниций И. Между историей и политикой / И. Лысяк-Рудницкий - СПб.: Летнийсад, 2007. - 636 с. 2.Полонская-Василенко Н. История Украины в 2 т. /Н.Полонская-Василенко - К.: Лыбидь, 2002. - 672 с. 3.Грушевский М.Иллюстрированная история Украины / М. Грушевский - К.: Радуга, 1992. - 524 с. 4.Кара-МурзаС.Г. Власть Манипуляции / С.Г. Кара-Мурза. - М.: Академический Проект,2007. - 384 с. 5. Наконечный Е. П. Украденное имя: Почему русины сталиУкраинцами / Е.П. Наконечный - Львов: Высокий замок, 2001 - 400 с.



[1] Оксана Пахлевская, Римскийуниверситет «Ла Сапьенца», Институт литературы им. Т.Г. Шевченко НАН Украины.

[2] «Против упырей прошлого»:Голодомор и формирование исторической памяти в украинской, польской и русскойкультурах; День; режим  доступа:  http://www.day.kiev.ua/257204

[3] О. Нестайко «великие мифыимперии»;Exlibris;режим доступа:  http://exlibris.org.ua/nestajko/

 

 

Сюмко Олег, соискатель МГПУ.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение