Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украину с Россией сблизят Сибирь, Марс и кризис

19.05.2009

Автор:

Теги:


Мировой кризис несет в себе и позитивный заряд. Онпозволяет избавиться от старых неоправданных стратегий в политике иэкономике. Он — шанс избавиться от нежизнеспособных игроков во власти ивовлечь в строй тех, кто умеет мыслить нестандартно, приниматьсерьезные управленческие решения. По мнению экспертов, будущиенеобратимые перемены позволят Украине и России найти новыйэкономический порядок и выстроить конструктивные международныеотношения.

Новая реальность без градуса конфронтации

...
Алексей Власов, заместитель декана исторического факультета МГУ

Несмотряна массу всевозможных компетентных мнений и прогнозов, мне так и неудалось ни от кого услышать, что такое, собственно, кризис. И как онвоспринимается с точки зрения его внутреннего содержания. Кризис — этокогда у части населения стало меньше возможностей для реализации своихфинансовых интересов? Кризис — это мощный поток нереализованныхвозможностей или время, когда государство утрачивает ресурс для выходана более высокий уровень организации? Или же кризисом называютэмоционально-психологическое состояние, которое никакими конкретнымиформулами обозначить невозможно? Именно эта неопределенность, по моемумнению, является причиной недоверия народа к всевозможнымсоциологическим исследованиям, проводимым на постсоветскомпространстве. Это не вопрос профессионализма или непрофессионализма. Кпримеру, я очень удивляюсь, когда читаю выводы подобных исследований, вкоторых говорится, что самыми большими оптимистами в СНГ являютсяграждане Азербайджана и Казахстана. Уровень социального оптимизма тамзашкаливает за 90%, и это притом, что Казахстан — первая страна напостсоветском пространстве, которая оказалась в кризисной ситуации ещев 2007 году. Астана и Алма-Ата превратились в большие мертвые стройки,банкиры бегут, министров арестовывают, а население считает, что кризисаособого нет, или, по крайней мере, страна на пороге выхода из него.Кстати, в Казахстане есть четкое разделение понимания власти.Нурсултану Назарбаеву доверяют 90% и 25—30% — премьер-министру КаримуМасимову. На Украине, конечно, принципиально иная ситуация, но, в любомслучае, цифры, которые приводят политологи и социологи, нуждаются всерьезном разъяснении. Плюс нужно учитывать индивидуальную спецификукаждой страны — универсального алгоритма для всех не существует. Потомуговорить, что, к примеру, на Кавказе все — закоренелые оптимисты, а вРоссии и на Украине народ массово переживает из-за кризиса, нельзя. Смоей точки зрения, советский менталитет, по крайней мере, для той частинаселения, которая имела опыт общежития в рамках Советского Союза, ещесохранился. У меня есть подозрение, что молодежь воспринимаетфинансово-экономические проблемы совсем иначе, нежели граждане болеестарших возрастных категорий. Это касается и вопросов всоцисследованиях, касающихся дружественных и враждебных государств.

Многиене совсем понимают, что такое кризис, и воспринимают его линейно: мол,скоро все закончится и наступит возврат к прежней реальности. Самоестрашное, что примерно также считает и большинство политических элит,которые убеждены: нужно всего лишь дождаться какой-то конкретной даты,после чего все вернется в привычное русло. При этом сам кризис четковыраженного временного отрезка не имеет. Экономика и социальная сферакатятся вниз — когда они достигнут определенной точки, просто начнетсяновая реальность. Она будет кардинально отличаться от тех тучных лет,которые с 2003-го по 2008 год переживали Россия, Казахстан и другиесырьевые государства; Украину это меньше касается. Вопрос в том, готовыли политические элиты к этой новой реальности? У меня такое ощущение,что нет. По крайней мере, я знаю, что в Японии, США и Китае естьспециальные институты, которые занимаются разработкой возможныхсценариев послекризисной трансформации общества. На Украине такиханалитических структур нет, политологи занимаются решением каких-токонкретных сиюминутных задач. В России тоже никаких практическихразработок я не видел, или же они не были публично озвучены. Выходит,что четвертое значение слова «кризис» (в переводе с греческого —решение), никто не рассматривает. Лишь говорят, что мыльные пузырилопаются, будет какая-то новая валюта, наступает век слома старойсистемы… Мы по-прежнему надуваем щеки, а в душе надеемся, что проблемарассосется сама собой.

Что касается украинско-российскихотношений, то перезагрузка в них уже давно назрела. Для России — потомучто Украина занимает важнейшее место в системе внешней политики. Ксожалению, не все представители политической элиты это до концаосознали. Те же, кто это уже поняли, стараются перейти от ситуативныхдействий, от реакции на какие-то процессы к системной политике.

Ноконсенсус с украинской элитой мне кажется трудно достижимым, особеннокогда есть люди, которые не соблюдают никаких договоренностей. Нопространство для диалога есть. К примеру, гуманитарная сфера. Сейчасесть совместные исторические, политологические и социологическиекомиссии, которые фактически ничего креативного за годы своей работыпородить не смогли. Многое сделано, но практического результата нет.

Такжепора сформировать общее информационное пространство. Я имею в виду уходот взаимной конфронтационной риторики с обеих сторон. Без сниженияградуса конфронтации мы не добьемся конструктивного диалога.

Инаконец, вопрос движения Украины в Европу. Я уверен, что единственноправильным будет ставить вопрос «в Европу вместе с Россией, а не вместоРоссии».

Право на исторические мифы

...
Игорь Жданов, президент Аналитического центра «Открытая политика»

Помоему мнению, российско-украинские отношения, во всяком случае, сейчас,являются бессистемными, хаотичными и в большей степени рефлексивными.Они нередко носят характер реакции одной стороны на события илизаявления другой, зависят от совершенно конкретных персон, от ихвидения ситуации. Плохо то, что такие отношения не имеют под собойникакой стратегической основы. Я бы предложил некие базовые положения,принятие которых способствовало бы налаживанию именно стратегическиадекватных отношений. Во-первых, российские политические элиты должныосознать, что Украина — суверенное, независимое государство. Нам поражить вместе и дружно. Во-вторых, Украина и Россия — это два оченьблизких друг другу, в том числе в историческом и культурном плане,государства. Но это также разные народы, со своими эстетическимикультурами и пониманием истории. Причем абсолютно логично, что каждыйиз народов расставляет акценты по-своему. Чтобы это было проще понять,приведу пример Индии, где история колониальной зависимости, описанная вместных учебниках, значительно отличается от трактовки, изложенной вбританской литературе. И это вполне естественно. Хотя историческиефакты одни и те же. Если говорить об общей системе взглядов, то каждаястрана имеет право на свои исторические мифы. В нашем случае это тожеимеет место, и так должно быть. Главное, чтобы эти мифы не носилиантироссийский или антиукраинский характер. И в-третьих, нужнопризнать, что Россия и Украина имеют национальные интересы, которыемогут иногда не совпадать. Их нужно уважать и признавать за каждой изстран право на их существование. Если мы примем эти базовые положения,то стратегия наших взаимоотношений не будет зависеть ни от времени, ниот каких-то политических персон.

Я более чем уверен, что набудущих президентских выборах на Украине Россия не будет ставить накакого-то конкретного кандидата, а сумеет наладить с ним диалог уже пофакту его избрания народом Украины.

Что касается вступленияУкраины в НАТО, то думаю, сейчас это обсуждать преждевременно. Вовсяком случае, это не вопрос ближайших пяти-шести лет. Форсироватьданный процесс не хочет практически никто из украинских политиковпервого эшелона. Плюс нужно будет провести референдум по данномувопросу, а как показывает социология, сторонников евроатлантическогоальянса на Украине около 20%. Перспектива приобщения к Евросоюзу ещеболее долгая. Есть прогнозы, что украинцам понадобился на это 15, а тои 20 лет.

Если говорить о кризисе, то хочу сказать, что онпорождает сейчас новые возможности. Мы получили реальный шанс изменитьструктуру экономики, сделать ее более адаптированной к мировой. Ксожалению, серьезных исследований на этот счет я не видел, всеограничиваются лишь разговорами. Но, возможно, сейчас самое времявзяться за проекты, с которыми мы можем выйти на мировую арену, войти вновый экономический порядок. Единственное условие — это соблюдениепаритетных интересов соседствующих стран.

Время забыть о политических «покойниках»

...
Виталий Портников, корреспондент Московского бюро Радио «Свобода», эксперт в сфере отношений стран СНГ

Каждый,кто причастен к функционированию российской и украинской власти,прекрасно знает, что управленческий аппарат сейчас практически неработает. Чиновники ходят на работу, сидят с девяти до шести, что-тоделают в ручном режиме, но никакой стратегической работы или той,которую они проводили до кризиса, не существует. В этой связи явспоминаю о том, что мы видели в конце 80-х — начале 90-х годовпрошлого века. Я сразу же вспоминаю свою стажировку в органе ЦК КПСС —газете «Правда». Там тоже все исправно приходили на службу, писализаметки, но от этой «деятельности» совершенно ничего не менялось и независело. И тем не менее, все исправно эту работу выполняли, даже незамечая, что она в общем-то уже исторически завершена. По большомусчету, та реальность, в которой существовали украинская и российскаяполитические элиты, подходит к концу. Причем утверждать, что эти элитыкаким-то образом способны удержаться в такой новой реальности, было бынепростительной ошибкой. А все по одной простой причине: в течение всехпрошедших лет эти люди занимались исключительно вытеснением изполитических эшелонов власти всех тех, кто способен мыслитьнестандартно, принимать серьезные управленческие решения, хоть каким-тообразом предполагать вариантность развития современного мира и вообщебыть реалистом. Ведь легко стоять у руля, когда на тебя падает золотойдождь из нефтяных, газовых, металлических или каких-либо другихдоходов. Нужно четко понимать, что той управленческой реальности,которая не способна отвечать на кризисные вызовы, очень скоро не будет.Это действительно серьезный шанс для тех, кто был вытеснен за этитучные годы. Однако появятся и новые опасности, причем совершенноразные для России и Украины. Для России — несогласие региональных ифедеральных элит, территориальные вызовы и то, с чем РФ столкнулась в1990-е годы. Для Украины — опасность социальных волнений, появлениярадикальных политических настроений, недоверия общества власти. Этонаверняка потребует принципиально нового подхода. Межгосударственноесотрудничество в такую эпоху должно базироваться на реалиях. Если мыснова начнем строить повестку дня, основываясь на старых символах, тобудем постоянно попадать в ловушки. Нынешним властям, чтобы удержаться,придется сознаться в своих ошибках и просчетах. Ведь, чтобы найти выходиз тупика, нужно осознать, что ты в нем и понять, как ты туда попал.Те, кто не смогут этого сделать, будут вынуждены уйти в небытие. Темболее что подобные прецеденты уже были не однажды, а народ быстрозабывает о тех, кто еще совсем недавно был так называемым любимцемжизни. Для примера можно вспомнить ту часть украинских элит, которыепытались сделать себе карьеру на недоброжелательном отношении к России.Хотя совсем очевидно, что такие взгляды не разделяются большинствомнаселения страны. Потому деятельность подобного рода совершенно невоспринимается как патриотизм и просто обречена на крах.

Совершенноочевидно и то, что политические курсы Украины и России в ближайшие годыизменятся. Самое главное — не ориентироваться на то, что есть сейчас.Это уже завершилось. А мы с вами в том, что есть сейчас, не участвуем,мы не обязаны обслуживать политических «покойников». Обслуживание«живых» политиков, даже если они не правы и существуют во властиисключительно для воровства и потребления ресурса, еще оправданокаким-то прикладным интересом. А таких «живых» не так мало в среднемаппарате власти, к примеру, на уровне начальников управлений.Интересно, что примерно то же мы говорили политической элите в конце1980-х — начале 1990-х. Российские коллеги не дадут соврать: сейчас этоуже бурно обсуждается на всех закрытых встречах и форумах.

У россиян больше оптимизма

...
Евгений Копатько, социолог компании B&R

Мыпровели масштабное социологическое исследование, которое позволилоузнать, что думают о происходящем украинцы и россияне. Как оказалось,жители обеих стран, почувствовав кризис, начали активно экономить.Однако ощутили они проблемы в разной степени, и на ближайшее времявидят несколько различные перспективы.

Совпадения встречаютсякрайне редко, особенно в конкретных наболевших вопросах. К примеру, отом, что их страна находится на пике кризиса говорят 46% украинцев илишь 32% россиян. Пять процентов украинцев считают, что страна начинаетвыходить из кризиса. В России такого мнения придерживаются вдвое большеграждан. Политически стабильной считают ситуацию 3% украинцев и 36%россиян. Как видим, разница большая. А нестабильной — 90% украинцев и31% россиян. Что касается экономической ситуации в стране, на Украинеее положительно оценивают 2%, а в России 5%. Невысоко оценили состояниеэкономики своей страны 88% украинцев и 42% россиян. Как видим, здесьдовольно существенные различия. Что касается кризиса, то по нашимданным, в полной мере его ощутили 67% украинцев и 53% россиян. Неощутили его 5% и 13% соответственно. Итак, примерно вдвое большеграждан в РФ не ощутили экономического кризиса. Однако в некоторыхвопросах мнения населения обеих стран практически совпадают. К примеру,90% украинцев и 84% россиян связывают кризис с повышением цен напродукты питания и услуги, у 49 и 40% соответственно проблемыассоциируются со снижением доходов. При этом 52% украинцев и 43%россиян обеспокоены падением экономики.

В том, что при потереисточника доходов сбережений хватит на год и больше призналось по 3%опрошенных в каждой стране. Однако 50% россиян отметили, что не имеютсбережений. На Украине таких оказалось чуть более 40%. В то же время,пятая часть украинцев сейчас откладывает деньги на случай потериработы. В России этот показатель составляет 13%. В целом, вполнеочевидно, что россияне настроены более оптимистично, хотя кризис тожеощутили. Украинцы же стали больше экономить на продуктах питания имногом другом. Единственное, что выбивается из ряда — это досуг иразвлечения. По данным нашего исследования, в отличие от россиян,украинцы экономят существенно меньше. При этом наши соотечественникиболее склонны к участию в митингах, демонстрациях и акциях протеста. 7%украинцев и 4% россиян ждут помощи со стороны. С тем, что их странавыйдет последней из кризиса, согласны 68% украинцев и 23% россиян. Несогласны с такой перспективой 47% россиян и 13% украинцев.

Такова рефлексия народа на происходящие события.

Кризис — это наш шанс

...
Борис Шмелев, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ

Начнус экономического кризиса. Да, он оказался для России неожиданностью,однако это первый кризис глобальной экономики. К нему, к сожалению, мироказался не готов. И не только в России аналитики много говорили, чтоэтот пузырь скоро может лопнуть, но в большинстве своем политическиедеятели на всех уровнях это отрицали. Никто никогда не говорил (думаю,особо и не делал), что страну нужно подготовить к этому неприятномуявлению. Хотя Путин еще три года назад, в одном из выступлений заявлял,что дал указание вывести наиболее рискованные активы из зарубежныхстран и реализовать в других проектах. Получается, были определенныеподозрения, что кризис может произойти.

Осенью прошлого годаговорилось о том, что Россия — тихая гавань, в которой кризиса никакогонет, и в случае чего сюда пойдут все инвестиции. Одно время даже былозапрещено упоминать слово «кризис». Затем ситуация начала быстроменяться: сначала признали, что кризис есть, потом начали говорить, чтоон глубокий, после чего озвучили мнения, что он затянется на долгийпериод времени. Сейчас экономисты, политологи, социологи, прочиеэксперты дают совершенно разные оценки. Интересно, что единой точкизрения на кризис и возможности выхода из него у них нет.

Опираясьна разработки наших ученых, могу сказать, что кризис в России можетпродлиться еще два-три года. И примерно до 2015 года страна будет всостоянии рецессии, развиваясь в лучшем случае по 2—2,5% в год. Такиепоказатели — практически ничто. Вполне вероятно, что могут проявитьсясоответствующие социальные и политические последствия. Сейчас главнаяпроблема России заключается не в том, чтобы свести к минимумусоциально-политические издержки кризиса, а в том, чтобы, несмотря накризис, создать совершенно новую экономику.

Сейчас США и Китайактивно вкладывают средства в новейшие технологии, проекты, фактическисоздают новую экономику. В этом и значение кризиса. Если проследить всеисторию человечества, станет ясно, что кризис каждый раз поднималорганизацию экономики на какую-то новую ступень. Это известная формулаЭнгельса: человечество не может пить нектар прогресса не иначе как изчерепов убитых. Такова историческая логика развития. Но даже с этойточки зрения задача любой державы выйти из кризиса с принципиальноновой экономической системой.

Во многих постсоветскихгосударствах сейчас наблюдается не прогресс, а даже шаг назад посравнению с тем, что было в годы Страны Советов. Все рассуждения онанотехнологиях зависнут и останутся на словах, если не предпринятьконкретных шагов. Это уже вопрос роли государства, власти. Жизньпоказывает, что либеральная модель развития не позволяет выйти нареструктуризацию. Значит, нужно повышать роль государства, решатьвопрос бюрократии. Плюс ко всему, бизнес в России не национальноориентированный. Крупный занимается своими коммерческими проектами,поэтому решать внутренние проблемы не будет. Средний — слишком слаб. А80% представителей мелкого бизнеса занимаются торговлей, естественно,никаких инновационных разработок от них ждать не стоит. Потому яуверен, что должно усилиться влияние государства, оно должно статьнеким абсолютом, справиться с огромным количеством почтинеуправляемого, жадного, коррумпированного, незаинтересованного ни вкаких изменениях, неквалифицированного бюрократического аппарата. Этоцентральная проблема, с которой столкнулась и страна, и общество. А вотспособно ли общество в лице своей политической элиты данную проблемурешить — это еще вопрос.

Сейчас кризис открывает перед странами,в том числе и Россией большие возможности, но может и похоронить. Всепроисходящее — очень значимо и для международных отношений. Я всегдаговорил, что для России отношения с Украиной гораздо важнее, чем сЕвросоюзом, Соединенными Штатами и даже с Китаем.

Пессимизм вотношениях, полагаю, строится на стремлении политических элит Украиныпопасть в НАТО и построить государственность на противопоставленииРоссии. Это долгоиграющая тема, дающая определенным силам политическиедивиденды, но в целом приносящая лишь негатив. Что касается НАТО, тоРоссии это невыгодно совсем не потому, что, как афишируют, где-то подХарьковом появятся ракетные установки или танковые базы. Дело в том,что как только Украина входит в эту систему геополитической интеграции,Россию вытесняют из Причерноморья, соответственно, с Кавказа,Прикаспия, Балкан и Ближнего Востока. Но у России есть своя концепция.Россия — центр политической силы. Проще говоря, ставится жирный крестна всем ее историческом гигантском проекте. Мне кажется, выход изкризиса должен привести и к существенному изменениюукраинско-российских отношений. Это наш шанс, которого может больше небыть.

Конкуренция за воду и энергоносители усиливается

...
Константин Матвиенко, руководитель корпорации стратегического консалтинга «Гардарика»

Хочуначать с того, что этот кризис не является глобальной финансовойпроблемой. Финансовая экономическая составляющая того, что мы называемкризисом, вступила в активную фазу, когда произошла череда мировыхсобытий, влияющих на функционирование отдельных государств и наций. Всвязи с этим социальное самочувствие и усиливает эту глобальнуюнестабильность. Таким образом, мы имеем дело с маховиком, которыйтолько набирает обороты. Глобальная информационная сеть разрушает итрадиционные этические устои, существовавшие в разных мировых системахвзаимоотношений. И с этой точки зрения мы имеем дело с кризисомцивилизационным. В частности, он касается традиционных товарно-денежныхотношений. Я бы назвал это кризисом традиционного протестантскогокапитализма и его ценностей. На самом деле мы наблюдем ситуацию оченьбыстрой смены потребительских приоритетов народа и прагматизациюинтересов. Это ведет к усилению конкуренции в борьбе за действительнозначимые и важные ресурсы: питьевую воду, минеральные ресурсы,энергоносители. Словом, за все, что сегодня является основойжизнеобеспечения населения любой страны. Меняются и традиционныеценности. Не факт, что электоральная демократия, как традиционнаязападная ценность, будет оставаться столь эффективным механизмомформирования государств и системы власти как таковой.

На базеконкурентной борьбы за ресурсы, которая сейчас наблюдается, возникаютновые межгосударственные союзы и рушатся старые. В свое время Украинауспела попасть в ВТО. Но не исключено, что скоро ВТО уже не будетэффективной системой обеспечения экономических интересов страны.

Политика,которой многие сейчас пытаются придерживаться, мол моя хата с краю, небудет эффективной в любом случае. Из кризиса не получится выбраться водиночку. Для Украины в принципе невозможна изоляция ввиду еегеоэкономического положения. Потому в любом случае придется искатьсоюзников. Казалось, естественным союзником ее является Россия:общеязыковое пространство, остатки общей технологической цепи. Но мы непоймем, какие точки соприкосновения возможны через пять-десять лет,если не будут проведены масштабные культурологические исследованияУкраины и России.

С другой стороны, национальная идентичностьтоже является конкурентным ресурсом в условиях кризиса. Я понимаю, чтоУкраина — вторая по величине страна в мире, где на бытовом уровнеговорят на русском языке. Но пытаться из Москвы тем или иным способомдиктовать, какой язык должен быть государственным — это ошибка.Поскольку фактически русский и украинский языки на Украине являютсяконкурирующими. Расширение сферы одного автоматически ведет куменьшению применения другого. Это вопрос только внутренней политики.

Яуверен, что кризис значительно скажется на приоритетах, в том числепотребительских. Поэтому перед тем, как начинать любые совместныепроекты, например, строительство автобана, нам нужно четко видетьперспективы наших стран.

Давайте дружить культурами

...
Ирина Онищенко, доктор политических наук, профессор Европейского университета

Политологиговорят, что Украина — государство среднего уровня, но что этоозначает? Это значит, что у нас должен быть серьезный, крупный партнер.Это может быть и Россия, и ЕС. Россия, набирающая темпы развития инаходящаяся в системе постоянного поиска своего места в современноммире, для нас очень важна. Если еще 10 лет назад на вопрос: какая вамнужна Украина — вассал или партнер — представители российских элитговорили однозначно: вассал, то сегодня все те, кто смотрят лет напять-десять вперед, отвечают иначе. Русская культура у нас — такая жесоставляющая общества, как и украинская культура. Поэтому я совершенноне согласна с тем, что русский и украинский языки — конкуренты. Этолишь составные части государственности. Ведь сегодня более половинынаселения Украины, согласно социологическим исследованиям,идентифицируют себя как русскоязычное население. В 2001 году таких былооколо 30%, а сейчас, во многом из-за того, что русский язык и культурупритесняют, эти цифры постоянно увеличиваются. Как видим, чем большедавление, тем больше сила противодействия. К примеру, я считаю себяукраинкой, но почему, скажите, за меня вдруг решили, что я не имеюправа смотреть российский телеканал «ОРТ»?

Полагаю, Россиисегодня нужен цивилизационный проект, который предполагал бысотрудничество культур. И в этом смысле на первый план выходятобщественные институты. К примеру, по последним данным, за годынезависимости на Украине работало около сорока тысяч американскихфондов и общественных организаций. А кто может назвать подобную цифру ороссийских фондах и общественных организациях? В то же время количествостипендий, которые получают наши студенты в Турции, исчисляетсясотнями. Число стипендий, получаемых от американских вузов, — тысячи.Как видим, Москва проигрывает Украину. Вот в Турции понимают, чтостуденты, которые возвращаются или не возвращаются домой, это ихфорпост на Украине. Мне кажется, Россия сейчас к этим вопросамотносится не совсем ответственно. В этом смысле мне нравится выражениеКанта: «Поступай так, чтобы максимум своей политической воли быловоплощено законом, приемлемым для твоих политических партнеров».Очевидно, наша с вами задача — осмыслить национальные интересы, чтобывыйти к общим принципам, с которыми могли бы согласиться и украинец, ироссиянин, и европеец.

Россия за Украину не воюет

...
Всеволод Лоскутов, советник-посланник посольства России на Украине

Яне согласен с тем, что приводят цифры по каким-то иностранным проектамна Украине, а Россия не заинтересована и проигрывает американцам.Собственно войну с американцами за Украину мы и не ведем. Украинцыдолжны сами определиться, как устраивать свою жизнь и развиваться. Этоведь крупнейшая часть бывшего Советского Союза, это поставщик элиты.Нужно иметь в виду, что писем из Москвы с указаниями, как себя вести,никто писать не будет. Зачем вообще сравнивать с американцами, укоторых есть свой стиль работы. Они и в России определенные проектыреализуют. Думаю, что в данном случае, желая отдалиться от России,Украина проигрывает сама себе.

И не так мало Россия вкладываетденег для развития сотрудничества. Только по государственной линииежегодно около двухсот украинских студентов учатся в России. Частичноза это платит посольство, частично — Министерство образования. Многиесамостоятельно поступают в вузы России, учатся, занимаются научнойработой в аспирантуре. И подобных проектов достаточно много. Но мы неготовим украинцев для борьбы с кем-то, не стараемся что-либо выигратьили проиграть. Мы сотрудничаем с Украиной на основе соглашений ипонимаем, что у наших стран очень много общего в культуре. Имеяродственников в соседней стране, примерно двадцать миллионов человекежегодно пересекают нашу границу. На самом деле есть немало и россиян,которые стремятся учиться в украинских вузах. Но почему, скажите,украинская элита допускает сокращение кафедр русского языка, русскойфилологии? Вот в Луцке, на Волыни добились, сохранили кафедру, и естьдаже факультет, где готовят специалистов в русского языка и литературы.Они первыми провели конференцию, посвященную Гоголю. Вот яркий примеринициативы людей, которые понимают, что у наших народов много общего ив прошлом, и в настоящем, и в будущем. А высказывания по поводукакой-то борьбы за Украину, сильно напоминают времена «холодной войны»,к которым, я думаю, возвращаться бессмысленно.

Две точки конфликта

...
Захар Виноградов, руководитель представительства РИА «Новости» на Украине

Мычасто собираемся с политологами, социологами, обсуждаем всевозможныевопросы, касающиеся украинско-российских отношений. Я хотел бы озвучитьодну мысль, которую услышал: России давно пора иметь институт изученияУкраины. Как гражданин России, работающий на Украине, я с этимполностью согласен. Потому что, как видим, со временем наши странынастолько далеко уходят друг от друга, что не понимать и не изучатьэтого просто грешно. И обратил бы внимание на то, что практически всеэксперты сходятся во мнении: необходимо строить полноценные,взаимовыгодные отношения с ближайшими соседями. Цифры, которымиподкрепляются такие мнения, более чем впечатляют. Если будетполноценное экономическое сотрудничество, экономика Украины можетвырасти на 25%, России — соответственно на 15%. Я не совсем понимаюмеханизм, как это произойдет, но сама возможность столь существенногороста говорит о многом. А дело лишь в том, чтобы найти точкисоприкосновения, общий язык, научиться вести конструктивный диалог.Ведь есть масса очень важных вопросов и возможностей, которые нельзяупускать. Их нужно обсуждать. Само собой, завтра нам не удастсяизменить настроения российских и украинских элит, но попытатьсяизменить хотя бы себя — все же стоит. С чего-то нужно начинать.

Естьдве принципиальные точки конфликта. Одна из них заключается, казалосьбы, в очевидной истине: Украина — независимое государство, и будеттаким. Это должны четко понять и учитывать при принятии решенийроссийские политические элиты. Когда я приехал на Украину около трехлет назад, в разговорах за рюмкой чая от небезызвестных политиков,политологов, журналистов звучали примерно следующие слова: Захар, тыдолжен понимать, что Украина — часть России. К сожалению, эта мысль исейчас присутствует, может, подсознательно. Уходя от такого отношения ксоседу, мы сразу избавимся от огромного пласта проблем вовзаимоотношениях правящих элит. Равно как и в прессе Украины мы нередковидим, что не совсем правильно и хорошо пишут о России, а в массмедиаРФ наблюдается примерно тоже.

Еще одна проблема — нежелание украинских политических элит понять, что не уйдет Россия из Севастополя.

Многиедругие вопросы — языковой или НАТО — следствие нежелания илинеспособности найти компромисс. Я внимательно отслеживал заявления нынеоппозиционных сил, когда они были у власти и имели большинство вВерховной Раде. Так вот, ни разу вопрос о языке или НАТО не поднимался.

К сожалению, вынужден признать, что у России нет четкогопонимания и четких позиций, что делать, как строить отношения с такимогромным государством, как Украина.

Демократия — это власть закона

...
Владимир Фесенко, руководитель центра прикладных политических исследований «Пента»

Недавнопроводился мониторинг, который выяснил, что знают друг о друге и чтоинтересует россиян и украинцев. Тогда и стало очевидным, что нашинароды геополитически отдаляются друг от друга. Показательно, что поданным исследований, 80% россиян никогда не были на Украине.

Считаю,пора уходить от ложных стереотипов, которые проявляются даже в мненияхлюдей, считающихся экспертами в той или иной области. К примеру,демократия, которую принято считать властью народа. Фактически это несовсем так. Демократия — это власть от имени и по поручению народа.Даже у древних греков демократия не была идеальной формой правления,есть масса нюансов. Демократия — не только конкуренция, прежде всего —это верховенство и власть закона. К сожалению, на Украине такого небыло и нет. За последние годы ситуация только ухудшилась, у настотально коррумпирована судебная система, ее надо выбросить на свалку.Ни одна реформа, предлагаемая разными политическими силами, проблему нерешит.

Сейчас мы столкнулись с кризисом институтов демократии,институтов модерна, которые появились в одноименную эпоху. Но если назападе это вялотекущем формате, то у нас события последних летзначительно ускорили кризисные процессы. Касается это идеологии, партийи государственных институтов. Думаю, что и в России есть кризис этихинститутов, просто он по-другому проявляется. Что касаетсяисследования, о тяготении народа к «сильной руке». Если внимательнееприсмотреться к проблеме, станет ясно, что это отнюдь не тяга кдиктатуре, а усталость нестабильности и стремление к порядку.

Кризисукраинско-российских отношений начался намного раньше, толькопроявлялся в виде тотального недоверия. А после «газовой войны» процессвышел наружу. На мой взгляд, проблема в том, что ни у одной из стороннет четкого понимания, какими должны быть двусторонние отношения. Естьлишь одна сфера, где есть определенное согласие интересов —экономическая. В политической, оборонной и всех остальных сферах, ксожалению, интересы расходятся. И при всем желании равного диалога неполучается. Проблема еще и в том, что в России и на Украине идетпроцесс формирования наций. И векторов может быть очень много, вчастности, может сказаться экономический кризис. И независимо, какая измоделей будет выбрана, нам нужно двигаться вперед, а не зацикливаться,как сейчас, в рудиментах «холодной войны».

Все гуманитарные споры — из-за подлога

Андрей Ермолаев, директор центра социальных исследований «София»

Когдамы говорим о социальной истории, имеем в виду актуальный опытстановления неких общностей. В случае с Украиной сложно понять, какойактуальный опыт имеется в виду, поскольку возникает масса словесных иметодологических метаморфоз. Главная травма всех гуманитарных споров —в неком подлоге. Его суть в том, что распад, а вернее размонтированиеСоветского Союза не было результатом деятельности спецслужб, глупостируководителей. Это был сознательный акт правящих элит, которые приняликонкретное политическое решение о демонтаже утратившей эффективностьсистемы. Поэтому, чтобы разобраться с перспективой, крайне важнопонять, в каком состоянии были общности, которые образовались на руинахсоветской цивилизации. У каждой новой страны была масса своих«заморочек». Может, на примере истории ХХ века мы выйдем к идее общихкорней, поскольку это травма современных Украины и России. Это тотподлог, на основе которого сейчас происходят политические манипуляцииправящих элит. А между тем, они получили огромную собственность.

Втораяпроблема — миф о русской культуре. Я не отрицаю того культурногобогатства и значения, которым обладает Россия. Вопрос в том, являетсяли это культурой современной России? На самом деле золотой век науки,поэзии, политической мысли, которым гордится РФ, исполнен трагизмомкраха прошлой системы и нереализованного русского национальногопроекта. Но пришло время создать новый проект. Я не говорю обукраинском проекте.

Что предложил российский кинематограф кюбилею Гоголя? Разговор о православном наследии Гоголя или новоеиздание мертвых душ? Или просто пересняли Тараса Бульбу?

Трагедияукраинского проекта в том, что элиты, пытаясь легитимизировать своеправо на советское наследие, предлагают свою идеологию обществу,которое получили в управление. К примеру, в экономических проектахмиллионы предпринимателей и бизнесменов просто не видят себя. Потомуодна из самых важных задач — пересмотр подходов к национальномупроектированию.

Нужно двигаться вперед. Отвечая вечный вопрос,что делать, следует не переиздавать очередной раз Пушкина, а лететь наМарс, осваивать Сибирь. Нет более убедительного примера для молодыхнаций, чем материальные мегапроекты, реализация которых возможна лишьсовместными усилиями. Без них сближение стран не выгодно ни бизнесу, ниполитическим элитам.

http://izvestia.com.ua/?/articles/2009/05/14/194745-12
 

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение