Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Городские кыргызы в условиях транзитного общества.

25.04.2009

Автор:

Теги:
 

 

Кожомуратова Б.Ж.

старший преподаватель КГУ им. И. Арабаева

 

         При изучении процессов адаптации этносов постсоветских республик к условиям трансформирующегося общества большое значение имеют  гендерные особенности, то есть адаптационное поведение мужчин и женщин в основных сферах жизнедеятельности - социально-экономической, общественно-политической и семейно-бытовой, так как оно имеет различия. Поэтому исследование этой проблемы имеет не только теоретическое, но практическое значение.

         Следует отметить, что в силу как народных традиций кыргызов и большинства других этносов, в том числе и русских, проживающих на территории Кыргызстана, а также и благодаря наследию Советского Союза, женщины во многих отношениях имеют равные с мужчинами права. Они достаточно широко вовлечены в экономическую и социально-культурную жизнь республики. Доля женщин среди занятых в экономике составляет чуть менее 50%.[1] Основными сферами женской занятости являются здравоохранение - 75,3%, образование - 66,4%, культура - 62,1%, связь - 55,9%, финансы - 58,3%, наука - 51,2%, где они составляют более половины работающих. Но все же, необходимо отметить, что доля женщин в занятом населении из года в год снижается: если в 1991 г. в Кыргызстане женщины составляли 48,9% занятых, то к концу 1990-х годов - 47%.[2] 

         Доступ женщин к образованию также свободен: девочки, как и мальчики, получают обязательное среднее образование, женщины составляют несколько более половины студентов высших учебных заведений. Так, в 1998 году доля женщин, учащихся в вузах, составила 51%.  С региональной точки зрения в экономическом положении женщин нет больших различий, хотя возможности женщин занимать руководящие должности или должности специалистов в г.Бишкек выше, чем в областях. Например, если доля женщин в экономически активном населении в Ошской и Джалал-Абадской областях составила 46,1% и 48,4% соответственно, в Нарынской, Иссык-Кульской и Таласской областях - 45,2%, 45,9% и 48,6% соответственно. В г. Бишкек этот показатель составил 49,1%.[3]

         Следует отметить, что заработная плата женщин в целом ниже, чем у мужчин. Это, однако, объясняется не более низкой оплатой женщин за равный труд, а тем, что работающие женщины сконцентрированы в основном в отраслях с более низкой оплатой труда.  Этот факт, наверное, свидетельствует о наличии некоторого гендерного неравенства. Например, в последние годы наблюдается усиление различий в положении мужчин и женщин в общественно-политической сфере. Если в советское время ситуацию «спасала» реализуемая партийными органами негласная схема распределения мест и подбора кандидатов, благодаря которой достигалась формальная сбалансированность представительства женщин и мужчин, участвующих в политической жизни общества, то в период радикальных преобразований женщины не выдерживают конкуренции с противоположным полом. Отсюда столь резкое снижение численности женщин в законодательных и исполнительных структурах власти.[4]

Конечно, глобальные социально-экономические и политические изменения 1990-х годов в значительной мере изменили положение женщин во всех сферах жизнедеятельности. Передел собственности, социальная поляризация общества, упадок производства, рост безработицы - все эти факторы болезненно затронули благосостояние женщин. Заметно сократилась сеть социальной поддержки и ухода за детьми (детские сады, группы продленного дня в школах и т.п.), ухудшилось функционирование систем здравоохранения, образования, жилищно-коммунальных и бытовых услуг. Многие виды услуг, ранее предоставлявшиеся бесплатно, стали очень дорогими и потому недоступными для большинства женщин.

         Одним из самых острых проблем на современном этапе, на наш взгляд, является проблема труда и занятости. Несмотря на то, что уровень образования мужчин и женщин почти одинаков (например, высшее и среднее специальное образование среди мужчин имели 109 и 145 чел. Соответственно, среди женщин этот показатель составил 108 и 164 чел.соответственно на 1000 человек в возрасте 15 лет и старше)[5] женщины чаще теряют работу. Так, в 1998 году доля женщин среди официально зарегистрированных безработных составляла по г. Бишкек 6933 чел., доля мужчин - всего 3661 чел.[6]

         Материалы проведенного этносоциологического исследования свидетельствуют о том, что, несмотря на имеющиеся проблемы и жизненные трудности, значительная часть населения настроена более или менее оптимистично. В настоящее время относительно незначительна доля тех, кто болезненно реагирует на все жизненные невзгоды. Среди кыргызов женщины выглядят более оптимистичными, нежели мужчины. Мужчины же проявили большую терпеливость, готовность выносить трудности переходного периода. Так, на вопрос «Как Вы считаете, какое из приведенных ниже высказываний более всего соответствует Вашему отношению к современной жизни?» 29,7% мужчин и 41,2% женщин кыргызской национальности ответили, что «все не так плохо, а скоро будет лучше». 43,2% мужчин и 30,1% женщин считают, что «жить трудно, но терпеть можно» и лишь 4,7% мужчин и 8,5% женщин кыргызской национальности ответили, что «терпеть наше бедственное положение совершенно невозможно».

         Что касается ответов респондентов русской национальности, то они выглядят следующим образом. 18,8% мужчин и 22,8% женщин убеждены, что скоро настанут лучшие времена. Более половины опрошенных (55,8% мужчин и 56,3% женщин) считает, что «жить трудно, но терпеть можно», то есть проявили пассивную, выжидающую позицию. 11,6% мужчин и 13,8% женщин считают, что терпеть трудности совершенно невозможно, то есть особенно негативно оценивают современную жизнь.

         Одним из важных показателей адаптации людей к новым для них условиям жизни является показатель удовлетворенности человека своим положением в обществе.

Таблица 1

Степень удовлетворенности женщин и мужчин своим положением в обществе в зависимости от их этнической принадлежности (в %)

 

Варианты ответов

Кыргызы

Русские

муж.

жен.

муж.

жен.

1.

Полностью удовлетворены

33,8

37,9

30,4

22,2

2.

Скорее удовлетворены

31,8

33,3

29,7

30,5

3.

Скорее неудовлетворенны

5,4

7,2

15,2

21,6

4.

Полностью неудовлетворены

6,1

5,9

8,7

6

5.

Затруднились ответить

22.9

15,7

16

19,8

 

         Женщины кыргызской национальности оценивают свое положение в обществе положительно, нежели мужчины (37,9% против 33,8%). Численность женщин русской национальности среди тех, кто удовлетворен своим положением в обществе ниже численности мужчин, а среди недовольных, наоборот, их удельный вес превалирует (30,4% против 22,2%) (таблица 1).

         В числе важных факторов, которые могли бы помочь людям легче приспособиться к новым условиям жизни, очень важную роль играет их более активное включение в рыночные отношения и структуры, позитивный настрой на рыночные преобразования.

         Важно отметить, что и у мужчин, и у женщин кыргызской национальности, удельный вес позитивно настроенных на рыночные преобразования примерно одинаков (14,2 мужчин и 13,1 кыргызов). Доля людей, которые были скорее недовольны или полностью недовольны результатами проведенных рыночных преобразований в республике, среди представителей обоих полов также одинакова (16,2 мужчин и 17% женщин были «скорее недовольны»; 11,5% мужчин и 11,8 женщин были «полностью недовольны»).

         Что касается представителей русской национальности, то здесь доля людей, полностью положительно оценивших переход к рынку, оказалась очень малой по сравнению с представителями титульного этноса (всего 2,2 мужчин и 4,8 женщин).

         Причем мужчины чаще высказывают в той или иной мере негативное отношение к рынку, нежели женщины. Например, если среди женщин, скорее или полностью недовольных рыночными преобразованиями, оказалось 40,1%, то среди мужчин этот показатель составил 55,1%

         Такие разные отношения представителей титульного этноса и русского этноса вполне понятны. Ведь рынок со своими жесткими законами, высокой конкуренцией, ориентацией на собственные силы не вполне приемлем для большинства населения. Он привлекателен для людей, близких к власти и материальным ресурсам (здесь, наверное, определенную роль играет и инициативность людей). Так как среди представителей русского этноса невелика доля людей, занимающих определенное положение во власти и управлении, соответственно и располагающими материальными ресурсами, то и лишь некоторые из них оказались успешно вовлеченными в рыночные преобразования.

         Что касается высокой доли мужчин русской национальности, недовольных рыночными преобразованиями, то здесь кроется следующая причина. Мужчина, как известно, испокон веков считается главным добытчиком, кормильцем семьи, источником богатства и материального благополучия семьи. Инициатива русских мужчин заняться бизнесом, предпринимательством часто сталкивается со многими трудностями разного характера и преодолеть их в силах лишь некоторые из них. Отсюда и такое негативное отношение к проведенным в республике рыночным преобразованиям.

         Таким образом, несмотря на то, что с начала рыночных преобразований прошло более десяти лет, только немногие смогли адаптироваться к рыночным отношениям. Обращает на себя внимание тот факт, что в ряду тех немногих, кто так или иначе адаптировался к рыночным условиям, среди кыргызов немного больше доля мужчин, чем женщин (46,6% против 39,9%), а среди русских, наоборот, довольно мала доля мужчин, нежели женщин (27% против 17,4%).      

         Одним из новых явлений в жизни населения республики, которое было обусловлено переходом на рыночные отношения, является появление и формирование такого вида деятельности как предпринимательство. Надо признать, что, действительно, это занятие позволило многим кыргызстанцам не просто выжить в трудных экономических и социальных условиях, но и жить вполне обеспеченно, создавать новые рабочие места, что позволило хоть как-то облегчить ситуацию с безработицей, то есть оно способствовало улучшению условий и материального уровня жизни населению.

Таблица 2

Отношение респондентов к предпринимательской деятельности (в %)

Варианты ответов

 

Кыргызы

Русские

Муж.

Жен.

Муж.

Жен.

1.

Хочу и занимаюсь

19,6

15,7

13,2

10,8

2.

Занимаюсь, но без особого желания

8,1

6,5

5,8

4,2

3.

Не занимаюсь, но хочу заняться

18,9

30,1

22,5

22,8

4.

Не занимаюсь, не хочу, но, видимо, придется

11,5

7,2

 22,3

22,8

5.

Не занимаюсь, не хочу и не собираюсь

10,1

9,2

23,2

21,6

6.

Затруднились ответить

31,8

31,4

23,9

25,2

 

Согласно данным, полученным в ходе этносоциологического исследования, в настоящее время доля людей, занимающихся предпринимательской деятельностью, как среди мужчин, так и женщин в обеих этнических группах, довольно незначительна. В то же время, почти треть опрошенных женщин-кыргызок выразили желание заняться предпринимательством (30,1%). Данный показатель выше, чем у мужчин (18,9%).

Среди представителей русского этноса желающих заняться предпринимательской деятельностью оказалось 22,5% мужчин и 22,8% женщин. Среди них доля людей, не желающих, но считающих, что будут вынуждены заняться предпринимательством, оказалась выше, нежели среди кыргызов (22,3% мужчин и 22,8% женщин русской национальности против 11,5% мужчин и 7,2% женщин кыргызской национальности) (таблица 2).

В русском массиве высока доля людей, кто предпринимательством не занимается, не хочет и не собирается заниматься. Причем в этой этнической группе наибольший процент составляют, с одной стороны, респонденты в возрасте  18-24 лет (32,7%), с другой стороны - 40 лет и старше (49,1%). Это можно объяснить тем, что в первом случае - это образовательные планы молодежи, она нацелена на получение знаний, а не на занятие каким-либо делом, во втором случае - у представителей старшей возрастной группы, как правило, к этому времени уже есть определенное занятие и они считают, что поздно что-либо менять, начинать новое дело. 

         О попытках приспособиться к новым условиям жизни свидетельствуют данные о занятии населения дополнительной работой. 41% опрошенных русских, кроме заработка на основной работе, не имеют другого дохода, так как не занимаются какой-либо дополнительной деятельностью.  Более половины респондентов (51,8%) занимаются дополнительной работой постоянно, сезонно или от случая к случаю.

         Среди респондентов кыргызской национальности доля людей, не занимающихся подобного рода деятельностью, составила 46,5%. 46,2% кыргызов занимаются какой-либо деятельностью, чтобы иметь дополнительный доход. Причем в обеих этнических группах процент женщин, занимающихся дополнительной деятельностью, несколько выше, нежели мужчин.

         Необходимо добавить, что среди представителей молодежной возрастной группы и кыргызской, и русской национальностей в возрасте 18-24 лет, независимо от пола, довольно значительна доля тех, кто совмещает работу с учебой.    

         Как известно, в числе социально-экономических трудностей наиболее остро стоит в республике проблема безработицы, в частности, женской безработицы. Так, в общем числе безработных удельный вес женщин составляет около 60%. Они же более активны в поисках работы - в 1998 году в г. Бишкек 5146 женщин обратились по вопросам трудоустройства против 3714 мужчин.[7]

         Безработным женщинам труднее, чем мужчинам, найти работу. Если даже и находят работу, то, в основном, в низкооплачиваемых сферах деятельности. На наш взгляд, одним из факторов высокого уровня женской безработицы является несовпадение спроса и предложения рабочей силы.

         Безработица является важнейшим фактором, снижающим уровень жизни населения, низкой материальной обеспеченности значительной части жителей регионов республики. Так, 24,9% опрошенных респондентов кыргызской национальности и 26,2% респондентов русской национальности признали, что живут на грани бедности и нищеты, то есть «денег хватает только на продукты питания или не хватает даже на это». 31,6% кыргызов и 32,1% русских ответили, что «денег хватает на питание и предметы первой необходимости», а «ни в чем себе не отказывают» всего 9,3% кыргызов и 8,2% русских.

Теперь хотелось бы рассмотреть гендерные особенности в оценках возможностей семейного бюджета. По данным нашего этносоциологического  опроса, половина опрошенных как кыргызок, так и русских женщин, при оценке возможностей своего семейного бюджета указали на то, что денег хватает только на питание и предметы первой необходимости (49% кыргызок и 51,5% русских женщин соответственно), а 7,2% представительниц титульной национальности и 12% русских женщин признали, что денег не хватает даже на самое необходимое, в том числе и на питание. Из приведенных данных можно сделать вывод о том, что уровень жизни основного населения столицы довольно низкий, что практически каждая десятая жительница г. Бишкек до сих пор не имеет возможности полноценно питаться. Из всего числа опрошенных только 9,2% кыргызок и 6,6% русских женщин ответили, что имеют возможность ни в чем себе не отказывать.

Таким образом, можно сказать, что женщины лучше осведомлены о материальных трудностях своей семьи, так как ведение домашнего хозяйства, приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости в основном лежит на плечах женщины.

Одной из характерных особенностей постсоветского времени является социальное деление общества и усиление разрыва между имущими и неимущими, богатыми и бедными, что порождает недоверие, непонимание друг друга. Каждая из этих социальных групп живет своей жизнью, что ведет к усилению социальной напряженности, ухудшению отношений между людьми разных социальных слоев, их противостоянии, увеличению дистанции между богатыми и бедными. Отсюда и социальная напряженность в обществе, рост недовольства людей своим социальным положением и настороженное отношение, а зачастую непринятие и даже враждебность к тем, кто, по представлениям малообеспеченных слоев населения, живет незаслуженно лучше их.

По материалам нашего опроса, в республике в целом 27,9% кыргызов и 50,8% русских признали, что живут «бедно» и «ниже черты бедности». К «среднеобеспеченным» отнесли себя 41,5% кыргызов и 37,4% русских. Среди опрошенных респондентов «богатыми» и «очень богатыми» считают себя 20,9% кыргызов и всего 7,2% русских.

Таким образом, современное общество характеризуется численным преобладанием неимущих над численностью материально обеспеченных. К сожалению, это в первую очередь касается столичных жителей русской национальности, процесс адаптации которых, согласно данным этносоциологического исследования, проходит с определенными трудностями, нежели кыргызов. 

Соответственно, степень удовлетворенности своим материальным положением, которая, можно сказать, служит некоторым индикатором, по которому можно судить о процессах адаптации людей к трансформирующейся среде, остается низкой. Так, 36,9% кыргызов и 40,6% русских не были удовлетворены своим материальным положением. При этом, процент женщин, оценивших свое материальное положение как неблагополучное, а потому не довольных им, выше, чем у мужчин. Так, не удовлетворены своим материальным состоянием 40,6% кыргызок и 63,5% русских женщин, в то время как среди мужчин соответственно 33,1% и 60,1%. И, наоборот, по сравнению с мужчинами, численность женщин обеих национальностей среди удовлетворенных своим материальным положением немного ниже: 43,2% кыргызок и 27,6% русских женщин. Здесь прослеживаются различия в ответах по поводу удовлетворенности материальным п оложением наблюдается между женщинами разных этнических групп. Мужчины кыргызской национальности были в большей степени удовлетворены своим материальным положением, нежели мужчины русской национальности (49,4% против 32,6%).

         Очень много нерешенных вопросов и в ситуации с жильем. Согласно данным этносоциологического опроса, примерно половина опрошенных мужчин и женщин кыргызской и русской национальностей были в той или иной мере удовлетворены своими жилищными условиями (54,7 мужчин и 54,3% женщин кыргызской национальности; 55,1% мужчин и 51,5% женщин русской национальности). В то же время, показатель неудовлетворенности жилищно-бытовыми условиями также довольно высок, особенно среди русских женщин (34% кыргызок и 43,7% русских женщин).

         Неудовлетворенность своим материальным положением и жилищными условиями значительной части кыргызских и русских женщин связана, в первую очередь, с низким уровнем оплаты их труда. В отличие от советских времен, когда одним из важнейших стимулов трудовой деятельности была интересная работа и желание приносить пользу обществу, в постсоветский период главную роль стал играть, как известно, высокий заработок.[8]  

         Гендерный анализ процессов адаптации населения г. Бишкек к изменениям в социально-экономической сфере показал, что женщины в целом приспосабливаются к новым условиям жизни по многим причинам труднее и болезненнее, чем мужчины. Но, вместе с тем, женщины как бы то ни было, несмотря на все сложности, пытаются адаптироваться и проявляют готовность включиться в рыночные отношения. Хотя среди женщин, полностью приспособившихся к рынку не так много, женщины в большей степени недовольны рыночными преобразованиями, чем мужчины, тем не менее, важно то, что основная масса опрошенных и мужчин, и женщин все же настроена на адаптацию и преодоление социальных и экономических проблем.

         Адаптация мужчин и женщин к новым общественно-политическим условиям также имеет свои особенности. Несмотря на то, что время после распада Советского Союза и образования независимых республик была богата разными политическими событиями, в основной массе жителей столицы, как у мужчин, так и у женщин, интерес к политической жизни на момент проведения этносоциологического опроса был не очень высок.

         Таким образом, нужно отметить, что в оценке сложившейся ситуации в  республике в кыргызской и русской этнических средах наблюдаются некоторые различия. Так, больше всего положительных оценок оказалось у представителей титульной национальности. Причем более оптимистичную позицию проявили респонденты женского пола. Что касается русского массива, то здесь людей, не удовлетворенных своим социальным положением, состоянием социально-экономической сферы, неуверенных и пессимистично настроенных в прогнозах на ближайшее будущее оказалось несколько больше, нежели среди представителей кыргызской национальности.          Тем не менее, здесь можно заметить следующую закономерность: в обеих этнических группах женщины проявляют большую терпеливость и оптимистичность.

Литература:

  • 1. Гендерные отношения в Кыргызстане: Ст.сб. / Подгот. исслед.группой Нацстатком. КР под общ.ред. З.И. Кудабаева. - Б.: ЮНФПА, 2002.
  • 2. Гендерные отношения в Кыргызстане: Сб.гендерно-разделенной статистики / Нацстатком. КР, Фонд народонаселения ООН в Кыргызстане. - Б.: Print House, 2005.
  1. Демографический ежегодник Кыргызской Республики. - М.: Стат.  комитет СНГ, 1992.
  2. Кыргызстан. Общая оценка состояния страны: Подготовлена для учреждений системы ООН в Кыргызстане/Центр социальных и экономических исследований, Нац.стат.ком.КР; Сост.: Р. Могилевский. - Б., 1999.
  3. Постсоветская Хакасия: трансформационные процессы и этнорегиональные модели адаптации: Этносоциологические очерки/Отв. Редакторы М.Н.Губогло, Л.В.Остапенко. - М., 2005.


[1] Кыргызстан. Общая оценка состояния страны: Подготовлена для учреждений системы ООН в Кыргызстане/Центр социальных и экономических исследований, Нац.стат.ком.КР; Сост.: Р. Могилевский. - Б., 1999. - С.37.

[2] Там же. - С. 36.

[3] Кыргызстан. Общая оценка состояния страны: Подготовлена для учреждений системы ООН в Кыргызстане/Центр социальных и экономических исследований, Нац.стат.ком.КР; Сост.: Р. Могилевский. - Б., 1999. - С.36.

[4] Постсоветская Хакасия: трансформационные процессы и этнорегиональные модели адаптации: Этносоциологические очерки/Отв. Редакторы М.Н.Губогло, Л.В.Остапенко. - М., 2005. - С. 391.

[5] Кыргызстан. Общая оценка состояния страны: Подготовлена для учреждений системы ООН в Кыргызстане/Центр социальных и экономических исследований, Нац.стат.ком.КР; Сост.: Р. Могилевский. - Б., 1999. - С. 42.

[6] Там же. - С.15.

[7] Кыргызстан. Общая оценка состояния страны: Подготовлена для учреждений системы ООН в Кыргызстане/Центр социальных и экономических исследований, Нац.стат.ком.КР; Сост.: Р. Могилевский. - Б., 1999. - С. 17.

[8] Постсоветская Хакасия: трансформационные процессы и этнорегиональные модели адаптации: Этносоциологические очерки/Отв. Редакторы М.Н.Губогло, Л.В.Остапенко. - М., 2005. - С. 408.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение