Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Николай Кузьмин: Карим Масимов как казахстанский Кутузов.

13.04.2009

Автор:

Теги:
 

 

Интервью с редактором отдела политики журнала «Эксперт. Казахстан»  Н.И. Кузьминым.

 

- ИАЦ МГУ: Николай, в какой степени ситуация кризиса повлияла на внутриполитические процессы в Казахстане?

- Николай Кузьмин: Экономический кризис сделал более четкими и выпуклыми те особенности в казахстанском политическом процессе, которые существовали и прежде. Ничего нового не появилось. Политический процесс в Казахстане характеризовался вялостью, неопределенностью целей и полной оторванностью от общественной жизни. То есть политический процесс не выходил за рамки элит.

Сейчас политический процесс стал еще слабее и еще автономнее. Оговорюсь, что под политическим процессом я не понимаю кадровую ротацию, которая происходит вне зависимости от мировой конъюнктуры и остроты политических событий.

 

- ИАЦ: Насколько, по-вашему, велика вероятность того, что Казахстан преодолеет кризис раньше, чем другие постсоветские государства? Или же наоборот, более реален сценарий, при котором произойдет системная дестабилизация в стране?

- Н.К.: Думаю, что Казахстан преодолеет кризис одновременно с такими странами, как Россия и Белоруссия. Часть постсоветских стран кризисом, строго говоря, напрямую не затронуты. Мнение моих коллег из Киргизии и Таджикистана сводятся к тому, что «мы в мировую экономику не интегрированы, поэтому кризис нас не затронул. Было плохо и осталось плохо». Хотя, конечно, это некоторое преувеличение. Таджикистан и Киргизия получают немалую долю денег для бюджета и ВВП за счет рабочих, которые уезжают на заработки в Россию и Казахстан.

 

- ИАЦ: И все же Казахстан выйдет из кризиса относительно спокойно или с большими потерями?

- Н.К.: Безусловно, с потерями. Но не думаю, что это будут какие-то катастрофические последствия для экономики и гражданского общества Казахстана.

Наши достоинства - это продолжение наших недостатков. Да, нет фондового рынка, зато ничего и не обрушится. Да, не диверсифицирована промышленность: «нефтянка» и металлургия - основа экономики. Зато у нас нет таких проблем, какие, например, стоят перед «General motors».

Казахстан выступает на мировом рынке как поставщик  сырья и полуфабрикатов. Поэтому экономика страны начнет подниматься только тогда, когда Китай, США и Европа потребуют новых поставок нефти, газа, урана. Раньше этого Казахстан из кризиса не выйдет.

 

- ИАЦ: И, тем не менее, общеизвестно, что в Казахстане на государственном уровне реализуется антикризисная программа. В чем, на Ваш взгляд, ее сильные и слабые стороны?

- Н.К.: Сильные стороны антикризисной программы, реализуемой в Казахстане, с одной стороны,  состоят в том, что правительство не предпринимает, и надеюсь, не будет предпринимать каких-то излишне резких шагов по изменению казахстанской действительности.

С другой стороны, эта программа была составлена при прямом участии западных и российских и казахстанских  экспертов. Поэтому она содержит в себе правильные формулировки, которые всем нравятся.

Эта программа хороша в глазах Всемирного банка, МВФ, западных политиков. А к экономике Казахстана она никакого отношения не имеет. Я думаю, что экономика Республики поднимется не за счет антикризисных мер, а, повторюсь, за счет роста мирового рынка потребления ресурсов.

В чем слабые стороны программы? Все-таки от этой программы общество многого ждет. Ждет стратегических решений, ждет, что правительство, так или иначе, ликвидирует проблемы в экономике. Но на самом деле, правительство изменить в ситуацию не в силах. Лично мне Карим Масимов видится таким аналогом Кутузова в романе Л.Н. Толстого «Война и мир», который уводит свою армию от французов с тем, чтобы спасти ее от разгрома, не задумываясь о каких-либо стратегиях. Уводил он ее тогда к Аустерлицу. И Армия была разгромлена.

Но, тем не менее, все, что делает правительство, не дает окончательно разрушиться системе. Чему именно? Во-первых, банкам. Экономика Казахстана капиталистическая, и без банков существовать не может. Да, банки не хотят кредитовать ни малый средний бизнес, ни физических лиц. Они хотят иметь максимальную прибыль.

Второе, это нефтяная отрасль и металлургия, то, что наполняет наш бюджет. Эти отрасли не нуждаются в финансовой поддержке, они нуждаются в заказах. Заказы наше правительство никогда не давало, и дать не может. Поэтому нужно какое-то время переждать, пока не поступят заказы из Китая, США и Европы. И здесь правительство будет делать все, чтобы поддержать эти сферы, в том числе и социальном плане.

И, о самом главном, но уже для президента страны (а Казахстан - это все-таки президентская Республика, там и политика, и экономика президентская. В хорошем смысле этого слова). Очень важно то, что называют «социальной стабильностью», то есть, чтобы не было недовольства народных масс. Его пока и не заметно, но сдержать его, конечно, будет сложно. Главное, чтобы это недовольство не касалось лично президента. И на это сил жалеть не будут.

Да, будут обманывать. Говорят, что повышают зарплату, а на самом деле повышают базовую ставку. А это не одно и то же.

Вот те меры, которые предпринимает и будет предпринимать правительство. А от него, на самом деле, ждут большего.

 

- ИАЦ: Процесс кадрового обновления, который в последнее время происходит в последнее время в Казахстане, - на Ваш взгляд, новый системный подход главы государства или же рокировка хорошо известных фигур?

- Н.К.: На самом деле, это и то, и другое. Все-таки массовый приток новых кадров в управленческие структуры характерен для парламентских республик, а не для президентских. То есть, когда на выборах побеждает какая-то партия, представителей проигравшей партии снимают с из мест и заменяют новыми людьми. В Казахстане этого нет, и люди перемещаются чаще всего по горизонтали. Предположим, с поста председателя Верховного суда на место Генпрокурора, с места Генпрокурора на место Министра юстиции, с должности  министра юстиции на место главы МВД, оттуда в акимы области и т.д.

Порой за кадровыми перемещениями стоит и нечто иное, связанное со злобой дня. Во-первых, экология. Вся верхушка природоохранного ведомства была арестована: министр и его заместитель.

С чем это связано? Много версий. Естественно, финансовая полиция демонстрирует свою высокую работоспособность.  В то же время Казахстан на днях ратифицировал Киотский протокол. Появляется новый финансовый поток, который нужно будет контролировать. Новым людям надо будет занять позиции регуляторов финансовых потоков из-за рубежа.

Ну и особая причина перестановок в правоохранительных органах. Президент год назад проводил встречу с руководством правоохранительных органов, и подверг их работу резкой критике. Он дал им ряд поручений. Конкретные поручения исполнены не были. Например, закон о профилактике правонарушений так до сих пор и не издан.

          То есть причин для недовольства очень много. Но альтернативных фигур у президента нет. Это одна партия, одна команда. Остается только постоянно менять одни и те же лица местами. Что тоже, как показывает практика, дает свой эффект.

 

- ИАЦ: Спасибо за интервью.

 

Беседу вела Юлия Якушева.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение