Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ТЕМП ЗАДАЮТ США

22.04.2009

Автор:

Теги:

 

    Уже полгода идет активизация всех «заморожененых» процессов на Южном Кавказе. Ключевую роль в придании им динамичности сыграли события августа 2008 года в Южной Осетии, в результате которых все акценты в регионе резко сместились.  

  СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ПРОИГРЫШ

  Поначалу казалось, что, одержав победу в пятидневной войне, Россия усилила позиции в регионе. Однако дальнейшие события говорят об обратном. Война расставила точки над «i» в вопросах, касающихся и судьбы бывших грузинских автономий, и перспектив отношений в треугольнике Россия- Грузия- Запад. В результате перехода Южной Осетии и Абхазии под покровительство России, последняя лишилась рычагов воздействия на Грузию и механизмов ее удержания в орбите своего влияния.

Очевидно, что итоги войны оказались трагичными для Грузии, но, рассматривая вопрос в геополитической плоскости, можно утверждать - теперь эта страна потеряна для России. В обозримом будущем в Грузии не появится силы, ориентированной на Москву, и не просто ориентированной, а занимающей сбалансированную позицию. Как во власти, так и в оппозиции преобладает принцип «или-или», но ни в коем случае не «и-и» (и с Западом, и с Россией).

По мнению профессора кафедры арабистики Ереванского госуниверситета Давида Ованнисяна, «невозможно не считаться с тем обстоятельством, что после пятидневной войны в Черном море оказался американский флот. Это абсолютно изменило всю ситуацию в регионе Южного Кавказа». Одновременно интересы Запада и России «скрестились» и в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Чтобы компенсировать свое поражение на грузинском направлении и не допустить расширения «американского плацдарма» на Южном Кавказе, Россия форсировала усилия в его урегулировании, подтверждением чего стало подписание президентами России, Армении и Азербайджана в ноябре прошлого года соответствующей Московской.

Для Москвы подписание этого документа было важно с точки зрения реанимации имиджа страны, способной стать посредником в урегулировании конфликтов. Кроме того, Россия попыталась продемонстрировать, что ее посреднические усилия дали конкретный результат. Россия всегда проводила последовательную политику по консервации карабахского конфликта для удержания в орбите своего влияния сразу двух стран - Армении и Азербайджана.

Руководитель аналитического центра Глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян считает, что динамичные процессы, происходящие в регионе, затрудняют сохранение желанного для Москвы статус-кво в вопросе разрешения проблемы Нагорного Карабаха: «Российская позиция в этом вопросе претерпевает серьезные изменения как с учетом итогов войны в Грузии, так и с учетом активизации армяно-турецких контактов».    

 БОРЬБА НЕ ОКОНЧЕНА  

При этом очевидно, что борьба между Россией и Западом за регион еще не окончена. По мнению политического обозревателя информагентства «Ноян Тапан» Давида Петросяна, стратегическая линия Батуми-Баку, которая стала частью «большого креста», по итогам войны в Грузии осталась вне контроля России.

Однако если Москва (вместе с Тегераном) сумеет взять под контроль большую часть линии Тбилиси-Тебриз, то она сможет продолжить геополитическую борьбу в регионе с Западом. «Речь фактически идет о том, кто из главных внешних игроков в регионе будет контролировать зону нагорно-карабахского конфликта и чьи именно миротворческие разделительные военные силы будут расположены между армянскими и азербайджанскими подразделениями после предполагаемого ухода армянских подразделений из зоны безопасности (пять или шесть районов за пределами административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области)»,- говорит Давид Петросян. Твердое намерение России остаться в регионе, вынуждает Москву «продавливать» свой вариант, то есть расположить в зоне конфликта своих миротворцев. Американцы же стремятся не допустить этого и намереваются расположить на разделительной линии миротворцев НАТО.

Именно в разрезе усилившегося противостояния Москвы и Вашингтона в регионе приходится рассматривать и недавний визит в Москву президента Азербайджана Алиева, и предстоящий в 23 апреля визит президента Саргсяна, и звонок вице-президента Джозефа Байдена армянскому президенту накануне его отъезда в российскую столицу. Очередность визитов, встреч и телефонных звонков стала ярким подтверждением конкуренции между Москвой и Вашингтоном. Обе силы оказывают давление на стороны конфликта. Что касается Армении, то здесь давление обусловлено низким уровнем легитимности действующего президента Сержа Саргсяна, что делает его уязвимым для внешних вызовов. Это обстоятельство пытаются использовать как Москва, так и Вашингтон, и Брюссель.

Со стороны Вашингтона и Брюсселя в качестве рычага давления используется система международных политических институтов (Совет Европы, Европейский суд по правам человека и пр.) в рамках которых официальный Ереван взял на себя обязательства, значительная часть которых им не выполняется. По словам лидера оппозиции, первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, Запад терпит и сфальсифицированные президентские выборы, и бойню 1 марта, и репрессии, и преследования по отношению к оппозиции, и факт наличия политических заключенных: «Этим Запад показывает, что готов закрыть глаза на любое беззаконие Сержа Саркисяна, лишь бы он пошел на уступки в урегулировании карабахского вопроса». Учитывая, что на стороны конфликта оказывают давление две большие, но разнонаправленные силы, в ближайшем будущем вряд ли произойдет прорыв в урегулировании конфликта.

Накануне визита в Ереван американский сопредседатель Мэтью Брайза заявил, что в мае или в июне ожидается перелом, а президенты Армении и Азербайджана изучают позиции противоположной стороны и те «болезненные уступки, на которые пойдут». Американский дипломат отметил, что достигнута договоренность - сосредоточиться на окончательном согласовании базовых принципов, что позволит достичь сбалансированного и справедливого разрешения конфликта: «Такое решение включает в себя возвращение территорий, сопредельных с Нагорным Карабахом, обеспечение безопасности населения, восстановление нормальной работы коммуникаций, гарантию обеспечения статуса Нагорного Карабаха». К этим словам с недоверием отнесся бывший министр иностранных дел Армении Вардан Осканян: «Соглашение об урегулировании конфликта должно включать в себя все принципы. Согласие сторон должно быть достигнуто одновременно. Очень сомневаюсь в том, что в ближайшее время этот вопрос может быть решен.

Не думаю, что это заявление соответствует действительности». В Ереване многие думают, что сегодня нет объективных оснований для обеспечения перелома в разрешении конфликта. «В течение последних двух лет сопредседатели часто делали аналогичные оптимистические заявления, которые впоследствии не реализовывались. Сказанное Брайзой, скорее всего, из серии этих оптимистических, но неоправданных заявлений»,- полагает политолог Степан Григорян. Тем не менее борьба за установление контроля над регионом продолжается, и вопрос урегулирования карабахского конфликта приобретает ключевую роль. Москва, заинтересованная в дальнейшем его «замораживании», вынуждена поддаваться темпу, взятому США, которые активно действуют на «заднем дворе» России. И с учетом динамично меняющейся картины в регионе, вряд ли этот конфликт останется «замороженным» длительное время.

  Сусанна ПЕТРОСЯН, Ереван  

Вести Кавказа.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение