Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Александр Караваев: «Сегодня на Южном Кавказе возникает много возможностей для реализации азербайджанских интересов»

18.04.2009

Автор:

Теги:

Интервью Day.Az с руководителем Службы политического прогнозирования Центра по изучению постсоветского пространства Александром Караваевым.

 - Каким вам видится характер обсуждений, которые запланированы в рамках визита президента Азербайджана в Россию?

- В целом надо сказать, что визит достаточно сложный. Не по атмосфере отношений, существующих между нашими государствами, а по содержанию. Перед Ильхамом Алиевым стоят очень непростые задачи. Сегодня на Южном Кавказе складывается ситуация, при которой возникает много возможностей для реализации азербайджанских интересов. Это касается и продвижения в процессе урегулирования карабахского конфликта, и тех возможностей, которые могут открыться в контексте экспорта углеводородов.

В данном случае подразумевается появление для Азербайджана новых рынков, которых раньше не было. И вот здесь очень важно будет провести какую-то линию, которая бы, с одной стороны, удовлетворила те предложения, которые направлены к Азербайджану с разных сторон, и при этом, никоим образом не ущемила азербайджанских интересов.

Ясно, что в последние дни к Ильхаму Алиеву и к Азербайджану в целом приковано внимание не только Москвы, но и Вашингтона. И это связано, прежде всего, с вопросом возможного открытия армяно-турецкой границы. Для Ильхама Алиева это вопрос не только престижа, но и сохранения той линии, которая была заложена во внешней политике Гейдаром Алиевым.

Поэтому я не вижу проблемы в том, что президент Азербайджана не поехал на форум «Диалог цивилизаций». Когда как раз в СМИ Турции и Запада активно обсуждался этот вопрос, и казалось, вот еще немного, и в угоду сложившемуся имиджу Барака Обамы Турция сделает уступку, и диалог с Арменией выйдет из тупика, в котором он оказался в результате карабахского конфликта.

Но шаг И.Алиева как раз четко очертил ту важность, которую представляет Азербайджан для всей проблематики региона. Потому что сразу после этого к Алиеву стали относиться как к человеку, который, в конечном счете, может сыграть свою ключевую роль в этом вопросе.

И поэтому, если провести линию к той встрече, которая сейчас проходит в Москве, то видно, что для Азербайджана сейчас важно каким-то образом поучаствовать в тех процессах, которые идут вокруг. С одной стороны - в налаживании газового экспорта в плане конкуренции двух маршрутов - Nabucco и российского Южного потока. Важно не разругаться с партнерами на Западе, и организовать новые правила игры с Россией, потому что ясно, что интересы РФ на Каспии остаются не менее значимыми, чем западные.

Второй план касается как раз политического урегулирования в целом на Южном Кавказе. И тут есть две страны, которые связаны наибольшим комплексом проблем - это Грузия и Армения. И в отношении последней подразумевается не только Карабахский конфликт, но в целом проблема, которая развивалась в течение XX века вокруг армянских исторических амбиций на территории Турции.

Так вот, тут ясно, что в технологическом плане налаживание каких-то контактов между Турцией и Арменией в принципе возможно. И очевидно, что обе стороны не против этого. Но при налаживании этих контактов Азербайджану важно продемонстрировать ту роль, которую он играет в регионе. Собственно, эта важность уже всеми ясно учитывается, но от И.Алиева вероятнее всего, потребуется тонкость и умение выступить как бы модератором этих переговоров. Поэтому сложность, в комплексе, решения всех этих задач и составляет ткань переговоров в Москве.

- Как, по-вашему, руководство России относится к возможности открытия границ между Арменией и Турцией?

- Раньше на этот счет можно было строить только догадки. Была лишь версия, что Москва относится к этому без раздражения. Но сейчас, после заявления главы МИД Лаврова о том, что Россия приветствует этот процесс, надо однозначно признать, что это действительно так.

Это подтверждается и целым рядом встреч между НПО России и Турции, а также встречами на экспертном уровне, которые имели место в последние два месяца. На этих встречах в общем-то не звучало какой-то негативной оценки о перспективах открытия армяно-турецкой границы. В целом, надо сказать, что российскому бизнесу в Армении, и тому чисто армянскому бизнесу, который связан с экспортом их продукции на внешние рынки, конечно же, необходимо открытие этой границы.

И поэтому, если говорить об интересах такой части политического спектра, то проблем вообще никаких нет. Единственная проблема, которая в Москве может периодически всплывать, относится в основном к сфере военно-промышленного комплекса, и военно-стратегического планирования.

Потому что еще с советских времен было понятно, что как бы единственный противник в регионе Закавказья для России - это Турция. Страна-член НАТО. Поэтому естественно, что в военных кругах России есть некоторое напряжение в отношении открытия армяно-турецкой границы. Но это не более, чем экспертный разговор. На уровне реальной политики он пока никак не отражается. Поэтому, если подвести итог, то надо сказать, что в целом отношение к перспективе открытия турецко-армянской границы у России достаточно хорошее.

- Как у вас расценивают неожиданно участившиеся визиты в Баку американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ? Это может говорить об активизации урегулирования карабахского вопроса?

- В отношении дипломатии М.Брайзы разговор может быть достаточно абстрактный. Эту тему надо разделить на две части. С одной стороны, ритмы работы чиновников Госдепартамента США довольно высоки, и наверняка превышают ритмы чиновников российского МИДа. Таково мое мнение. С другой стороны, есть и такая особенность, что на Брайзу ложатся вопросы в комплексе - от урегулирования вопроса Карабаха до продвижения экономических интересов США.

Поэтому я думаю, что его визиты включают не только одну конфликтную проблематику. А в целом, отношение к Мэтью Брайзе у российского экспертного сообщества достаточно прохладное, по ряду личных причин. Потому что в Москве, как впрочем, мне кажется, и в Баку, обращают внимание на его высказывания, которые нередко противоречат друг другу.

- Как вы прокомментируете инициативу Сергея Лаврова о создании Организации Каспийского Экономического Сотрудничества (ОКЭС)? Какие цели преследует этим Россия? И не может ли присоединиться к ОКЭС Армения, в будущем, в случае ее создания?

- Что касается стратегических целей РФ в отношении ОКЭС, я не могу добавить ничего нового к сказанному Лавровым. По всей видимости, как бы стратегического долгоиграющего проекта в отношении объединения Каспийских государств в некую региональную организацию у Москвы пока нет.

Если мы говорим о создании какого-то нового аналога ОЧЭС, то надо обратить внимание на то, что эта организация в политическом плане никакой роли практически не выполнила до сих пор. Хотя потенциально ОЧЭС была неплохой платформой для налаживания диалога, в том числе по вопросам сепаратистских конфликтов государств региона. И в последнее время в проблематику ОЧЭС стали включать вопросы, связанные с Каспийским морем.

Поэтому, на мой взгляд, не стоит множить региональные организации, и выделять Каспийский регион в некое отдельное ядро, учитывая, что экономические связи между этими странами пока недостаточно интенсивны. И проблемы, которые связаны, прежде всего, с правовым урегулированием статуса моря, и с другими вопросами - с хозяйственной деятельностью на Каспии, пока не позволяют говорить о том, что стороны могли бы сесть за стол одной организации.

Достаточно того, что между нашими пятью странами есть активное межмидовское и двустороннее сотрудничество. Поэтому я не вижу пока перспективы для того, чтобы можно было выстраивать отношения на какой-то единой организационной платформе. Но инициативы подобного рода возникали, и еще будут возникать, и озвучивать их будут и другие страны Каспия.

Расул Мехтиев
Day.Az

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение