Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Форум экспертов Казахстана и России в преддверии 12-го съезда партия «Нур Отан»

14.05.2009

Автор:

Теги:


Автор: Ирина СЕРГЕЕВА

В преддверии 12-го съезда партия «Нур Отан» провела очередной форум экспертов Казахстана и России. Основная тема звучала довольно пафосно - «Казахстанско-российские отношения: новая повестка дня». Однако диалог был не об экономике, а о политике, и, увы, оказался холодным душем для казахстанской власти.

Как выяснилось в ходе дискуссии, даже у экспертов накопилось  немало взаимных претензий к властям обеих стран. Причем  российские эксперты были настроены более критично по отношению к самим себе и своей стране, а не только к казахстанской ситуации. В отличие от них, казахстанские эксперты никак не могли отойти от привычки через каждые два абзаца  цитировать главу государства, восхваляя его политический, экономический, дипломатический гений. Что, естественно, не могло не бросаться в глаза.

Плюс на минус = дружба

Генеральный директор Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов подчеркнул, что с началом кризиса модели развития и Казахстана, и России стали носить «ярко выраженный незавершенный характер».

- Сейчас часто в России стало модным вспоминать покойного советского вождя Юрия Андропова, который в году этак 83-м сказал: мы не знаем страну, в которой мы живем, - заметил эксперт. - В определенном смысле это замечание касается современных российских и казахстанских реалий.

При этом, не без иронии добавил он, актуализация вопросов дальнейшего развития, в первую очередь, в политической сфере, как правило происходит в электоральный период, когда международные организации «начинают предъявлять претензии о несоответствии определенных элементов политических систем России и Казахстана стандартам демократии». Собственно, по мнению Власова, именно этим и объясняется появление таких терминов, как «суверенная демократия» в России, или же «управляемая демократия» в Казахстане. По сути же, это - лишь игра слов, и не более того, своего рода «отложенный разговор о реальном положении вещей».

Сегодняшнее, кризисное состояние двух государств, полагает эксперт, как раз и является хорошей возможностью для подтверждения или опровержения заключения «о построении в Казахстане и России эффективных национальных государств, которые окончательно определились с вектором политического и экономического развития». Вместе с тем, самим странам, и в первую очередь - их лидерам, необходимо решить целый ряд вопросов.

Каково будет их место в посткризисной мировой экономике? Намерены ли они развиваться дальше или же их устраивает роль «бензоколонки для соседей из Евросоюза, более развитых технологически? Будет ли дана свобода действий гражданскому обществу? И, главное, сможет ли это общество стать самодостаточным, «разрезав пуповину, которая до сих пор соединяет его с государственными институтами, или государственная корпоративная система будет по-прежнему контролировать ростки общественной самодеятельности?

Лично Власов, по его же признанию, не может себе представить, что Казахстан и Россия в ближайшем будущем отойдут от укрепления двустороннего сотрудничества.

- Наше взаимное охлаждение было бы глобальной ошибкой политических элит, потому что Россия и Казахстан связывает слишком много, и прочность этих связей, сейчас уже можно сказать это со всей определенностью, не определяется наличием советского опыта - убежден он. - Временами мы смотримся как разделенные государства-близнецы, которые на расстоянии тысячи километров друг от друга интуитивно выбирают одинаковые костюмы, имеют сходные кулинарные предпочтения, те же привычки и те же жесты... Именно партнерство между Россией и Казахстаном - это стратегический ресурс движения в посткризисное будущее.

Эксперт предложил  целый ряд практических шагов. Во-первых, необходимо подумать и начать создание «совместного прорывного модернизационного проекта, способного соединить инновационный потенциал России и Казахстана». В какой именно отрасли, он не уточнил, отметив лишь, что это обязательно должна быть высокотехнологичная область. Во-вторых, поскольку обе страны испытывают затруднения с кадровым потенциалом, нужно формировать совместные центры подготовки кадров в наиболее востребованных отраслях. Из этого следует другой логичный шаг: создание в российских вузах «самых широких преференций для обучения студентов из Казахстана».

Также нужен и совместный интеграционный проект в сфере общего информационного пространства. Необходимо налаживать контакты неправительственных организаций двух стран, и особенно  молодежных объединений. Алексей Власов посетовал, что в молодежной среде особенно ярко проявляется отсутствие интереса друг к другу.

Существенную помощь окажет и работа по формированию трансграничных экспертных пулов, которые были бы сконцентрированы на разработку общей концепции перехода к посткризисному обществу. При этом необходимо начать и «формирование общественного мнения, способного влиять на настроения правящих элит через модели привлекательной общей идеологии, на основе которой возможно дальнейшее движение двух наших государств». Власов убежден, что такой идеологией станет идея евразийского партнерства. Без вариантов.

- Не следует тешить себя надеждой, что в запасе значительный временной резерв, - подчеркнул эксперт. - Либо Россия и Казахстан перейдут к системному партнерству, а точнее сказать, перейдут к системному партнерству - стратегическому союзу, либо пространство открывшихся возможностей неизбежно займут другие игроки.

Об «евразийстве», но не только

Директор Казахстанского института стратегических исследований при президента РК Булат Султанов с российским экспертом согласился, признав, что в общем и целом дружить нам всем надо, иначе - просто никак. Правда, он не забыл при этом подчеркнуть: идея евразийской интеграции принадлежит не кому-нибудь, а президенту Казахстана. Директор КИСИ припомнил, что еще 15 лет назад предложение Назарбаева не вызвало восторга у новых лидеров новых постсоветских государств.

- Многим тогда хотелось порулить в атмосфере эйфории, и многие национальные лидеры видели уже свои страны если не второй Швейцарией, то ее региональным аналогом. Естественно, под их мудрым в кавычках руководством. Но жизнь оказалась гораздо сложнее, и суровей. Сегодня, как говорится, иных из этих лидеров уж нет, а те уже далече. Мировой финансовый кризис не просто стучится в двери некоторых национальных квартир, а уже свободно разгуливает там. Поэтому сейчас идея президента Назарбаева об объединении стран на евразийском пространстве приобретает второе дыхание.

Заметим, что Булат Султанов неоднократно возвращался именно к этой мысли, то и дело подчеркивая: если бы не Назарбаев, активно генерирующий интеграционные идеи, никаких объединений на пространстве СНГ просто не было бы. Он цитировал его высказывания в разные годы, особо напирая на то, что несмотря на скептическое отношение, все-таки идея казахстанского лидера о евразийской интеграции «пробивает себе дорогу».

И все словно запамятовали, что авторство «евразийства», вообще-то принадлежит совсем другому человеку - Льву Гумилеву... Но это, видимо, уже совсем несущественная «деталь».

Говоря о дальнейшей интеграции Казахстана и России, эксперт отметил два тревожащих его момента. Это, во-первых, «появляющиеся антироссийские материалы в СМИ Казахстана».

- Понятно, что за океаном существует специальный проект создания по всему периметру границы России своего рода антироссийского кордона, - сказал он. - К нему, мы знаем, подключились все наши бывшие союзники по организации Варшавского договора, а также некоторые бывшие республики СССР. За это первых приняли в ЕС и НАТО, вторым - обещают это сделать, поскольку выяснилось, что эти организации небездонные и их переварительные возможности ограничены. Кстати, проблемы Белоруссии в Европейском Союзе заключается вовсе не в ее руководстве, а в позиции Белоруссии на союз с Россией. Среди бывших и нынешних друзей с Запада достаточно одиозных зарубежных лидеров, по сравнению с которыми лидер Белоруссии - это вообще пай-мальчик.

Тревога связана и с возросшим наркотрафиком. Давно уже не секрет, что именно через Казахстан проложены «тропы», по которым афганский героин идет прямиком в Россию. Такая ситуация, полагает Султанов, делает невозможным в ближайшее время создание таможенного союза. Поэтому, чтобы этот проект все-таки воплотился, к 2010 году «надо вводить пограничные зоны и режимы на территориях сельских округов, примыкающих к границам Казахстана с Кыргызстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, как это существует на казахстанско-китайской границе».

- По мнению наших пограничников, это позволит полностью исключить перемещение людей и грузов вне пунктов пропуска на госгранице. Таким образом, мы можем реально ликвидировать серьезную озабоченность России проникновением наркотиков из Афганистана через государства Средней Азии и Казахстан в Россию, - считает он.

Второй тревожный фактор -  это «рост межнациональной вражды в России».  Г-н Султанов привел российскую статистику последних лет по числу убитых скинхедами, подчеркнув, что в большинстве случаев жертвами становились выходцы из Центральной Азии и Кавказа.  В числе жертв есть и казахстанцы: так, в декабре прошлого года был убит студент из Астаны, приехавший на учебу в Москву по стипендии российского «Лукойла».

- В таких условиях трудно говорить о формировании на основе общих ценностей культурного и языкового многообразия единой евразийской идентичности, - считает эксперт. - Тем не менее, актуальность идеи евразийства определяется фактом взаимозависимости, перевешивающим, на мой  взгляд, все контраргументы. Нынешние глобальные проблемы, угрозы и вызовы можно решать только совместными усилиями, когда безопасность одного государства гарантируется безопасностью другого государства.

Ломать - не строить

Своеобразным ответом на все тревоги казахстанского эксперта стало выступление генерального директора российского Фонда стратегической культуры Андрея Арешева, заметившего, что за годы независимости в вопросах сотрудничества и интеграции было многое упущено, причем обеими сторонами.

Например, у многих российских экспертных структур отсутствует элементарная литература о Казахстане и о Центральной Азии в целом. Что не может не удивлять, поскольку страны существуют по отдельности не так уж много лет по историческим меркам, однако многие связи, выстраивавшиеся несколько десятков лет, уже потеряны, и их восстановление дается с большим трудом.

Что же касается вопросов безопасности, то, по мнению Арешева, именно кризис обозначил их с еще большей актуальностью, выстроив четкую взаимосвязанную цепочку: наркотрафик - безопасность на границе - таможенный союз и так далее.

- Эти вопросы необходимо решать, но сейчас это будет сейчас достаточно сложно. И, конечно, возможно это только на основе создания общеполитической платформы взаимодействия между нашими странами, в частности, Россией и Казахстаном. Потому что любые экономические проекты и вопросы, связанные с экономическим взаимодействием, не будут в должной степени эффективно решаться без установления политических контактов, и, если не полного, то, во всяком случае, эффективного взаимодействия между нашими странами.

Эксперт предостерег и от возможной ошибки: развитие должно быть разносторонним, не на основе, к примеру, только бизнес-интересов. Ярким примером могут служить российско-украинские взаимоотношения, где в приоритет вышел газовый вопрос, и в результате постоянных споров и разногласий интеграционные связи очень быстро разрушаются.

- Для меня совершенно очевидно, что если мы хотим выстраивать отношения с тем же Казахстаном, другими государствами, то необходим, естественно, помимо гуманитарного сотрудничества, в полной мере учет интересов партнера, взаимное согласование, определенные уступки, и те, которые могут быть связаны с какими-то материальными издержками, - считает Арешев. - Просто нужно понимать, что взаимоотношения России и Казахстана представляют собой стратегическую ценность, и нужно сделать все для того, чтобы они последовательно, поступательно развивались и дальше.

Бальзама на всех не хватило

Бальзам на душу директору КИСИ явно сумел пролить руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Москва-Астана Александр Собянин, подчеркнувший, что за последние полгода российской федеральной службой по контролю за наркотиками отмечен «резко возросший уровень и тщательность технического и личного досмотра непосредственно на территории Казахстана казахстанскими коллегами».

Однако на этом бальзам закончился. Эксперт перешел к более насущным вопросам и даже «осмелился» давать советы правящей партии. Представители казахстанской стороны, слушая эти замечания, явно с трудом «удерживали лицо», а российский эксперт, не смущаясь, заявлял:

- Партия не является на сегодня тем, что заявлялось при ее создании и говорится все это время. Она не работает с населением, особенно в регионах Казахстана. Для «нур-отановцев» гораздо важнее мнение областного акима или групп влияния местных, чем то, что думает население, правильно ли оно воспринимает происходящее.

Александру Собянину явно было невдомек, что в Казахстане о правящей партии в критичных тонах отзывается лишь «неконструктивная оппозиция», да и ту никто особо не слушает. В самой же партии власти твердо убеждены и в реальности девяноста с лишним процентах на выборах, и в том, что они на самом деле являются народной партией.

Правда, российский эксперт критично отозвался и «о своих», язвительно заметив, что страна, «где считается нормой, когда муж и жена, зять и тесть, сват, брат, являются министрами одного и того же федерального правительства», и «где партийное строительство полностью зависит от того, кто изменился на очередном общем снимке с президентом, какая партия выпала, какая не выпала», вряд ли может служить примером демократии. Но он просто  вряд ли знал о том, что казахстанские эксперты вполне успешно могут подвести под такую картину солидную теоретическую базу, с учетом национальных традиций и особенностей, и с пылом доказывать, что это тоже демократия, но наша, особенная.

Антикризисные меры тоже удостоились критики со стороны Собянина. Он справедливо отметил, что в нынешних условиях «несколько безответственно» говорить о развитии среднего класса, поскольку в первую очередь, все «прелести» кризиса ощутил на себе малый бизнес и простое население.  Добавив, что в России об этом говорится «честнее и прямее», эксперт задался вопросом:

- А разрабатывает ли партия свои четкие действия в регионах или идеологические инструменты, чтобы быть к этому готовой, чтобы не тушить пожар, или чтобы вообще пожара, возможно, не было? Если судить по партийной дискуссии, которые освещает пресса, похоже, что этого не происходит.

Видимо, российского гостя забыли проинформировать, что в Казахстане  на самом-то деле кризиса не было вовсе. Даже правительство, упорно избегая слова «кризис» применительно к ситуации в стране, сразу же заговорило о «последствиях мирового кризиса». Отчеты членов кабмина, акимов регионов блещут радужными перспективами уже в самом ближайшем будущем, и правительство, не разобравшись с имеющимися проблемами, уже строит глобальные планы по завоеванию чуть ли не всех мировых рынков казахстанским продуктом. Правда, откуда этот продукт возьмется, пока не ясно, но в любом случае, звучит красиво. А проблемы гораздо проще не замечать, чем пытаться  их решать.

Идейная размолвка

Под конец же Александр Собянин   «замахнулся на святое» - антикризисную политику, заявив (о, ужас!), что никакой идеологии там нет.

- Хорошей идеологии антикризисных мер быть не может в принципе по определению, - сказал он. - Чтобы эксперты, аналитики, политики выработали некую идеологию антикризисных мер, надо, как минимум, чтобы было описание происходящих процессов в мире. А такого описания нет. Любые меры, принимаемые Назарбаевым, Медведевым,  Обамой - это некие наборы, и естественно, что никакой программы даже нет. Что говорить об идеологии.

Представители казахстанской стороны вытерпеть такого не смогли. Заместитель заведующего Центра стратегических разработок и анализа Администрации президента Мадина Абылкасымова возмущенно заявила: идеология была! Напомнив, что антикризисные программы  Казахстана и России были приняты практически синхронно, она подчеркнула, что эти документы носили преимущественно краткосрочный характер и были рассчитаны максимум на полгода. В Казахстане эти меры уже реализованы, и даже дали эффект, поэтому в нашей стране уже смотрят дальше, работая над мерами посткризисного развития

- Программа уже имеет эту идеологию, - подчеркнула представитель Администрации. - Основная цель всех этих мероприятий, выработки этих мер - чтобы мы уже видели четко, как будет страна развиваться в посткризисный период, закладывается модель посткризисного развития.

Пыл, с которым г-жа Абылкасымова защищала наличие антикризисной идеологии не мог не вызвать уважение. Но ее реплики вызвали у российских, да и у независимых казахстанских экспертов усмешки, которые они, правда, тщательно скрывали.

Видимо, у аналитиков при власти и свободных от нее даже разное понимание основных терминов. И если независимые эксперты видят разницу между мерами и планом конкретных действий и идеологией, то, к сожалению, разработчики программных страновых документов их просто не замечают.

Республика


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение