Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Анжелика Мамытова: Реалии НПО или Вызовы Демократическому Развитию в Кыргызстане и Таджикистане

13.02.2008

Автор:

Теги:

 

 

 

 

 

Cтатья написана на основе исследования, проведенного по гранту

OSI/HESP- CARTI-JUNIOR Fellowship 2007

После распада советского союза и получения независимости постсоветскими странами появились потенциальные возможности становления демократических режимов и активизации гражданского общества в этих государствах. Так, к  2000 г около 1200 организаций насчитывалось в Кыргызстане и около 600 в Таджикистане.  Однако спустя несколько лет возникли вопросы - насколько эффективно работает широко развитый сектор гражданского сектора.[1] Так, Хоткина и Рабиева указывают., что «согласно данным Министерства Юстиции, в Таджикистане около двух третьих зарегистрированных женских НПО существуют только на бумаге, что в конце концов уменьшает их влияние в обществе и возможность влиять на процессы в политической и социально-экономической сферах страны»[2]. Представители международной организации Irex в свою очередь отмечает, что только 1% в Кыргызстане и 45% в Таджикистане НПО действительно функционируют. Опрос населения, проведенный в 2001 г в Кыргызстане и Таджикистане выявил, что несмотря на то что в Кыргызстане 59 % опрошенного населения верят в важность НПО, однако только 33 % опрошенного населения могли назвать каке либо из существующих НПО в Кыргыстане и только 2 % оказались членами НПО[3]. В Таджикистане только 35% населения верят в необходимость НПО, в то время как только 23% знают о таких группах[4]

Главная цель исследования, по результатам которого написана статья, заключалась в качественном понимании развившегося гражданского общества в Кыргызстане и Таджикистане, а именно -  прикладывая основные характеристики гражданского общества определить потенциальный вклад  НПО в развитие демократии в этих странах. Основной фокус исследования базировался на анализе отношений НПО с государственными структурами и обществом. Во время сравнительного анализа исследователь пытался провести параллели гражданского общества в Кыргызстане и Таджикистане. 

Данные страны (Кыргызстан и Таджикистан) были выбраны для сравнительного анализа неслучайно. Так, с одной стороны обе страны имеют похожие переменные, а именно общее историческое прошлое коммунистического режима, более или менее общие культурные переменные, обе страны в один период стали независимыми государствами. С другой стороны, в последующие годы независимости эти страны развивались совершенно в разных типах политических режимов. В то время, как на начальных стадиях независимости Кыргызстан был более настроен на либеральное развитие и даже именовался «островом демократии в Центрально Азиатском регионе», в Таджикистане в первые годы независимости разразилась гражданская война, приведшая страну к экономическому упадку. Однако в последние годы обе страны более сблизились в типе политических режимов, также в обеих странах имеется широко развитый сектор гражданского общества, который однако по мнению экспертов действует недостаточно эффективно. Таким образом,  исследование основывалось на похожих переменных исторического прошлого, множественности гражданского общества и авторитарности политических режимов. Автор исследования попытался выявить потенциальные схожести в реалиях гражданского общества, а также понять потенциальные различия ввиду различающихся политических развитий в первые годы независимости в этих странах. 

Во время исследования использовались статистический и контент анализы, опрос экспертов и глубинные интервью с представителями НПО.

На первый взгляд сектор гражданского общества в Кыргызтсане и Таджикистане широко развит в географическом плане и в сферах предоставления услуг. Однако при рассматривании географического сектора в Кыргызстане и Таждикистане можно утверждать, что сектор гражданского общества более равномерно развит  по регионам в Таджикистане,  в то время как по Кыргызстану больше половины  НПО 52% приходится на столицы Кыргыстана Бишкек. Более того, при глубинном анализе НПО было выявлено, что почти у всех НПО программы более или менее размытые. Около 33% организаций в обеих странах могут одновременно специализироваться на разных фокусных группах. Так, например, в задачи  экологического НПО помимо развития гармонии окружающей среды, могут входить задачи улучшения статуса женщин, разрешения безработицы, помощь беженцам.

Дополнительно, большинство организаций в Кыргызстане и Таджикистане занимаются деятельностью «первого этапа»[5], то есть консультативной и информационной деятельностью (Таблица 1). Частично проблема только консультативной и информационной деятельности большинства НПО в обеих странах зависит от проблем, с которыми НПО сталкиваются по отношению к государственным структурам. Как эксперт Э. Убушева заявила «Я считаю, что у нас до сих пор нет гражданского общества. Есть только атомная масса населения, как сама по себе и государство как само по себе»[6]. Непосредственная проблема НПО по отношению к государственным структурам заключается в устаревшем менталитете работников государственных учреждений, которые враждебно относятся к НПО. Проблему дополняет постоянная текучка кадров в государственных учреждениях. Согласно отзывам НПО, даже если и удается наладить отношения с сотрудниками государственного учреждения, однако государственные кадры меняются часто и каждый раз приходиться начинать работу с начала.

 

Таблица 1

Деятельность НПО в Кыргызстане и Таджикистане

 

 

Кыргызстан 

 

Ресурсная поддержка

 

Консультации Обучение

 

Публикации

Информирование

 

Фильмы

 

Акции  

 

Благотворительность

 

Работа с гос структурами

1

Бишкекский Женский Центр

 

 

 

 

X

 

 

2

Центр экономического развития   

 

X

 

 

 

 

 

3

НПО «Гражданское общество против Коррупции»

 

 

 

 

X

 

X

4

Коолиция «за Демократию и Гражданское Общество»

 

X

X

 

 

 

X

5

Интер Билим

X

X

X

 

 

 

 

6

Дерево жизни

 

X

X

 

X

 

 

7

Шоола

 

X

 

 

X

X

X

8

НПО Социальной защиты

 

 

 

X

 

 

 

 

X

9

Молодежная Правозащитная Группа

 

X

X

X

X

 

X

 

Таджикистан

 

 

1

Авдит

 

X

 

 

 

 

 

2

Манижа

 

X

X

 

X

 

 

3

Модар

 

X

 

 

 

X

 

4

Человек и Элемент

 

X

 

 

X

 

X

5

Судманд

 

 

 

 

 

X

X

6

Тарена

 

X

X

 

 

 

 

7

Молодежь и Цивилизация

X

X

X

X

 

 

 

8

Молодежная Группа Защиты Окружающей Среды

 

X

X

X

X

 

 

9

Ассоциация Женщин с Высшим образованием  

 

X

X

 

 

 

 

 

 Составлено по анализу програм НПО

 

 

Другая особенность, выявленная при анализе отношений НПО в Кыргызстане и Таджикистане с государством, заключается в «типе» деятельности НПО. Так, в Таджикистане из опрошенных НПО работающих с государственными учреждениями были ссылки не некоторые минимальные трудности работы с государством и то только по причине, что данные НПО работали с вопросами благотворительности и экологических вопросов. В Кыргызстане, как было выявлено, отзывы о степени трудности работы НПО с государственными учреждениями отличались в зависимости от «типа» деятельности НПО. Так если Бишкекский Женский  Центр ссылался на некоторые трудности в диалоге с муниципальным правлением[7], то Молодежная Правозащитная Группа при работе с колониями для бездомных детей и качества жизни для них, сталкивалась с открытыми отказами допуска НПО в молодежные колонии[8], а правозащитная группа «Гражданское Общество Против Коррупции» и НПО «Шоола» сталкивались во время предвыборной компании 2005 с преследованиями и прямыми угрозами[9].

С одной стороны, реалии отношений с государственными учреждениями и их интолерантности к группам гражданского общества, объсняют причины - почему большинство НПО вынуждены выбирать более безобидные типы деятельности, такие, как информационная поддержка и консультации, нежели чем прямая конфронтация государству. С другой стороны, проблема  конфронтации с государством заключается в проблеме отношения групп гражданского общества с самим «обществом». Так, согласно замечаниям эксперта: «большинство, в особенности, правозащитных НПО делают очень много, однако у них нет связи с населением, никто о них ничего не знает, они сами по себе...завтра эти группы могут насильно быть закрыты и никто не явится их поддержать и здесь заключается проблема большинства НПО...»[10]. Одной из важны- проблем НПО в Кыргызстане и Таждикистане является доступ НПО к широкой общественности. Из отзывов большинтсва НПО в обеих странах по поводу контакта с общественностью НПО ссылались на работу так называемого "сарафанного" радио-  "язык до Киева доведет". То есть в большинстве случаев новые члены НПО и обычные посетители могут найти НПО по рекомендациям только от людей, которые уже были в НПО. Около 20% из изученных НПО публикуют информационые бюллютени, но только в тираже около от 4500 до 6000 копий, что при населении Таджикистана 4.4 миллиона состаявляет 0.1% и 0.13% при 3.5 миллионном населении в Кыргызстане.

Другая выявленная проблема НПО при отношении с общественностью заключается в том - как НПО понимают себя и свою роль по отношению к  общественности. Исследование показало, что и в  Кыргызстане и в Таджикистане все НПО скорее рассматривают себя как работающими для общественности, нежели чем с общественостью. Другими словами они рассматривают себя именно как предоставители услуг, нежели чем как честь группы с определенными интересами и за этим кроется провал НПО в вербовании новых членов. Так в отзывах среди представителей НПО о работе и целях проскальзывают выражения «Я хотел/а .....» нежели чем «мы хотим/мы требуем и тд».  Так же в вопросах работы с определенными проблемами «клиентов» НПО, вместо выражений «мы» при адресации к «клиентам» проскальзывают выражения «они». 

Также, согласно мнению НПО - государственные структуры зачастую враждебно относятся к ним, пытаются создать неадекватный имидж гражданского общества в общественном мнении. А именно, что группы гражданского общества ничего не делают и только получают донорскую поддержку от международных фондов. Частично данные обвинения со стороны государства обоснованны. Так, в Таджикистане 40% НПО, так называемые грибы, которые существуют только из за наличия грантовых програм, они существуют только до тех пор пока существует грантовая программа, если финансирование прекращается - организации прекращают свою деятельность[11]. В Кыргызстане финансовое положение НПО зависит на 98% от международных донорских организаций[12]. Безусловно, вопросы публикации информационных бюллетеней НПО, рекламы в массмедиа и др упираются в вопросы денежных ресурсов. Помимо того, вопросы аренды офисных помещений для большинства НПО приводят к ситуации постоянной смены адресов, не функционирования электронных страниц и др. С другой стороны, ограниченный доступ НПО к общественности потенциально ограничивает возможность финансирования со стороны общественности. Полное отсутствие финансирования ограничивает возможности групп гражданского общества достигнуть общественность. Таким образом, получается замкнутый круг. В дополнение к данной проблеме накладываются культурные особенности Кыргызстана и Таджикистана. С одной стороны, так как традиционная семья и родственные связи довольно общирны в Кыргызстане и Таджикистане, то понятие благотворительности отсутствует, ненужное или излишки передаются по родственным или семейным каналам нуждающимся. Вопрос финансирования со стороны коммерческих или бизнес-структур частично как и с общественностью усложнен как доступом к таковым так и сложившимся негативным имиджем о группах гражданского общества. Так же, согласно замечаниям эксперта у большинства коммерческих бизнес-структур есть свои собственные фонды благотворительности[13].     

Выводы из исследования могут быть представлены следующим образом

1) Проблемы гражданского общества  играть роль противовеса государству и дисциплинировать государство, ввиду  нетолерантного настроя государства.

2)  Слабость гражданского общества по   отношению к государству из-за  отсутствия широкой поддержи среди   общественности.

3) Отсутствие поддержки со стороны  общественности из-за проблем, связанных с трудностями достигнуть общественность, что основывается на проблемах ориентации и самоопределения группами гражданского общества, а так же ввиду экономических проблем финансирования.

Согласно теориям по гражданскому обществу и его роли в процессе демократизации, можно выделить определенные критерии гражданского общества. Гиббон рассматривал гражданское общество «в рамках множественности организованных групп давления, которые выполняют роль барьера защищающего государство от спонтанных импульсов»[14] В Кыргызстане и Таджикистане сектор гражданского общества на первоначальный взгляд предоставляет географическую множественность и множественность по секторам. Однако при качественном рассмотрении групп гражданского обществе в обеих старнах выявляет однообразность сферы услуг, а именно информационный тип услуг. Таким образом в обеих странах при множественности предоставляемых секторов работа групп граждансокго общества выявляется только в консультировании общественности и предоставлении информации. Как эта множественность в реальности может приносить вклад в демократический прогресс? 

По Токвилю - именно автономное гражданское общество владеет способностью дисциплинировать государство и изменить баланс власти между государством и обществом[15]. Согласно Баярту, Мамдани и Бекману, необходимо не упускать из вида степень зависимости групп гражданского общетсва от государства. Так Бекман пишет «только после анализа всех групп и их противостояний друг с другом, мы получаем возможность определить баланс власти в гражданском обществе и как демократические силы вынуждены или выбирают обращаться к менее демократическим»[16]. По результатам исследования в Кыргызстане и Таджикистане прямая зависимость от государства не была замечена. Однако говорить о полной автономности групп гражданского общества в этих странах не приходится. Исследование выявило, что группы гражданского общетсва в Кыргызстане и Таджикистане испытывают прямую зависимость от экономических факторов, что ощутимо влияет на функцию гражданского общества.  По Геллеру, Вайту, Хельду, Щегрену, Джону Кину основная способность гражданского общества в демократическом режиме достаточно сильно балансировать между государством и обществом и постоянно играть роль дисциплинатора по отношению к государству. По результатам исследования в  Кыргызстане и Таджикистане  невозможно утверждать о таковой функции групп гражданского общества. С одной стороны казалось бы, что ввиду экономических реалий групп гражданского общества в этих странах происходит замкнутый круг отношений групп гражданского общества с общественностью и государством, и как результат отсутствует «сильное» гражданское общество способное «постоянно играть роль дисциплинатора по отношению к государству». Однако прежде чем ставить точку в данном заключении обратившись к Баярту о необходимочти помимо «силы» гражданского общества рассматривать характер и агенду сил доминирующих в гражданском обществе необходимо задаться вопросом о характере и агенде групп гражданского общества в Кыргызстане и Таджикистане. А именно до тех пор пока группы гражданского общества в Кыргызстане и Таджикистане не перестанут определять свою работу не как «для обществености», а «с общественностью», не перестанут определять свое отношение с общественностью не как «я-они», а как «мы», может ли быть разговор о «сильном» гражданском обществе в этих странах и демократизации? Скорее всего нет.

 



[1] Holt Ruffin, Jay Cooper, Fredrik Star, Marina Ottaway, Mullojanov, Hotkina, Rabieva 

[2] Hotkina & Rabieva,  Tajikistan on the Way to Gender Equality. 2003 /http://www.cagateway.org/index.php?middle=0&rg=4&st=26&lng=1

[3] Pototskii and Sharma, IFES Survey in Kyrgyzstan 2001/ www.ifes.org

[4] USAID NGO Sustainability Reports on Tajikistan

[5] Согласно определению ПРООН «НПО развиваються через три основных этапа: 1) Когда НПО предоставляют определенный вид сервиса своим клиентам, 2) когда они занимаются адвокаси, а именно защищают интересы своих групп, 3) когда такие адвокаси программы достигают национального уровня» www.undp.kg/russian/publication

[6] во время интервью с представителем Коунтерпарт Консорциум в Кыргызстане во время интервью в Кыргызстане

[7] респондент Бишкекского Женского Центра во время интервью в Кыргызстане

[8] «Государство не имеет права запретить нам посетить данные места» представитель Молодежной Правозащитной Группы в Кыргызстане во время интервью в Кыргызстане

[9] респондент из НПО «Гражданское Общество Против Коррупции» во время интервью в Кыргызстане

[10] Э Убушева представитель Коунтерпарт Консорциум в Кыргызстане во время интервью в Кыргызстане

[11] представитель Civil Society Support Initiative Рrogram Irex в Таджикистане во время интервью в таджикистане

[12] Э Убушева представитель Коунтерпарт Консорциум в Кыргызстане во время интервью в Кыргызстане

[13] Э Убушева представитель Коунтерпарт Консорциум в Кыргызстане во время интервью в Кыргызстане

[14] Gibbon, Some Reflections on Civil Soicety and Political Change// L. Rudebeck & O. Törnquist (eds) Democratization in the Third World. Uppsala: Seminar for Development Studies, 1996. P 29

[15] Gibbon, Some Reflections on Civil Soicety and Political Change// L. Rudebeck & O. Törnquist (eds) Democratization in the Third World. Uppsala: Seminar for Development Studies, 1996. P 28

[16] Sjogren A, Theoretical Debates Past and Present // B Beckman, E Hansson, A Sjogren (eds) Civil Society and Authoritarianism in the Third World// A Conference Book. Stockholm: PODSU Stockholm University, 2001

P 43


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение