Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«БЫТЬ ВЛИЯТЕЛЬНЫМ СЕГОДНЯ - ЗНАЧИТ ИМЕТЬ СВОИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ БИЗНЕСА, НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ»

21.05.2009

Автор:

Теги:


Уверен доктор Анкарского университета Ташансу Тюркер

- Как вы оцениваете современное состояние российско-турецких отношений?

- В российско-турецких отношениях наступил небывалый подъем. Причем это развитие началось с экономической сферы и «снизу». Локомотивом стали обычные люди из обеих стран, а не государство или деятели культуры и науки. Развивающиеся экономические отношения - залог расширения сотрудничества в области культуры, искусства, науки и образования. К сожалению, ни турецкое, ни российское государство, ни ученые, ни культурные организации обеих стран не успевают за высокими темпами развития экономики. Но я уверен, что совместными усилиями деятелей науки и культуры России и Турции мы сможем преодолеть этот разрыв.

- Какую роль в российско-турецких отношениях играет сотрудничество в сфере гуманитарных наук и культуры?

- Это один из самых важных аспектов. Когда мы сравниваем российскую и турецкую гуманитарные науки, мы видим, что преимущество остается за Россией. История востоковедения и тюркологии в России насчитывает не одно столетие, а у нас в Турции славистика и изучение России совсем молодая отрасль науки. Причем оно ограничивается лингвистикой, политологией и экономикой. Моя цель как ученого - расширить спектр изучаемых дисциплин и придать нашим научным исследованиям в этой сфере академический характер. Именно с этой целью я в свое время приехал в Москву учиться в докторантуре. Я придаю очень большое значение дисциплинам, относящимся к изучению России, и считаю, что российские ученые должны поддержать своих турецких коллег в развитии этого важного для нас направления.

- Какие препятствия стоят на пути сотрудничества в научной сфере?

- Во-первых, проблема языка. Со времен холодной войны Турция относилась к так называемому западному блоку. Поэтому у нас английский язык как иностранный был на первом месте. В СССР русский язык использовался как лингва-франка, то есть для научной работы в СССР было достаточно знания только русского языка. Конечно, в последнее время английский в России получает все большее распространение, но, к сожалению, на сегодняшний день употребление его в науке только начинается. В Турции мы тоже только недавно начали готовить кадры со знанием русского языка, но я уверен, что в скором времени мы преодолеем языковой барьер. В связи с этим существует проблема нехватки квалифицированных кадров, то есть специалистов, которые бы хорошо знали язык, культуру, историю обеих стран и могли бы лоббировать интересы друг друга как во внутренней, так и во внешней политике. Во-вторых, разница в бюрократическом устройстве России и Турции порождает определенные трудности для эффективного сотрудничества. Но между нашими странами идет поступательный процесс унификации. Считаю, что с каждым днем будет появляться все больше возможностей для научного сотрудничества. Подчас нам бывает трудно понять друг друга в связи с существованием определенных предубеждений как в Турции по отношению к России, так и в России по отношению к Турции.

- Каких, например?

- До сих пор в России некоторые считают, что развитие российско-турецких отношений опасно для Москвы, поскольку Турция - член НАТО. Последнее время и в мире, и в Турции активно обсуждается вопрос роли НАТО. Эта организация ведь была создана в рамках биполярного мира против СССР. Но что же такое НАТО в XXI веке? Мы живем в многополярном мире, где меняются стратегии геополитического партнерства. Например, Евросоюз - организация, созданная не против кого-то или чего-то, а для более слаженного и продуктивного развития всех его членов. На данном этапе НАТО, с моей точки зрения, превращается именно в такого рода организацию. С другой стороны, в Турции существует предрассудок, что сближение с Россией отрицательно скажется на отношениях с Европой. Я считаю, что Европа как для Турции, так и для России - исторический вектор развития. Именно об этом я говорил недавно на круглом столе в РГГУ. Когда Владимира Путина попросили назвать самую выдающуюся личность в российской истории, он ответил: «Петр I». Не Аксаков, не Александр III..., потому что путь России, ее развитие, и превращение в более свободное и благополучное общество проходит через восприятие европейских ценностей.

О Турции можно сказать то же самое. В России чаще употребляется понятие «модернизация», а не «вестернизация», и по сравнению с Турцией Россия легче преодолела эту проблему. В Турции же во всех политических диспутах мы слышим «вестернизация». Мы должны рассматривать партнерство России и Турции в рамках глобальной политики, оно должно отвечать интересам и чаяниям Европы, Азии, Африки, Тихоокеанского региона.

- Что вы можете сказать по поводу существующего мнения об экспансивном характере политики Турции на Кавказе?

- Для ответа на этот вопрос хочу привести пример грузинского кризиса. Через 36 часов после того, как разразился кризис, я опубликовал на сайте Центра стратегических исследований Евразии статью, где написал о том, что если Грузия намеревается стать сателлитом западного блока, если Запад оказывает ей поддержку, то он должен контролировать Грузию. Миротворческие силы, находившиеся в районе, не могли принять грузинскую агрессию как должное. Именно поэтому в момент кризиса Грузию не поддержали западные страны. Действия России вполне оправданы. И Турция это признает. Да, Турция оказала помощь Грузии. Для чего же? В пику России? Конечно, нет! Помощь оказывалась для того, чтобы в момент этого кризиса как можно меньше пострадали люди. Помощь была оказана школам, была оказана поддержка в формировании полицейских отрядов, реконструкции инфраструктуры. Все это было сделано ради более демократичной, более стабильной Грузии. Посмотрим, как повела себя официальная Анкара в разгар кризиса. Премьер Реджеп Тайип Эрдоган сел в самолет и направился в Москву, где был встречен президентом Медведевым и премьером Путиным. Это свидетельствует, во-первых, о том, что Россия придает большое значение отношениям с Турцией, а во-вторых, о том, что Турция стремилась сделать шаг в направлении разрешения кризиса мирным путем. Сразу турецкая сторона предложила план урегулирования - Кавказскую платформу стабильности и сотрудничества - который был позитивно встречен российской стороной. Таким образом, Турция позиционирует себя в этом регионе как заинтересованная сторона, готовая решать проблемы мирным путем. Можно было слышать мнения о том, что Турция снабжает Грузию оружием или что Турция - член НАТО, поэтому является стратегическим противником России. Мир стремительно меняется, появляется новая геополитическая реальность, которую не все еще осознали. Но, к счастью, таких мнений год от года мы слышим все меньше и меньше, потому что наши страны узнают друг друга заново. Россия и Турция сотрудничают на Кавказе. Например, существует совместный исследовательский проект, посвященный экономике и истории региона, стратегическому партнерству наших стран на Черном море.

- Некоторые эксперты говорят, что Турция, руководствуясь пантюркистскими настроениями, стремится распространить свое влияние на тюркские республики, а кто-то поговаривает и о паносманистских устремлениях. Что вы скажете по этому поводу?

- Это предубеждение. Ученые, оперирующие понятиями времен холодной войны, считают, что Турция - страна, где царствует идеология тюркизма во внутренней политике, пантюркизма и неоосманизма - во внешней. Так рассуждать - значит не знать Турцию. Мустафа Кемаль Ататюрк изменил политическую структуру, привнеся европейскую модель национального государства. Национальное государство не может иметь имперских намерений. Кроме того, Турция стала кандидатом на вступление в Евросоюз, который не приветствует агрессивную внешнюю политику своих членов. Исторически сложилось так, что наша страна имеет общее культурное наследие и связи с Балканами, Кавказом, Средней Азией. Этим обусловлена ее роль в регионе. Но эта роль не подразумевает экспансионистскую и воинственную политику по отношению к странам региона. Турция хорошо понимает реалии современного мира - быть влиятельным теперь не значит держать военный контингент в стране, перекраивать границы или вешать свои флаги, быть влиятельным сегодня значит иметь своих представителей бизнеса, науки и культуры за границей. Турецкие бизнесмены работают не только в России, на Кавказе, в Средней Азии, на Ближнем Востоке, но и в Америке, и в Европе. Это же не значит, что у нас есть экспансионистские намерения в отношении Америки и стран Европы.

Во внешней политике Турции большое значение имеет экономическая линия, а здесь приоритетное значение для нас имеет Россия. Кто-то скажет: «Наши страны воевали столетиями!» Я на это отвечу: «Да, это верная характеристика нашего исторического прошлого. Кто крепче воюет, тот потом и крепче дружит». Ярким примером этому служит Евросоюз. Вспомните войны Германии и Франции и посмотрите на отношения этих стран на современном этапе. Наши страны уже преодолели оставшийся со времен холодной войны психологический барьер в отношениях, чему, в первую очередь, способствовало развивающиеся быстрыми темпами экономическое сотрудничество.

Справка

Доктор Ташансу Тюркер руководит отделом истории управления на факультете политологии Анкарского университета, где сам получил высшее образование. Докторантуру Тюркер окончил в МГУ. Занимался исследовательской деятельностью в Канаде, Европе, Израиле, Египте, Америке. Сейчас исследует проблемы современной российской внешней политики.

Автор: Ольга Мазалова

http://www.vestikavkaza.ru/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение