Россия, Москва

info@ia-centr.ru

И.Каппасов. Сотрудничество и безопасность в Центральной Азии в условиях политических и социально-экономических трансформаций

07.04.2009

Автор:

Теги:

  И.Каппасов.

 

Сотрудничество и безопасность в Центральной Азии в условиях политических и социально-экономических трансформаций»

 

В настоящее время в научной среде весьма широко исследуются процессы, происходящие в Центральной Азии, а в особенности вопросы безопасности и сотрудничества стран региона в контексте социально-политических, экономических, геополитических  изменений.

В начале хотелось бы рассмотреть теоретические подходы к пониманию сотрудничества. Понятие «международное сотрудничество» отражает такой процесс взаимодействия двух или нескольких акторов, в котором исключается применение вооруженного насилия и доминируют совместные поиски реализации общих интересов [1]. По мнению исследователя Ж.-П. Дерриеннику, согласно которому «два актора находятся в состоянии сотрудничества, когда каждый из них может быть удовлетворен только в том случае, если удовлетворен и другой, т.е., когда каждый из них может добиться достижения своей цели только тогда, когда этого может добиться и другой... Результатом чисто кооперативного отношения может быть ситуация, в которой либо оба актора удовлетворены, либо не удовлетворен ни один из них» [2]. Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем необычайно увеличили объективные потребности в усилении многостороннего сотрудничества и способствовали расширению его сфер, к примеру интеграции.  «Интеграция, - пишут П.-Ф. Гонидек и Р. Шарвэн, - это одновременно процесс и состояние, имеющее тенденцию заменить раздробленные международные отношения, состоящие из независимых единиц, новыми более или менее широкими объединениями, наделенными минимальными полномочиями решений либо в одной или нескольких определенных областях, либо во всех областях, которые входят в компетенцию базовых единиц. На уровне индивидуального сознания интеграция призвана породить лояльность и приверженность новому объединению, а на структурном уровне - участие каждого в его поддержке и развитии» [3]. Различаются, с точки зрения географических масштабов объединительных процессов, глобальный, региональный, субрегиональный уровни интеграции.  Важно отметить,  что существуют  различные этапы, или фазы интеграции - от связей взаимозависимости в рамках плюралистической международной системы, или стремления «встроиться в систему цивилизованных государств», до формирования единой политической общности. По мнению А. Цыганкова,  «политическая общность   является скорее идеальным типом и как феномен реальной практики международных отношений не существует». Поэтому та или иная региональная (субрегиональная, государственная) модель интеграции не может быть механически «перенесена» - ни в теоретическом, ни (тем более) в практическом плане - на другой, даже очень «похожий» регион, но с иными социокультурными и экономическими особенностями и традициями. Во-вторых, стихийно возникнув в какой-либо сфере взаимодействия международных акторов, интеграция может остаться без последствий во всех остальных сферах, более того - может обратиться вспять или даже смениться противоположным процессом, - если она не будет подкреплена соответствующими политическими мероприятиями, закрепляющими благоприятные предпосылки и условия ее реализации и формирующими институциональные основы ее дальнейшего продвижения. Наконец, в-третьих, вряд ли верно рассматривать интеграционные тенденции как процессы, определяющие существо международных отношений, а тем более - пытаться на этой основе судить о будущем этих отношений.

В течение «более чем десяти лет в Центральной Азии были апробированы различные (иногда разноплановые) многосторонние форматы и механизмы. Можно сказать, что все они оказались низкоэффективными, и страны Центральной Азии не могли создать действенное экономическое и/или геополитическое объединение» [4].  По признанию И. Каримова, «за время своего существования Центрально- Азиатское сообщество приняло 254 документа, большинство из которых не работает» [5]. Если кратко охарактеризовать интеграционные процессы в Центральной Азии, то следует признать, что оставшиеся  от «предыдущего периода в наследство взаимодополняемость в системе разделения труда нередко использовалась для дозированного давления друг на друга» [6].

Весьма актуальным аспектом, требующим внимания в условиях нарастающего процесса глобализации  является выработка и создание единой и концептуальной позиции стран региона по будущему развитию Центральной Азии, формирование  ее «геополитического лица» в мире, способность адекватно  реагировать на вызовы глобализации, экономики и геополитики. Страны региона  связаны общим историческим прошлым, имеют богатое  культурное наследие, экономические связи, но не имеют, возможно, той единой  позиции, в отличие  стран Западной Европы по вопросу  развития региона. Размытость и отсутствие четких ориентиров будущего развития региона позволяет внешним силам оказывать влияние во внутренние дела этих стран, создавать атмосферу недоверия и напряженности во взаимоотношениях.

В настоящее время системными рисками безопасности в Центральной Азии являются:

- низкий уровень экономического развития;

- отсутствие эффективно действующего правового поля, низкая правовая культура;

- распространение идей радикального ислама;

- близость к очагу военного конфликта в лице Афганистана;

- зависимость от внешнеэкономической помощи и своевременной реструктуризации долгов  [7].

Мировой экономический кризис показал и обострил  внутренние экономические проблемы региона. Сырьевая направленность экономики не задают уверенности в завтрашнем дне, так как существует зависимость от резких скачков цен на энергоресурсы. Это сильно отражается на социальной политике государств, которая в условиях кризиса не может удовлетворить все слои гражданского общества. Нельзя не забывать  и то, что население Центральной Азии в демографическом плане  в будущем будет только увеличиваться. Конечно, в условиях ограниченности ресурсов необходима экономическая политика, основанная на принципах инновационного развития. Это направление развития позволит решить существующий дисбаланс в экономике стран региона.

Немецкий политолог Роланд Даннройтер в книге «Становление новых государств в Центральной Азии» выразил определенные опасения по поводу распространения радикального ислама в Центральной Азии, а особенно в Таджикистане [8]. Оценивая ситуацию внутри Центральной Азии, Даннройтер пришел к выводу, что в основе имманентной невозможности эффективного совместного сотрудничества республик региона лежит, прежде всего, узбекско-казахское соперничество за лидерство в регионе, которое и является главным препятствием на пути к региональному сотрудничеству»  [8]. По мнению другого специалиста  М. Олкотт, как такого единства нет, так как  «единство региона - это более чем иллюзия» [8].

Как уже выше было отмечено, в Центральной Азии существует опасность распространения религиозного экстремизма и терроризма связанная с  деятельностью  экстремистских организаций  «Хизб ут-Тахрир» (ХТ), «Таблиги Джамаат», «Такфиршылар», «Адолат уюмшасы» и пр. Особенно активно функционируют  ХТ в Кыргызстане, когда  в 2005 году члены киргизского отделения ХТ поддержав кандидатуру Турсунбая Бакир уулу на пост президента Киргизии, при этом они не только вели пропаганду в пользу своего кандидата, но и на избирательных участках были его официальными наблюдателями. Это говорит о желании политической партии   «Хизб ут-Тахрир»  встраиваться в политическую систему соседнего государства. Нельзя забывать и Баткенсткие события 2001 года, когда государства Центральной Азии выступили единой позицией по предотвращению религиозного экстремизма и терроризма в регионе. В свою очередь это позволило активнее государствам  сотрудничать в ШОС, ОДКБ, в силах коллективного реагирования, проводить совместные мероприятия и военные учения. Это говорит о взаимном интересе в противодействии религиозному экстремизму и терроризму в Центральной Азии. Вместе с тем еще нерешенными остаются внутрирегиональные противоречия, обусловленные водно-энергетическими, транспортно-коммуникационными и торгово-экономическими вопросами. Водно-энергетические проблемы региона особенно обострились из-за строительства Рогунской ГЭС в  Таджикистане, подрядчиком которого является Российская Федерация. Однако, российский президент Д.Медведев недавно заявил во время визита в Узбекистан, что крупные гидротехнические проекты в регионе «должны создаваться с учетом мнения соседей, поскольку невозможно действовать изолированно». В Таджикистане эти слова восприняли как отказ от строительства данной ГЭС  в угоду интересам Узбекистана. В свою очередь Узбекистан противился этому строительству, так как дополнительный забор воды снижает объем воды для сельского хозяйства. Данный пример показывает, как проблематично решать вопросы, связанные с водой, энергетикой, не говоря о транспортно-коммуникационных проблемах.        

  4 февраля 2009 года в Москве произошло знаковое событие  для стран Центральной Азии - внеочередной саммит ОДКБ и внеочередное заседание Межгосударственного совета ЕврАзЭС. В рамках ОДКБ будут  созданы коллективные вооруженные силы,  в Бишкеке Кыргызстан закроет американскую военную базу, а ЕврАзЭС создаст антикризисный фонд в размере 10 млд. долларов.  По мнению эксперта  Е. Пастухова,  «Москва стремится расширить и углубить экономическое и военно-политическое сотрудничество со странами Центральной Азии, чтобы по возможности максимально уменьшить здесь западное  влияние» [9].

В связи с этими геополитическими и экономическими изменениями  в Центральной Азии встает вопрос о будущем региона. Если подойти к вопросу о сотрудничестве и безопасности региона стратегически, то следует отметить необходимость эффективной реализации ранее принятых договоренностей, совместных проектов и планов. Как ни парадоксально, странам региона необходим  приоритет общих региональных интересов государств Центральной Азии.  

 

 

Литература

1. Цыганков П.А. Международные отношения. Учебное пособие.- М.,1996.- 256 с.-С.125.

2. Derriennic J.-P. Esquissc de problematique pour une sociologie des relations intemationales. - Paris, 1977, p. 110.

3. Gonidec P.-F; Charvin R. Relations internationales. - Paris, 1984, p. 435.

4.Мурзалин Ж., Кушкумбаев С.К. Региональная безопасность и сотрудничество в Центральной Азии: позиция Казахстана //Безопасность: международная, региональная, национальная (системный подход). Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора политических наук, профессора М. С. Машана. . - Алматы:  «Дайк-Пресс», 2007. - 592 с. - С.65.

5. Российская бизнес - газета. - 2001. - 10 января.

6. Трофимов Д. Россия и США в Центральной Азии: проблемы и перспективы, интересы// Центральная Азия и Кавказ. - 2003. - №1. - С.83.

7.Солодовник С. Системные риски безопасности в регионе Центральной Азии»//Центральная Азия в системе глобальных отношений: Сборник материалов конференций. - Алматы: ТОО «ФинЭк»,  2002. - 254 с. - С. 91.

8.Ламаулин М. Центральная Азия в зарубежной политологии. - Алматы, 2005. - 259 с. - С. 105.

9. Континент. - 2009. - № 3. - С. 8.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение