Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстан: Равнение на фоне равных

26.04.2009

Автор:

Теги:
Равнение на фоне равных
 
 Андрей Гришин (Алматы), Рашид Г. Абдулло (Душанбе)
 

КАЗАХСТАН

Казахстан на фоне других соседей по региону выглядит куда как более выигрышно - и экономически, и политически. Казахстан сумел избежать гражданской войны, революций, терактов, приграничных конфликтов, культа личности и массовых репрессий - всего того, с чем в первую очередь ассоциируются другие государства региона. К тому же обширные нефтяные запасы и ряд других полезных ископаемых вывел Казахстан в региональные экономические лидеры.

Однако, в отличие от своих соседей, у которых практически все конфликты рано или поздно оказываются на виду, политические процессы и столкновения интересов в Казахстане происходят за ширмой общественного внимания, приняли «ползучую» форму.

Самая важная объединительная составляющая Казахстана с другими республиками региона - несменяемость власти, что привело к относительно мягкому подавлению оппозиции и сохранению подводных течений внутри самой правящей элиты. Правда, рано или поздно политические, этнические и социальные противоречия, «выстреливают», пусть и не в такой форме как в Кыргызстане или Узбекистане, но также отражаются на всем казахстанском обществе.

Первые президентские выборы в 1991 году и выборы в Верховный совет Казахской ССР (предшественник Парламента) на самом деле прошли честно и открыто. Но весомые полномочия Верховного совета в период резкого экономического спада оказались неприемлемыми для республики. И в 1993 году, опираясь на российский опыт появления ГКЧП, был искусственно инициирован «самороспуск» Верховного совета, который в дополнение к «самороспуску» представил президенту дополнительные сверхконституционные полномочия.

В марте 1994 г. были проведены первые выборы в Парламент Республики Казахстан, которые уже сопровождались многочисленными нарушениями. Но и здесь в первый парламентский созыв вошёл целый ряд ярких и авторитетных политических деятелей страны, которые вновь пытались придать парламенту больше властных полномочий. В итоге менее чем через год (в марте 1995 г.) произошел второй роспуск Парламента, оправданный формальным нарушением одного из пунктов законодательства.

Теперь контролируемый президентом Парламент в октябре 1998 г. принял поправки и дополнения к Конституции, а в июне 2000 г. - закон о первом президенте, которые предоставили президенту еще больше полномочий и продлили срок правления до семи лет.

Таким образом, Казахстан стал первым из государств СНГ, апробировавшим технологии «мягкой» узурпации власти, после чего по этому пути пошли и остальные республики СНГ, включая Россию.

Здесь можно отметить, что, если ближайшие соседи по Центральной Азии и Кавказу применили казахстанский опыт в соответствии со своими представлениями о демократии - чрезвычайно грубо и прямо, то Россия, Украина и еще несколько более «осторожных» государств уделили больше внимания политтехнологиям и СМИ, что в конечном итоге приводило к тем же результатам, но формально придраться было куда труднее.

Во время первых президентских выборов у Нурсултана Назарбаева номинально были соперники, не обладавшие какими-то финансовыми возможностями или большой популярностью в обществе. Но заявление о президентских амбициях со стороны Премьер-министра Акежана Кажегельдина заставило Нурсултана Назарбаева принять серьезные меры, чтобы избавиться от конкурента. В итоге, перед президентскими выборами в 1998 году Кажегельдин вместе с несколькими соратниками был обвинен в проведении несанкционированного собрания (в силу того, что на территории одного из санаториев прошла его встреча с десятком единомышленников) и отстранен от президентской гонки. А незадолго до выборов на Кажегельдина было совершено покушение, после чего экс-премьер был вынужден эмигрировать за рубеж.

Избавившись от основного политического конкурента, Назарбаев, тем не менее, не смог разглядеть того, что происходит внутри собственной семьи. Первый политический кризис 2001 года имел место после того, как выяснилось, что муж старшей дочери президента Дариги - Рахат Алиев, будучи заместителем председателя Комитета национальной безопасности, ведет активную подготовку к государственному перевороту. Тогда на стороне президента выступили представители нового оппозиционного движения Демократический выбор Казахстана, чей бизнес попал в сферу интересов всесильного зятя президента, не гнушавшегося обычным рейдерством.

Выступив единым фронтом против Алиева, который был отправлен в почетную ссылку послом Казахстана в Австрии и ОБСЕ, Назарбаев отблагодарил своих неожиданных помощников «по-своему». Бывший аким (губернатор) Павлодарской области Галымжан Жакиянов и экс-министр энергетики, индустрии и торговли Мухтар Аблязов, возглавившие новое движение и обладающие весомыми финансовыми возможностями и авторитетом, оказались на скамье подсудимых по обвинению в экономических махинациях. И это при том что адвокаты обвиняемых и правозащитные организации доказали, что обвинения были явно надуманны и имели под собой политическую составляющую.

Позже по той же схеме в России осудили олигарха Михаила Ходорковского, также имевшего смелость заявить о президентских амбициях, а при учете его финансового капитала желание Ходорковского вполне могло воплотиться в жизнь.

Нападения на оппонентов президента, осуждение по политическим статьям, все это имело место практически с начала обретения Казахстаном независимости. Но промежуток времени с ноября 2005 года по февраль 2006 года открыл в Казахстане новую страницу.

В ноябре 2005 года произошла странная гибель Заманбека Нуркадилова, влиятельного политического оппонента Назарбаева, прошедшего в свою бытность ступени акима (мэра) города Алма-Аты, а также акима (губернатора) Алма-Атинской области. Три выстрела, один из которых был произведен в голову, никак не вязались с официальной версией о самоубийстве. А в феврале 2006 года был убит ещё один оппозиционный лидер, экс-министр информации Алтынбек Сарсенбаев - на этот раз в похищении и убийстве политика оказались замешаны сотрудники спецподразделения Комитета национальной безопасности (КНБ).

Стоит отметить, что Нуркадилов был убит перед президентскими выборами, прошедшими в декабре 2005 года. И если предположить, что Нуркадилов все же мог представлять конкуренцию на предстоящих выборах, то убийство Сарсенбаева после триумфальной победы Назарбаева вызвало не только шок в обществе, но и неразрешенный до сих пор вопрос: кому на самом деле это было надо, поскольку официальная версия опять же не выдерживала никакой критики.

Последующий период 2006-2007 годов ознаменовался несколькими локальными этническими и социальными конфликтами, чего Казахстан не помнил с 1986 года, когда в Алма-Ате произошло выступление казахской молодежи. Столкновения в различных частях Казахстана коренного населения с проживающими в стране осетинами, чеченцами, курдами, уйгурами и турецкими рабочими (в нескольких случаях с летальными исходами) продемонстрировали, что миф о межнациональной стабильности в Казахстане дает крен.

А в июле 2006 года произошли столкновения жителей Шанырака (самообразованного поселка близ Алма-Аты, где проживали преимущественно бедные переселенцы из других областей страны) с полицией. Причиной конфликта, также закончившегося гибелью полицейского и ранениями нескольких десятков стражей порядка, послужила попытка сноса домов, возведенных, по мнению властей, незаконно.

Несмотря на последующие репрессии и осуждение многих участников сопротивления, власти отказались от попытки сноса домов, тем самым жители аналогичных поселков, приняли опыт Шанырака как руководство к действию по защите своего имущества. И надо сказать, что события в Шаныркае показали, что, в общем-то неконфликтные по своей сути казахи, готовы при необходимости на жесткие и даже жестокие шаги.

Наиболее удачный PR-ход Казахстана - председательствование в ОБСЕ в 2010 году, несомненно, связан с тем, что Европа крайне заинтересована в казахстанском сырье, но при этом Запад уже не мог закрывать глаза на систематические нарушения прав человека в Казахстане и на всё более урезаемые политические свободы.

Так что официальной Астане приходится «со скрипом» выполнять некоторые обязательства, на которые ранее попросту не обращали внимание. Но и здесь имидж Казахстана серьезно подпортил упомянутый выше Рахат Алиев. Получивший к тому времени прощение, зять президента вернулся на родину и даже был назначен первым заместителем министра иностранных дел. Но, как оказалось, о своих амбициях он не забыл. И как это уже было в 2005 году, Алиев по официальной версии вновь был уличен в подготовке государственного переворота, используя при этом верных ему людей из КНБ. Сам Алиев с несколькими соратниками бежал из страны, а в Казахстане было осуждено около пятидесяти человек (главным образом из КНБ), обвиненных в участии в заговоре.

Таким образом, Назарбаев получил нового противника, обладающего как финансовыми возможностями, так и связями с западными институтами и чиновниками. Но что хуже всего для президента, так это то, что его родственник обладает информацией о происходящем внутри президентской семьи, что может выставить «вечного» президента в крайне неприглядном виде.

Что может ожидать Казахстан в ближайшем будущем? Все обозначенные конфликты все же относятся к внутренним делам страны и вряд ли как-то серьезно смогут отразиться на будущем председательствовании в ОБСЕ, равно как и на соседних государствах. Однако межэтническая и политическая нестабильность в стране, богатой сырьем, невыгодна никому, и, прежде всего, Западу. Вряд ли можно ждать каких-то проблем с соседями - даже невзирая на сложные отношения с Узбекистаном, Астана вполне успешно все улаживает на политическом уровне.

С Европой и США всегда можно договориться. Очевидно, и впредь будут крепиться связи с Россией - во-первых, она не только в географическом плане традиционно близка для Казахстана, но и схожая система правления логически приводит Казахстан к сближению с северным соседом.

Наибольшую тревогу вызывают внутренние противоречия в обществе. Раньше, в период экономического подъема, основная часть граждан была вполне довольна курсом, проводимым Назарбаевым. Но экономический кризис серьезно ударил по казахстанскому благополучию, и всё больше людей стали задумываться о смене ориентиров. И хотя у Назарбаева нет серьезных оппонентов из числа демократической оппозиции, остается множество противоречий внутри самой системы, когда другие родственники и ставленники президента не преминут воспользоваться возможностью занять место Назарбаева.

Для Нурсултана Назарбаева, как впрочем, и для Казахстана, это стало бы возможностью избежать лишних проблем. Так что, если президент сможет разрешить поставленные задачи, то Казахстан и далее будет идти своим путём.

Все что остается президенту - это не допустить потери власти и предупредить возможные конфликты, постоянно лавируя между Россией и Западом.

А уж нефти на его век хватит.

ТАДЖИКИСТАН

Среди наиболее важных внутриполитических событий последних четырёх лет в Таджикистане следует, прежде всего, назвать завершение развивавшихся параллельно процессов выхода из гражданской войны 90-х годов и выстраивания таджикского постсоветского национального государства.

Хотя межтаджикские мирные соглашения были подписаны 27 июня 1997 г., а их реализация была официальна завершена таджикским правительством и Комиссией по национальному примирению к 31 марта 2000 г., последним большим политическим «прощай» гражданской войне можно считать мирное разрешение разразившегося в июне прошлого года хорогского кризиса. Тогда в Хороге - административном центре приграничной с Китаем и Афганистаном Горно-Бадахшанской автономной области, начался многодневный митинг.

Стоявшие за этими акциями силы, прежде всего бывшие полевые командиры бывшей оппозиции, были обеспокоенные неопределённостью своего положения: сначала сменилось региональное руководство, потом городское.

В качестве инструмента давления на центральную власть использовали население, которое было недовольно социально-экономической ситуацией в регионе и неправомерными действиями чиновников. Люди также высказывали негативное отношение к результатам урегулирования таджикско-китайских территориальных проблем, выводу некоторых населенных пунктов из состава области. Митингующие требовали в ультимативной форме от Душанбе аннулировать решение о вводе в область дополнительного числа военнослужащих. Выдвижение последнего требования означало не что иное, как покушение на суверенные права таджикского государства осуществлять контроль над всей территорией республики. Ситуация усугублялась еще и тем, что большая часть жителей этой автономии является последователями исмаилизма.

Руководство страны проигнорировало раздававшиеся призывы к использованию силы и разрешило возникшую кризисную ситуацию сугубо мирными политическими мерами. Урегулирование конфликта мирными средствами позволило снять угрозу политической стабильности в стране, а в перспективе, и территориальной целостности республики. Мирные методы позволили также избежать совершенно ненужного для Таджикистана и чреватого различными негативными последствиями неизбежного возмущения и давления на республику со стороны влиятельных сегментов международного сообщества, которые восприняли бы силовые действия Душанбе не иначе, как направленные против исмаилитского меньшинства республики.

Выстраивание постсоветского таджикского национального государства происходило в рамках национально-возрожденческой модели, единственной, в рамках которой стало возможным объединить таджиков, расколовшихся как по региональным, так и идеологическим направлениям, на основе принадлежности к единому этносу.

Формальными актами, обозначившими завершение данного процесса, стали проведение парламентских 2005 и президентских 2006 года выборы. Это были первые выборы в устоявшиеся по форме и срокам своих каденций институты власти.

Другими важными особенностями по завершению процесса возведения здания постсоветского таджикского государства стали утвердившееся и на практике, и в сознании жителей страны, всеобъемлющее доминирование в государственно-политической жизни республики института президентской власти и переход в 2005 г. всей полноты контроля над государственными границами Таджикистана от российских к таджикским пограничникам.

«Следует забыть о советском характере нашего государства, его уже нет, оно неуклонно исламизируется» - сказал один из таджикских социологов. Думаю, это можно считать знаковым изменением ситуации в стране за последние четыре года.

Там, где политические элиты осознают объективный характер данного процесса и адаптируются к ним, там они оказываются в состоянии или взять власть в свои руки. А если они уже обладают властью, то сохранить и упрочить её. Происходящее сегодня в Таджикистане свидетельствует о том, что власть, в общем и целом, прагматично адаптируется к реальности.

Был принят Закона «Об упорядочении традиций и обрядов». В связи с этим представители Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) заявили, что не говорили о необходимости принятия мер, предусмотренных законом, чуть ли не 20 лет, подвергаясь при этом политическому остракизму. В результате, власти пришли к осознанию этой необходимости. Буквально на днях произошло законодательное утверждение ханафитского мазхаба (толка) в исламе, как основного в Таджикистане.

Можно также говорить о том, что власти отходят от советских, по сути и содержанию, действий в отношении религиозного поведения исповедующего ислам населения, что они переходят от попыток ограничить распространение исламского образования к тому, чтобы ввести его в легальные рамки и самим способствовать его развитию в этих рамках.

В экономической жизни страны в последние четыре года стало очевидным, что одним из основных факторов развития таджикской экономики стала массовая трудовая миграция. По различным экспертным оценкам, денежные переводы трудовых мигрантов и участие этих денег в экономических процессах страны способствует формированию от одной трети до половины ВВП.

Именно в последние четыре года обозначился приток значительных внешних инвестиций в экономику республики. Благодаря им уже завершено строительство крупной Сангтудинской ГЭС-1 (Россия). Полным ходом идёт строительство такой же крупной Сангтудинской ГЭС-2 (Иран). Разворачивается модернизация нурекской и Кайракумской ГЭС. Завершено строительство ЛЭП-220 Лолазор-Хатлон (КНР). К концу нынешнего года завершится строительство ЛЭП-500 «Север-ЮГ» (КНР), быстрыми темпами осуществляется реконструкция шоссе Душанбе-Ходжент-Чанак (КНР) и т.д., близко к окончательному завершению строительство тоннеля Истиклол (Иран) и целого ряда других подобных сооружений, на новый уровень выходит реализация прежних горнорудных проектов, готовятся к запуску новые проекты (КНР).

Вместе с тем следует отметить, что успешная реализация крупных энергетических и прочих инфраструктурных проектов имеет место пока лишь там, где в качестве внешнего инвестора выступают или иностранные государства, или подконтрольные этим государствам кампании. Поэтому нет ничего случайного в том, что названные выше проекты были реализованы или реализуются российскими, китайскими и иранскими компаниями. Сотрудничество с сугубо коммерческими частными компаниями в реализации крупных инвестиционных проектов пока назвать успешными никак не получается. Очень контрастно это проявилось в случае с участием российских компаний в реализации энергетических проектов. РАО ЕЭС успешно справилось со строительством Сангтуды-1. Попытка же завершить строительство Рогунской ГЭС при участии «РусАл» полностью провалилась.

Как представляется, реально инвестициями в соответствующих таджикских государственных структурах считаются лишь инвестиции в крупные инфраструктурные проекты. Отношение этих структур к подобным проектам и к серьезным иностранным инвесторам - непосредственно государствам, или поддерживаемым ими компаниями, также является серьезным. Такого серьезного и уважительного отношения к не столь крупным частным инвесторам пока не наблюдается.

Следует подчеркнуть, что политическая составляющая в участии китайских и иранских инвесторов в реализации крупных инвестиционных проектах в Таджикистане весьма существенна. Более того, эти инвестиции, как представляется, рассматриваются ими скорее как политические, нежели сугубо коммерческие. КНР, Россия, Иран или подконтрольные им государственные компании могут позволить себе подобную «роскошь». Западные же инвесторы подобного себе позволить не могут. Таджикское государство, заинтересованное в привлечении крупных иностранных инвестиций в свои крупные инвестиционные проекты, которые склонно рассматривать не в коммерческих категориях, и западные и не западные инвесторы, рассчитывающие исключительно на бизнес, ментально пока никак не могут соотнестись друг с другом.

Во внешнеполитический сфере за прошедшие четыре года утвердился многовекторный курс, в основе которого лежит прагматический принцип «открытых дверей». При этом, когда в Таджикистане говорят о многовекторности своих отношений с внешним миром, следует иметь в виду, что речь идет прежде всего об отношении с такими мировыми державами-полюсами как Россия, США и Китай. Эти три страны, будучи в своих решениях самостоятельными, обладают соответствующими ресурсами, использование которых позволяет им защищать или обеспечивать свои национальные интересы в Центральной Азии и в каждой из ее стран.

Очевидно, что США стремятся усилить своё прямое и косвенное политическое, военное, экономическое, информационное, идеологическое и т.д. присутствие в регионе ради обеспечения своих национальных интересов. Составной частью этих интересов с того самого момента, когда они признали независимость новых постсоветских государств Центральной Азии, является недопущение, в максимально возможной степени, восстановления былого влияния России в регионе.

Россия, в свою очередь, пытается противостоять, особенно активно в последнее время, устремлениям США и западноевропейских союзников в регионе, видя в них, причём совершенно справедливую, угрозу собственным национальным интересам, прежде всего, своей национальной безопасности.

Что же касается Китая, то в настоящее время Таджикистан и весь регион рассматриваются Пекином в качестве объектов приложения инвестиций, направленных, в конечном итоге, на нейтрализацию угроз политической стабильности своих западных территорий и национальной безопасности в целом.

Сегодня для Таджикистана значение России определяется, главным образом, её статусом страны - реципиента многочисленных таджикских трудовых мигрантов, чьи денежные переводы на родину обеспечивают социальную стабильность и стимулируют рост экономики республики. Россия также интересна для Таджикистана и в качестве инвестора в стратегические для республики энергетические проекты - уже реализованные (Сангтудинская ГЭС-1) и возможные в перспективе.

Значение США для республики определяется тем, что Америка является фактором, способствующим упрочению независимости страны. После событий 11 сентября 2001 г.. республика, имеющая 1400 км. границу с Афганистаном, стала для Соединённых Штатов важным политическим союзником. Эти два обстоятельства обуславливают положительный характер развития таджикско-американских отношений. Кстати, за все постсоветские годы отношения между двумя странами были свободными от конфликтов. США заинтересованы в укреплении собственного политического и экономического потенциала в Таджикистане. В этом плане, именно благодаря США для республики был создан фактический режим наибольшего благоприятствования в ведущих международных финансовых институтах.

Оазис


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение