Россия, Москва

info@ia-centr.ru

«Институт преемничества» в Казахстане: проблемы «ближнего круга».

18.04.2009

Автор:

Теги:
 

Андрей Степанов

«Институт преемничества» в Казахстане: проблемы «ближнего круга». Выступление на круглом столе в ИАЦ

**********************************************************************************

Уважаемые коллеги, я благодарен Алексею Викторовичу за возможность  выступить на экспертном семинаре ИАЦ по столь важной и значимой теме. Поскольку время для доклада сильно ограничено, то постараюсь тезисно осветить ключевые моменты, связанные с проблемой преемничества в нашей стране.

Для РК тема «Казахстан после Нурсултана Назарбаева»  в достаточной степени табуированная, но даже отдельные попытки рассмотреть ее в публичном пространстве сводятся к вопросу о персоналиях, а не о самой системе. Создается впечатление, что среди экспертов есть определенный консенсус - основные механизмы власти, созданные первым президентом РК будут сохранены на ближайшую перспективу в неизменном виде. Значит, дискуссия неизбежно будет идти по линии определения персоны «гаранта» сохранения нынешней модели управления.

Специфика Казахстана (с определенного момента) заключалась в том, что, максимальные гарантии для окружения нынешней власти не могла обеспечить   «династическая модель» (в отличие от Азербайджана), что и предопределило, в силу известных причин после 2006-2007 гг. ее перемещение на второй план. Теперь, даже виртуально возможный приход к власти Тимура Кулибаева не «эквивалентен» варианту Дариги Назарбаевой в версии 2004-2005 года. По инерции этот вариант называют «семейным», но, по сути, это не вполне соответствует действительности.

Дело в том, что само понятие «Семья» после известных событий вызывает в данном контексте негативные эмоции как у значительной части общества, так и, надо полагать, у самого Первого лица. Фактически круг людей, которые относятся сейчас к числу ближайших и наиболее доверенных лиц это поредевшая «старая гвардия» и часть управленцев, имеющих прямой доступ к главе государства. Допускаю, что степень доверия и «информационная зависимость» от этих лиц выше, нежели от упомянутых выше «семейных».

Именно поэтому Тимур Кулибаев и люди стоящие за ним, судя по всему, не возлагают надежды на тактику прямого действия, а идут по абсолютно правильному и единственно возможному в этой ситуации пути - расширяя аппаратное влияние, наращивая финансовые активы (насколько это возможно в условиях кризиса), расставляя на ключевые должности надежных людей.

Здесь прозвучал вопрос: а нужно ли все это самому Тимуру Кулибаеву? Мне кажется, нужно ровно настолько, насколько эта схема будет предполагать сохранение активов и безопасности бизнеса для самого Кулибаева и тех людей, которые составляют его явное и скрытое окружение. Вся логика нынешних событий в стране показывает, что при определенных обстоятельствах каждый из претендентов на великое будущее может оказаться предельно уязвимым. Поэтому амбиции это не только желание возвыситься, но и в какой-то мере проявление инстинкта самосохранения. Власть=деньги=безопасность. А разве в России иная ситуация?

Если отойти от модной темы Тимура Кулибаева и рассмотреть ситуацию с другими группами влияния, то станет очевидно, что ни одна из этих групп в настоящий момент не может претендовать на «контрольный пакет». Уязвимость героев вчерашних дней только возросла, что особенно заметно на примере Тасмагамбетова. Новые герои только идут в рост, как, например, Умирзак Шукеев. Их время еще не пришло.

Железных запасных по-прежнему возглавляет К-Ж. Токаев.

Несомненным недостатком технологии «преемник» можно считать кадровую ограниченность высшего эшелона казахстанской элиты - нет политика, который был бы одновременно и  преданным Президенту и харизматичным, надежным и в меру самостоятельным, также желательно, чтобы каждый день на него не возносили жалобы в Ак Орду агашки-конкуренты.

Впрочем, опасность для Нурсултана Назарбаева возникнет только тогда, когда  борьба начнет выходить за рамки  правил, предпосылки к этому были осенью прошлого года, но Президент равно удалил некоторых фигурантов и успокоил ситуацию.

Некоторые эксперты полагают, что в нынешней ситуации Нурсултан Назарбаев может пойти по пути Дэн Сяо Пина, при котором отец китайских экономических реформ продолжал управлять Поднебесной уже после своей официальной отставки, жестко контролируя действия преемников, а не преемника. В этом существенная разница, ибо подобного Дэну при его жизни все равно быть не могло.

Полагаю, что такой вариант, в принципе, возможен. Но и эта модель не меняет суть проблемы. Перефразируя известного российского политолога, замечу: проблема для Казахстана не в том, что нет достойного преемника нынешнему лидеру страны. Проблема в другом: мы  видим механизмы передачи власти  только в логике преемничества.

Караганда.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение