Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Теракт – всегда только следствие причины

01.05.2009

Автор:

Теги:

 
 

БАКУ, 1 мая - «Новости-Азербайджан», Кямал Али.

Первое, что пришло мне на ум, когда я узнал вчера утром о том, что в Нефтяной Академии убивают людей, была фраза: «Ну вот, и до нас докатилось». Потом, беседуя с другими, я слышал эту мысль неоднократно. Азербайджан в 90-е годы утопал в крови, пролитой террористами, но потом наступило длительное затишье, которое в официальных кругах объясняли высоким профессионализмом правоохранителей.  Этот официальный тезис не мог не вызывать у нас сомнения, так как взяточничество и профессионализм - явления взаимоисключающие. Но терроризма на самом деле, долгое время в Азербайджане не было, пока 17 августа прошлого года в Бакинскую мечеть Абу-Бекр, где в это время прихожане совершали намаз, не была брошена граната.  Погибло три прихожанина, несколько  человек получили ранения. В сентябре МНБ обезвредила террористическую банду «Лесные братья»,  прикрывавшуюся зеленым знаменем. Но и после этого Азербайджан привычно называли страной стабильности и порядка. Стабильность оказалась мнимой...

ЕДИНСТВЕННАЯ ПРАВДА Уже вчера российские сайты, а следом за ними, я уверен, газеты и сайты  в других государствах пестрели сообщениями из Баку. Ни одно не было правдивым, поскольку иностранцы брали информацию из азербайджанских источников. Так мир узнал, что в Баку местные скинхеды напали на чернокожих;  перестрелка произошла между студентами;  в студентов стрелял чернокожий мужчина; в вуз проникла террористическая банда. С утра сообщалось об одном погибшем, потом о трех, затем сказали «свыше десяти», потом главврач «Скорой помощи» официально заявил о семерых убитых и восьмерых раненных. После полудня количество убитых выросло до 17, а к вечеру упало до 13, включая самого террориста, и 13 раненных. Мне запомнился заголовок в одном из московских СМИ: «Из Баку поступает противоречивая информацию». Пожалуй, эта была единственная за весь день информация, не вызывающая сомнений. 
Главное, что следует сразу же сказать: в том, что азербайджанские СМИ выдавали в мир неточную, а иногда в корне лживую информацию, виноваты не журналисты. Несмотря на то, что на месте событий находилось достаточное количество старших офицеров полиции, включая заместителя министра внутренних дел Яшара Алиева, и прибывших позже министра ВД Рамиля Усубова и генерального прокурора Захида Гаралова, ни один из этих чинов не удосужился подойти к зажатым между полицейскими кордонами журналистам, чтобы сообщить 2-3 точные и обоснованные фразы.  Сегодня в мировой видеосети youtube я видел ролик, который так и был назван «мнение студентов Нефтяной Академии и опровержения офицера полиции для медиа». 

В итоге, до самого вечера, когда в теленовостях  народу довели,  наконец, официальное заявление МВД и Генпрокуратуры, журналисты были вынуждены сообщать своим и зарубежным читателям и зрителям слухи, иногда просто ложь, которые они собирали на улицах, в районе Нефтяной Академии. Так, вследствие непрофессионализма работников пресс-служб соответствующих ведомств, или лучше сказать, их полного отсутствия дружественный и враждебный нам мир в течение 30 апреля читал, негодовал, и даже радовался тому, что в Азербайджане убивают черных, а в Нефтяной Академии (в российском СМИ этот институт необоснованно назвали «элитным»), цветет азербайджанский нацизм. 

КАК ЭТО БЫЛО

Фарда Гадыров  родился и вырос в Грузинской районе Марнеули, в  бедной семье сельского учителя литературы, а в последние годы вся его семья вместе с многочисленными родственниками жила и трудилась в подмосковном Подольске. Фарда был замкнутым, немногословным парнем, так и не нашедшим общего языка с родным отцом.  О его религиозности ничего конкретно не известно, но то, что он не пил и не курил, а родной дядя Фарды, по словам односельчан - богатый бизнесмен и меценат, выстроивший на свои средства в селе мечеть, дает основания дополнить портрет будущего террориста радикально-исмамисткими штрихами. Итак, Гадыровы жили в подмосковном Подольске.

В первом же Интернет-cайте, открывшемся на поисковые слова «Подольск» и «Ислам» сообщалось о том, что по данным 2007 года, находящимся в Москве «Советом муфтиев» руководит, кроме других, член «совета муфтиев», неоднократно судимый адвокат ваххабитов Нафигулла Аширов.  Этот «совет» пытался  шантажировать подмосковного губернатора Бориса Громова, за то что тот запретил строить в Подмосковье мечети - сообщала российская газета в октябре 2007 года. В этой  же статье перечисляются города, в которых Громов не дал построить мечети. В длинном списке - город Подольск. Этот факт позволяет проследить логическую цепочку - от существующей в Подольске мусульманской общины, возможно радикальной, до живущего в этом подмосковном городе замкнутого  27-летнего азербайджанца, дядя которого построил в Марнеули мечеть.

 Около месяца назад Фарда Гадыров неожиданно приехал из Подольска в родное село, и открыл запертые двери  дома. Как сообщают его односельчане, Фарда выходил на улицу только для того, чтобы купить хлеб, ни с кем не общался и не встречался. Такое поведение очень необычно для молодого азербайджанца, долгие годы жившего на чужбине. Спустя месяц после приезда он неожиданно отправился в Баку, «устраиваться на работу». Объяснение, данное им тете, не менее чем предыдущее, странно для человека, вернувшегося из России. Обычно азербайджанцы отправляются на работу в России, но никак не наоборот.

И потом - где научился Фарда прицельно стрелять из очень неудобного для этой цели пистолета Макарова, если по словам его отца, сын никогда не держал в руках оружия?  Не в религиозной ли общине в Подольске? Не потому ли парень был так замкнут и молчалив, что его готовили для страшной миссии в Баку? Так или иначе, но оружие и более 40 патронов к нему, вместе с самодельным патронташем Фарде вручили, скорее всего, в Баку. Хотя, зная насколько слаб пограничный контроль на границе Азербайджана и Грузии, вполне допустимо, что Фарда вооружился в одном из азербайджанонаселенных районов Грузии.

Утром 30 апреля,  после звонка с первого урока, Фарда переступил порог Нефтяной Академии. Первые выстрелы были произведены в охранника у дверей, потом он стрелял в людей, находящихся в студенческой столовой. Поднимаясь по лестнице и проходя по этажам, Фарда стрелял без разбора, целясь в голову и обязательно попадая. Он убил двух преподавателей, продавщицу молочных продуктов, затем в коридоре выстрелил в пытавшегося ему помешать студента. Покойный выступил вперед, чтобы спасти однокурсниц. Поднимаясь с первого по шестой этаж, он убил 11 человек и ранил 13.

Одна студентка погибла, выпрыгнув в панике из окна четвертого этажа.  Каждый убитый и раненный получил по одной пуле, выпущенной прицельно, недрогнувшей рукой профессионала. И только одна жертва террора была убита шестью выстрелами. Тринадцатым убитым стал сам террорист,  остановившийся на шестом этаже.  К этому времени в здание вошли бойцы спецотряда «Гартал», они обыскивали комнату за комнатой,  этаж за этажом. Услышав крики бойцов, Фарда понял, что больше ему убить никого не удастся. Запрограммированный на самоуничтожение,  невысокий сельский парень в черных брюках и пиджаке выстрелил в себя.

ПОЧЕМУ В БАКУ, И ПОЧЕМУ В НЕФТЯНОЙ АКАДЕМИИ?

Среди сонмища азербайджанских политиков и политологов, поспешивших «засветиться» в свете трагического события, чтобы сказать то, что было нужно лично им для развития политической карьеры, единственное конкретное и дельное мнение я услышал от депутата Милли Меджлиса,  председателя партии «Умид» Игбала Агазаде. Отвечая мне на вопрос, вынесенный в заголовок этой часть статьи, он сказал: «Азербайджан, находящийся в геополитическом перекрестке, одновременно и по этой причине находится в фокусе внимания многих мировых террористических организаций. 

В последнее время политика нашей страны склоняется в сторону России, все годы после обретения независимости Азербайджана экстремистские исламские организации обвиняли Баку в потворстве Западу, США и Израилю». Забегая немного вперед, передам читателям выводы И.Агазаде, который анализируя характер совершенного преступления, уверен в том, что в Баку совершен именно политический терроризм, а не акция обиженного одиночки. «Обратите внимание: все его выстрелы произведены в голову, он ни разу не промахнулся, убил или ранен около 25 человек, а затем  покончил с собой. Это говорит о профессионализме и хладнокровии убийцы. Есть другие факторы, требующие внимания следствия. Убийца стрелял во всех, независимо от профессии, пола и возраста своих жертв. То есть у него не было личной ненависти к преподавателям,  мужчинам или женщинам, его нельзя обвинить в женоненавистничестве, обиде не преподавательский состав и т.д., да и вообще он не учился ни в одном вузе. Значит, убийцей двигали не личные чувства мести, он вел войну со всем азербайджанским обществом, или государством. 

Задачей террористических организаций в таких случаях бывает посеять панику в обществе, вызвать ненависть людей к власти и создать предпосылки для ее свержения», - считает депутат. К сказанному можно добавить, что  27 апреля в Баку власть закрыла суннитскую  мечеть «Шехидляр» (под предлогом ремонта, хотя здание построено всего 17 лет назад), и разрушила квартальную мечеть в Ясамальском районе столицы.  Закрытие мечетей, акции государства против действующих в Азербайджане самых разных религиозных общин, преимущественно сектантского толка, стали обычными и не вызывают удивления в азербайджанском обществе и за рубежом. 

 Но это совсем не означает, что с происходящим в стране смирились сами радикалы. Учитывая усиливающийся в Азербайджане фактор религиозности мусульманской части населения, и большого количества находящихся в Азербайджане мусульман - граждан других стран, вполне возможно предположить, что теракт в Нефтяной Академии был ответным шагом религиозной группы,  а может и религиозного экстремиста-одиночки, выразившего таким образом свой протест по поводу акций государства от 27 апреля. Ответ на вопрос, почему выбор организаторов преступления, воспитавших Фарду психологически и натренировавших физически, пал на Нефтяную Академию, может быть простым и политическим одновременно. Возможно, главари бандитов искали вуз, вход которого охраняется слабо. Но может быть и другой ответ: Нефтяная Академия, как символ нефтяного потенциала Азербайджана, была выбрана как намек на то, что следующий удар будет намного страшнее, так как будет нанесен по нефтепромыслам и находящимся в Баку нефтеперерабатывающим предприятиям.

КТО ВИНОВАТ?

 На следующий день после каждого, очередного трагического события народ принимается осмысливать случившееся накануне. Сегодня утром, проходя по улице Башира Сафароглу я услышал громкую беседу водителей такси: «Рамиль Усубов 50-60 раз должен был подать в отставку. В другой стране такого министра внутренних дел давно бы уволили...». Адвокат Аслан Исмаилов в интервью «Новости-Азербайджан» говорил примерно то же, только  в других выражениях: «серьезность трагедии заключается даже не в количестве погибших, а в беспомощности правоохранительных органов Азербайджана». Обвинять самого террориста было бы верхом банальности. Смертный приговор за свое же преступление вынес он сам, и сам же стал его исполнителем. Тут все ясно, и нет никакого сомнения, что уже в этом году, возможно очень скоро, нам покажут телевизионные кадры, на которых по трапу самолета спускают выданных Россией Азербайджану пособников Бакинского преступления.
Главное - совсем не это. Рассуждая об  арабском терроризме, мы ищем  причину в политике США и Израиля, говоря об армянском терроризме, вспоминаем трагические события 1915 года, а в поисках оправдания убийства армянского офицера в Будапеште мы обязательно ссылаемся на трагическую судьбу зарубившего его азербайджанского беженца Рамиля Сафарова. Так же и с терактом в Нефтяной Академии. Ведь любой терроризм - это  всегда только следствие причины,  которую необходимо выявить и ликвидировать.  Не сделав этого, мы породим новых Фарда Гадыровых.   

http://www.newsazerbaijan.ru/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение