Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тигран Манасян: 6 тезисов мирного урегулирования иранского кризиса

14.04.2009

Автор:

Теги:

6 тезисов мирного урегулирования иранского кризиса

 

20 марта 2009 г. произошло событие, ставшее для многих надеждой на скорое примирение иранской республики с большинством членов международного сообщества. Президент Обама выступил в видео обращении, поздравляя жителей Ирана с Новым годом (Наврузом). Но сама идея эта у американского президента возникла в основном вследствие напряженных отношений с исламским правительством Ирана. Суть произнесенной Б. Обамой речи была в следующем: позабыв прошлые разногласия, шагнуть вместе в ногу со временем, т.к. в период современной глобализации необходимы все ключевые игроки на международной арене. Такое распределение сил автоматически влечет за собой более взвешенное и справедливое управления нашей планетой. Вот вкратце предложения президента США. Однако кроме предложений Обама напомнил и об обязательствах, основным из которых является прекращение работ по обогащению урана.

Ответ не заставил себя ждать, однако, говоря языком дипломатии, ход президента США практически провалился, т.к. изначально ответ был получен советником президента М. Ахмадинежада А. Джанванфекиром. Во-первых, принимая всерьез предложения Обамы, по законам дипломатии, ответное заявление должно было звучать также из уст лидера государства, которому направлялось послание. Во-вторых, США являются первой и лидирующей мировой сверхдержавой, а Иран - государство-изгнанник (для большинства стран), поэтому, принимая во внимание свой незавидный «статус», Иран должен был также ответить в лице главы государства, чего, собственно, не произошло. Следовательно, здесь возможны два варианта: либо Иран не принял предложения США, либо пока не обдумал и не взвесил все «за и против».

Более правдоподобным представляется второй вариант, т.к. между США и Ираном нет абсолютно никакого дипломатического доверия, кроме того, слова, озвученные иранской стороной, выглядели весьма холодными, не располагающими к дальнейшему диалогу (об этом речь пойдет далее). Для более глубинного понимания сути этой прохладной политики Тегерана в столь удачный для налаживания диалога момент, поможет небольшой экскурс в ХХ век, где и произошли основные события, приведшие к изоляции Ирана и его непримиримой гордой стойкости в своих начинаниях.

Нужно заметить, что Иран был надежным другом и последовательным партнером Западного мира на протяжении всего послевоенного периода до 1979 г. С тех пор, как территорию Ирана покинули советские и английские войска, это государство приняло линию наращивания связей со всеми странами Запада, особенно с США. Глава государства шах Реза Пехлеви проводил политику активной вестернизации и деисламизации, что далеко не всегда находило понимание среди иранского народа. Ультразападнические реформы и нововведения, приносящие в основном положительный эффект, порой шокировали большую часть населения и зачастую происходили к митингам и забастовкам. Одним из примеров излишнего (возможно, в данном случае, неоправданного) подчинения Западу стала высылка из страны (впоследствии ставшая роковой для шахского режима) оппозиционера аятоллы Хомейни.

Для стран Востока, где религия для большинства является образом жизни, такие действия по отношению к главе религиозной организации вызывают всегда массу негодования. Для общества, испокон веков жившего в условиях феодализма, такой неожиданный и кардинальный переход к современной демократии, стал чем-то чуждым и непонятным. Единственным верным путем к созданию общества демократического толка на Востоке является постепенное реформаторство с минимальной долей кардинальных нововведений. Требуется больше времени, чтобы все могло идти своим чередом. Самое главное - готовность к преобразованиям в умах простых людей. Современный «гуманный» Запад также в Средние века считался варварским местом, однако по истечению определенного времени и с улучшением экономической сферы многое изменилось.

Как бы то ни было, в итоге, негодования вылились в массовые волнения, подогреваемые Хомейни из заграницы. С возвращением аятоллы в бушующую страну в 1979 г., ситуация развивалась молниеносно. Был проведен всенародный референдум, Иран стал исламской республикой, а шаху пришлось спешно покинуть свою страну.

Отношения США и Запада с Ираном ухудшились после революции и установления теократического режима, противоречащего западному образу жизни, однако не оборвались. Апофеозом к разрыву отношений с США стало 4 ноября 1979 г., когда в Тегеране было захвачено посольство США, а дипломаты провели в заложниках 444 дня. Мало того, что Хомейни постоянно критиковал капитализм, да еще и напрямую пригрозил Вашингтону. Цель иранцев заключалась в «изгнании агентов ЦРУ, планировавших свержение революционного правительства».

Вполне очевидно, что Иран имел право так думать, ведь весь дореволюционный период Иран находился в полном подчинении Запада и США, однако столь недипломатичные и варварские методы нового правительства напрягли внимание всей международной общественности.

В последующие годы отношения не улучшались, и лишь в 90-е гг. европейские страны постарались восстановить прерванные революцией экономические связи с Тегераном. Но США остались неизменны в своей позиции, они не простили иранское правительство. Поэтому на протяжении последних 30 лет Вашингтон старался всячески навредить Ирану на международных арене[1]. Более того, американское руководство предъявило Ирану обвинения в спонсировании терроризма и разработки оружия массового поражения. Единственное дипломатическое представительство Ирана в США (посольство при ООН) и то закрылось после 11 сентября 2001 г.

Первые переговоры США с Ираном произошли только в 2002 г., относительно разрешения афганской проблемы. Здесь у США и Ирана мнения в основном совпадали, однако взаимное недоверие не позволило прийти к общему знаменателю.

Схожи были отношения Ирана с США и в вопросе, касательно режима Саддама Хусейна - одного из основных врагов революционного Ирана. Однако с приходом к власти консерватора Махмуда Ахмадинежада (после президента-реформатора Хатами) ситуация вновь обострилась. Иран настаивал на своем праве продвижения программы создания мирного атома, а США считали, что Тегерану ни к чему ядерная программа, даже если она мирная.

Многие заявления иранских лидеров вполне справедливы: например, почему Пакистан, Индия и даже маленький Израиль имеют право иметь ядерное оружие, а 70-ти миллионный Иран не вправе пользоваться мирной атомной программой?

Большинство членов мирового сообщества (США, РФ, Китай, страны ЕС...) не приемлют требования Тегерана. Аргументы поступали самые разные, однако основная причина стран Запада нежелания мириться с этой идеей Ирана заключается в недоверии и страхе перед молодым теократическим государством, несколько раз показавшим на примере довольно недипломатичное отношение с некоторыми государствами. Поэтому весь вопрос на сегодня заключается в том, когда и каким образом решатся разногласия вокруг Ирана.

Исходя из того, что ответ Ирана на предложение Обамы не внушило серьезных надежд на скорое продвижение, можно сделать вывод, что действующий президент - кандидат на следующий срок в этом году - не изменит взятого курса. Он опирается на «старую революционную гвардию»  и авторитет Рахбара Ирана Али Хаменеи (одного из отцов-основателей теократического Ирана). Именно он, а не президент имеет решающий голос по всем важнейшим вопросам внешней и внутренней политики.

А его голос утверждает, что США нужно заслужить доверие и благосклонность Ирана путем конкретных шагов, а точнее: путем снятия санкций, согласия на обогащение урана в Иране и т.д. Пока что, считает Хаменеи, Обама ничего на деле не доказал, поэтому ни о каком сближении не может быть и речи. Вашингтон, правда, не согласен с Хаменеи, т.к., по словам пресс-секретаря президента США Р. Гиббса, у него есть четкий план дальнейших шагов в отношении улучшения связей с Ираном. Однако, в виду того, что он не уточнил о чем идет речь, мы будем отталкиваться от того, что у Вашингтона нет подобного плана.

В таком случае, если продвижения в дипломатических начинаниях не видно за горизонтом, что же может ожидать ирано-американские отношения, и, как следствие, отношения Ирана с большинством государств международного сообщества? По моему мнению, решения иранского вопроса кроется во взаимных уступках и изменении сознания ангажированного иранского правительств, не видящего свои выгоды от сотрудничества со странами традиционного капитализма. Скорее всего, иранский тупик будет преодолен путем мирных переговоров, возможно, в ближайшем  десятилетии.

Администрация экс-президента Буша весьма жестко относилась к проблеме Ирана и даже из Белого Дома слышались угрозы о начале новой войны. Иран воспринимал такие высказывания довольно спокойно, и даже демонстрировал мощь своей военной машины. Например, в 2004 г., т.е. через год после вторжения американцев в Ирак, Тегеран провел маневры военно-воздушных и сухопутных сил, на которые были приглашены журналисты их множества стран. Этот ход должен был показать Вашингтону, что Иран не станет легкой добычей для США.

По сути, Иран не является большой преградой для «мирового лидера», однако новую войну Вашингтон уже вряд ли начнет[2], тем более, что Б. Обама пообещал вывести большую часть войск из Ирака. Будь он готов к войне, он бы наращивал контингент в регионе.

Однако нужно заметить, что изначально Иран обречен на поражение. Этому есть множество причин:

1)      Неимение союзников. У Ирана, начиная с 1979 г. не имелось близких друзей, готовых оказать ему помощь в момент военной опасности;

2)      Иран находится в кольце друзей и союзников США: Турция (член НАТО), Азербайджан, Ирак (марионеточное государство в руках Вашингтона), Пакистан (союзник США), Туркмения и Армения в данном случае нейтральны, но совершенно однозначно - не перейдут на сторону Тегерана;

3)      У Ирана существует проблема с арабским населением. Южный Иран населен преимущественно арабами, и скорее всего в случае политической дестабилизации они перейдут на позиции Иракских арабов и захотят отделения от Ирана. Это понимают в США, поэтому ставка делается и на это;

4)      Кроме арабов в составе Ирана проживает более 10 млн. этнических азербайджанцев, также готовых в определенный удачный момент к отсоединению от Ирана и к созданию либо своего независимого, либо  единого азербайджанского государства. Баку также будет не против такого стечения событий:

5)      Следующая серьезная проблема для Ирана - проблема с курдами, которых которые представляют из себя довольно весомую силу (9 млн. человек) для создания больших проблем иранскому правительству, т.к. давнишняя мечта этого народа - обретение своего государства;

6)      Большое отставание от НАТО в вооружениях. Нельзя сравнить ни качественную подготовку солдат Североатлантического Альянса, ни их количество. Только армия США превзойдет всю армию Ирана в несколько раз.

По моему глубокому убеждению, все вышеперечисленные тезисы являются большим тормозом для иранского правительства в своих внешнеполитических начинаниях. Поэтому стоит Вашингтону как следует надавить на Иран - он расшатается изнутри. Поэтому как бы горд ни был Иран и какой богатой историей ни располагал, он не может уйти от суровой действительности. Да, Персия времен Кира и Дария являлась величайшим государством своей эпохи, однако эти времена далеко позади. Сегодня Иран должен осознать, что не может тягаться ни с одной из сверхдержав, а посему быть Тегерану в изоляции до тех пор, пока само правительство этого теократического государства не пойдет вместе с США и другими крупными странами на диалог.

По всей видимости, Ахмадинежад пробудет на своем посту еще один срок, однако все усилия по созданию осей против США и НАТО изначально обречены на провал, т.к. никто не захочет идти против мощи нескольких ядерных держав. Решение этого кризиса, не видится в ближайшее время, по крайней мере, в этом году.

В виду того, что современная история развивается быстрее, нежели история прошлых веков, могут произойти события, ускорившие сближение Ирана с другими членами международного сообщества. Весь диалог должен строиться на общих точках соприкосновения и обоюдных выгодах, которых и сегодня предостаточно. К примеру, можно найти следующие проблемы, волнующие все мировую общественность, в том числе и Иран: афганский вопрос, вопрос энергоресурсов, в конце концов, экономический кризис. Сближение же неминуемо приведет к колоссальным экономическим выгодам, прежде всего для самого Ирана и к его постепенному вхождению в общечеловеческое политическое, экономическое и духовное пространство.

А опросы, проведенные компанией «World Public Opinion» в США и Иране показали, что 45% (почти половина) населения Ирана положительно относится к американцам и США, в то же время, 40% американцев положительно относится к иранцам и Ирану. Это говорит о том, что население созрело для дальнейших действий по сближению и это поняли в Вашингтоне. Кроме того, в США проживет около 500 тыс. этнических иранцев, 56% из которых имеют высшее образование (уступают иранцы в этом лишь евреям). Все дело теперь за правительствами и их понимании действительности. В современной политике нет места чувствам или обидам, которые таит иранская верхушка. Нужно понимать свою выгоду и действовать соответственно, т.к. обратный эффект не всегда бывает удачным, что и доказал теократический Иран, оказавшись в тяжелом экономическом и политическом положении.



[1] США с 1979 г. ввели экономические санкции против Ирана; С 1995 г. не закупают товары и услуги у фирм, ведущих бизнес в Иране; В 2002 г. США не допустили вступления Ирана в ВТО.

[2] Ситуация в Ираке настолько дестабилизировала экономическую систему США, что стала черной дырой для бюджета


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение