Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Ак Орда погрозила пальцем народу

27.05.2009

Автор:

Теги:
Автор: Алексей МЕДВЕДЕВ
Запрет на чтение книги Рахата Алиева «Крестный тесть» - хитрый ход властей Казахстана, считают российские политологи. Таким образом «Ак орда» желает не столько ограничить распространение секретных сведений, сколько использовать ситуацию как удобный повод для преследования инакомыслия в республике.

Напомним, на прошлой неделе генпрокуратура Казахстана возбудила уголовное дело против Рахата Алиева. Он обвиняется в разглашении государственных секретов в книге «Крестный тесть», нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Одновременно прокуратура предупредила, что граждане Казахстана, которые будут распространять либо читать скандальную книгу, будут привлечены к уголовной ответственности.

Заявление вызвало широкий резонанс в казахстанском и российском обществе. По мнению экспертов, вполне понятен запрет на распространение книги. Но запретить людям читать книгу, которая находится в свободном доступе в Интернете, просто невозможно. Да и сам факт уголовного преследования за чтение ничего, кроме недоумения, не вызывает.

Власть пригрозила пальцем

Подобные заявления не соответствуют Конституции республики, считает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов и предполагает, что данная ситуация серьезно отразится на международном имидже Казахстана: «В Казахстане традиционно есть интерес к воспоминаниям оппозиционных политиков - можно вспомнить резонанс, который был вокруг публикации Мухтара Аблязова. Но заявление Генпрокуратуры Казахстана, во-первых, вряд ли соответствует духу казахстанской Конституции, а во-вторых, для того, чтобы эффективно вести имиджевое продвижение Казахстана, нужно понимать все негативные представления, которые целенаправленно тиражируются отдельными игроками политической элиты».

Отчасти с мнением политолога согласен гендиректор Информационно-аналитического центра МГУ Алексей Власов. Впрочем, он так и не смог поверить в то, что сказанные представителем прокуратуры слова могут превратиться в реальность - ну не может быть такого, чтобы в Казахстане действовали законы более жесткие, чем в России 19 века...

«Формулировка не продумана, - сказал Алексей Власов. - Как проверить, читал человек книгу или нет? А вообще в истории политической цензуры это беспрецедентный ход, потому что даже в России 19 века в основном преследовали за распространение, а не за чтение. Хотя в России были такие цензурные уставы, которые современники называли чугунными. Так что здесь, скорее, вопрос в некой импульсивности реакции со стороны прокурорских работников. С правовой точки зрения, наверное, все-таки будут преследовать людей именно за распространение, а не за чтение книги».

Алексей Власов также предположил, что, скорее всего, цель подобных заявлений - запугать население: «Я полагаю, что власть таким образом решила погрозить пальцем обществу».

Найден новый повод для репрессий

А вот эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов вообще не понимает, каким образом прокуратура Казахстана собирается контролировать процесс чтения книги, особенно в Интернете: «Прокуратура утверждает, что в книге Алиева есть некоторые сюжеты, связанные с секретными сведениями. Действительно, в законодательстве Казахстана есть статьи, посвященные эпизодам, связанным с соблюдением государственной тайны. Но возникает вопрос: если человек знакомится с этой книгой в Интернете, случайно попадает на страницу, которая содержит выдержки из главы, это образует состав преступления или не образует? Он с умыслом пытался приобщиться к этим сведениям, составляющим госсекреты? А дальше он их как-то распространял или нет? То есть момент распространения юридически имеет элемент состава уголовной ответственности, но момент знакомства и чтения ну никак не подпадает под нормы, которые дают основания для уголовного преследования».

По словам Аждара Куртова, если уж сам факт опубликования этих сведений произошел, то с юридической точки зрения прокуратура Казахстана должна была бы обратиться надлежащим образом в международно-правовые организации - в Интерпол или по месту нынешнего пребывания Рахата Алиева - и доказать, что законодательство нарушено. Но до сих пор ничего подобного не произошло.

«Раскрытие госсекретов - серьезное преступление, для любой страны подобного рода аргументы могли бы быть приняты во внимание, - рассказал политолог, - и то, что этого не произошло, все-таки говорит о том, что австрийское правосудие не рассматривает аргументы прокуратуры Казахстана как свидетельства, достаточные для принятия соответствующих мер по ограничению свободы действий Рахата Алиева. А это значит, что, ожегшись на молоке, дуют на воду. Когда нормальный юридический путь не сложился, решили пойти путем ограничения свободы распространения информации локально, на территории Казахстана. Насколько он будет эффективным в условиях глобальной системы распространения информации? Полагаю, что не очень».

Впрочем, по мнению политолога, дело не столько в ограничении доступа к книге, сколько в желании найти очередной повод для преследования инакомыслящих граждан Казахстана: «Интернет довольно сложно поставить под контроль, сложно запретить гражданам выезжать за границу и читать запретную книгу в других странах, где нет норм, обязывающих поступать строго определенным образом, которые есть в Казахстане. Поэтому естественно возникает подозрение в том, что прокуратура преследует какие-то другие цели, например, не ограничить распространение секретных сведений, а использовать эту ситуацию в качестве удобного повода для политических преследований, для преследования инакомыслия».

Обосновал свою мысль политолог довольно убедительно: «Сложно разграничить элементы в составе преступления, доказать умысел и четко определить круг субъектов, которые подпадают под эту ответственность. Слишком много трудностей и непонятных моментов, а значит, и поле для злоупотреблений будет довольно обширным, а это может быть выгодно только определенным кругам».

Кроме того, политолог предупредил, что в свете последних событий очень четко прослеживается возникновение в Казахстане ситуации, когда над значительным числом граждан нависла угроза привлечения их к уголовной ответственности. Это непременно скажется на желании населения общаться с оппозиционными материалами вообще, а не только с книгой Рахата Алиева.

Россия это уже проходила

Между тем все три эксперта сошлись во мнении, что в России подобная ситуация повториться не может, но аргументы у каждого свои. Так, по мнению Михаила Виноградова, в России, безусловно, существует проблема распространения книг, но номинально органы прокуратуры стремятся букву закона не нарушать. «Есть в России и список запрещенных произведений, но под запрет попали книги ярко националистического содержания», - говорит эксперт.

Алексей Власов также уверен, что в России не может случиться того, что сегодня происходит в Казахстане, хотя бы потому, что россиянам любые секреты власти уже «по барабану»: «Население вообще мало читает. Россия этот период прошла в 90-е годы. Сейчас я не знаю, что же такое должно быть написано про любого из ее вождей, чтобы за это кто-то в массовом чтении ухватился». «Кроме того, нужно понимать разницу между читательской аудиторией Казахстана и России, - продолжает эксперт. - В Казахстане все-таки есть люди, которым интересны подобного рода разоблачения и которые выступают как фактор, влияющий на общественное мнение. В России уже давно никакое разоблачение не может вызвать серьезной общественной реакции». Впрочем, политолог не уверен, что книга Рахата Алиева вызвала бы и в Казахстане сколько-нибудь значимый общественный резонанс.

По словам Аждара Куртова, политическая ситуация в России складывается так, что никакие публикации уже не могут повлиять на имидж ведущих политиков. СМИ и Интернет давно не воспринимаются как серьезный инструмент для борьбы против власти. «За годы независимости в России не раз возникала ситуация, когда компромат использовался в СМИ в качестве политической борьбы. Однако никогда это не доходило до той степени странности, как в Казахстане».

По общему мнению экспертов, нынешняя российская власть вряд ли станет действовать столь топорно, как в Казахстане, ограничивая людей в чтении или жестко контролируя Интернет. В России в этом смысле ситуация развивается в другом направлении, что, впрочем, не исключает «нелюбви» власти к оппонентам. Но в Казахстане, видимо, иные контраргументы для борьбы с «нелюбимыми» иссякли, и власти вынуждены были достать примитивную дубину, под которую может угодить буквально каждый.

Республика


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение