Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В Казахстане зреет исламская реформация

30.04.2009

Автор:

Теги:


О тех, кто говорит: «Мы наш, мы новый мир построим»

Ислам как единая религия, зародившийся в VII веке, оказался к XXIстолетию разбит на множество религиозных сект и течений, порой несущихпрямо противоположный смысл тому, что было записано в Коране. Многие изэтих движений возглавляются людьми, подобными Бен Ладену, негнушающимися на пути к достижению своих целей людскими жертвами.И хотяКоран категоричен в своем предупреждении, полагая, что самый большойгрех на земле - создавать сотоварищей Аллаху, именно этим сегоднягрешат большинство религиозных течений в исламе. Об этом интервью сруководителю общественного объединения «Ізгі Амал» (известного также унас в стране как исламское движение «коранитов») Аслбеком Мусиным:

ЛИТЕР-Неделя: Так почему стали возможными подобное религиозноесектантство и фанатизм, приводящие в смятение умы многих людей и, всвою очередь, порождающие в этих умах сомнение в истинности самоймусульманской веры?

А. М.: Дело в том, что сразу после смерти пророка Мухаммедапроизошла в прямом смысле катастрофа. «Мусульманские жрецы» умудрилисьв короткий срок создать собственную религию, основанную на почитании неединого Бога, а целой божественной корпорации, куда вошли: Аллах,пророк Мухаммед, сподвижники пророка, сподвижники сподвижников пророка,ранние лидеры религиозных сект, поздние лидеры религиозных сект, ранниерелигиозные ученые, поздние религиозные ученые.
Результатом всех этих действий «мусульманских жрецов» стали «хадисы» и«сунна», бесчисленные слова и действия, приписываемые ими пророкуМухеммеду, «иджма» - согласованное мнение множества ранних ученых,«фикх» - религиозные предписания. И все это, наравне с главной книгоймусульман, начало с тех пор выдаваться за божественное откровение. Издесь мы натыкаемся на неразрешимые противоречия. К примеру, иджмыранних исламских ученых предписывают немедленно убивать вероотступников(отказавшихся от суннизма или шиизма). В то время как хадисы принуждаютнасильно, под угрозой смерти к принятию ислама язычниками и кяфирами.
Тогда как Коран, напротив, открыто заявляет: «Если бы твой Господьпожелал, то уверовали бы все, кто на земле. Разве ты стал бы принуждатьлюдей обратиться в верующих?», «Скажи: Истина - от вашего Господа. Ктохочет, пусть верует, а кто не хочет, пусть не верует».
Поэтому сегодня мы в качестве единственного божественного откровенияпредлагаем рассматривать только Коран, как это и должно быть. К чемупризывал сам пророк Мухаммед. В то время как сунну и хадисы правильнеебудет изучать лишь в качестве религиозной литературы. Не придавая имникакой дополнительной нагрузки и, уж разумеется, не рассматривая их внынешней роли божественного руководства к действию. Чтобы они своимипротиворечивыми толкованиями не заслоняли от мусульман свет истиннойверы.

ЛИТЕР-Неделя: Да, интересная трактовка. Но как, к примеру, насчетзапрета на спиртное? Правда ли, что сторонники вашего движения считаютупотребление алкоголя допустимым делом?

А. М.: Вы же понимаете, что это отдает желтизной. Нашисторонники против употребления алкоголя и наркотиков. Но вместе с тем вКоране нигде не говорится, что за подобное действие следует казнитьоступившегося четыре раза, как настаивают хадисы. И наше принципиальноеотличие в этом смысле от всех остальных религиозных течений в исламесостоит в том, что в качестве божественного откровения мы принимаемтолько Коран. Все остальные источники мы рассматриваем какчеловеческие, и оттого подверженные искажениям, изъянам. И здесь мы неоригинальны. В самом Коране на все не коранические источники наложенкатегорический запрет.

ЛИТЕР-Неделя: Хорошо. Вместе с тем мы знаем, что когда первыеарабские миссионеры принесли в степь ислам, то им не сразу удалосьвовлечь в свою веру кочевников. Понадобилось рождение Кожи АхметаЯссауи, чтобы синтезировать традиционный ислам с верованиями нашихпредков. Как вы относитесь к такому синтезу? То есть принимаете ли вывариацию казахского ислама?

А. М.: Если мы начинаем изучать Коран, то сразу находимпротиворечия между суннитской и шиитской версиями ислама, которыепротиворечат Корану в своих источниках, в своих основаниях, в своихформах. То есть в Коране нет того, что есть у них, а у них есть то,чего нет в Коране.
Есть также традиционная степная форма ислама, о которой вы говорите,которая в своей основе является суфистской. Хотя и суфизм присутствуетвезде. Он бывает в горах Кавказа, Пакистана, в пустынях Аравии. Но этовсе суфизм. И суфизм, так же как и суннизм и шиизм, является девиациейКорана, его отклонением.

ЛИТЕР-Неделя: Я все понял. Вы оставляете один только Коран, а всеостальное отметаете. А вам не кажется, что завтра ваши последователиповторят ошибку своих предшественников? То есть они будут рассматриватьКоран, но уже с вашими комментариями. К которым со временем прибавятсяновые комментарии новых экспертов и ученых-теологов. И все пойдет настарый лад. Сработает старый закон «отрицания отрицания».

А. М.: Между нашим движением и основателями суннизма и шиизмаесть существенная разница. Не будем забывать, что суннизм и шиизмвозникли как политические движения в исламе, основанные на борьбе завласть. Они подстраивали в этой борьбе Коран под себя. В то время какпервым истинным коранитом был пророк Мухаммед, не следовавший ничему,кроме одного Корана. Мы в этом отношении не новое направление.

ЛИТЕР-Неделя: Аслбек, недавно поздним вечером я вышел во двор. Яживу в частном доме. Небо было в перистых облаках, и они создавалиобъем. И вдруг я ощутил этот объем. А потом попытался себе представитьвсю бесконечность Вселенной, лежащей за этими облаками, за нашейпланетой. Пока не возникло в какой-то момент ощущение прямого контактас Богом. И тогда я задумался, а нужны ли вы все мне: проповедники,толкователи, теологи, хадисы Корана, Тора, Библия, если в общении соВсевышним я могу обходиться и без посредников?

А. М.: Посредники никакие не нужны. Это является одним изпунктов нашей доктрины. Но на контакт с Богом сам человек выйти не всостоянии.

ЛИТЕР-Неделя: Почему?

А. М.: Потому что Бог является существом нематериальным. Вы неможете испытать его присутствие никоим образом. Суфисты, буддисты,даосисты говорят о том, что такой контакт возможен. Это всеестественные религии, отождествляющие Бога и мир. И то ощущение,которое возникло у вас, не имеет никакого отношения к чувствубогобоязни, о которой говорит Коран. Оно работает на другом уровне. Егоможно назвать чувством благоговения, восхищения, но никоим образом егонельзя называть ощущением присутствия Бога. Всевышний по отношению квам - это намного больше и несравненно масштабнее, чем отношениегалактики и песчинки. Потому что между галактикой и песчинкой большеобщего, чем между вами и Аллахом. В отношении Бога нельзя применятьникакие чувственные и рациональные категории. В Коране говорится, чтоон одновременно дальше и ближе всего к вам. Ближе, чем ваша собственнаясонная артерия. Единственное, что мы можем, - это вычислить о нем внегативе - то, что он не является чем-то и кем-то.

ЛИТЕР-Неделя: Оставим этот спор, который может затянуться добесконечности. Перейдем к другой теме. Я вижу в ваших рассужденияхрациональное зерно, но не готов согласиться в главном. Ведь хадисы исунну писали не глупые люди, среди них были выдающиеся личности, а выпредлагаете все это отбросить в сторону. Мне сам подход ваш не нравится.

А. М.: Но ведь и «Майн кампф» писал не глупый человек. АнтонШандор Лавей, написавший «Черную Библию», был тоже не дурак. Причемздесь это? Человек может свой ум применять в разных направлениях.

ЛИТЕР-Неделя: Но ведь это опыт других людей, который вы готовы отменить?

А. М.: А вы вслушайтесь в мои слова. Сунну я не считаюоткровением Бога и не готов ее воспринимать в качестве источникарелигии. Ведь если мы что-то называем источником религии, мы должны этопринимать. Но, вместе с тем, я не отвергаю сунну в роли наследия:культурного, исторического, эволюционного, этнографического. Выпонимаете. Пожалуйста, никто не против, читайте, огромный пласт работы.Изучайте быт арабов VIII-X-XII веков. Очень интересно. Других аналоговвы не сыщете. Но только не превращайте это в откровение Бога.

ЛИТЕР-Неделя: Готов извиниться. Я ваши слова воспринял буквально.

А. М.: Я отдаю себе отчет, я знаю прекрасно, что среди хадисов,составляющих сунну, присутствует огромное количество умных, полезных,нужных обществу вещей, работающих в области человеческой морали инравственности. Ну и превосходно. Но в них также наличествует и львинаядоля иррациональных, архаичных, мифологизированных, антигуманныхэлементов.
При этом кто-то говорит: вот это нужно убрать, антисоциалку, зло, а вотэто нужно оставить. Но тогда возникает вопрос: а кто будет модератором?Какой метод он выберет? В то время как мы открываем Коран, и первое,что видим, - строгий приказ: «Ничего, кроме Корана».

ЛИТЕР-Неделя: Не означает ли это, что вы выступаете в ролимодераторов? Ведь когда вы говорите, оставляем только Коран, через этоможно модерировать любое религиозное движение на предмет совместимостиего идей с главной книгой мусульман.

А. М.: Не только мы, вы и сами это можете сделать. Прочитайтепервоисточник без посредников, без того, чтобы вам кто-то и что-торазъяснял. И вам сразу, моментально станет ясно, что Бог хочет вамсказать. И что говорят вам религиозные сектанты. Вы поймете, в чемразница. Потому что Коран, в принципе, понятная книга. В Коране всеразъяснено.

ЛИТЕР-Неделя: И вопрос последний. Сколько человек у нас в Казахстане сегодня входят в ваше объединение «коранитов»?

А. М.: Объективно, тысяч семьдесят-восемьдесят, хотя кто-тоспешит назвать цифру и в сто тысяч. Но это и понятно. Наши идеипритягательны. И люди их охотно воспринимают. Ведь мы практическиговорим сегодня то же, что в свое время говорил пророк Мухаммед.

Серик МАЛЕЕВ, фото Александра КАНЦЕДАЛОВА, Алматы

ЛИТЕР


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение