Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Между Алиевым и Шеварнадзе.

04.04.2009

Автор:

Теги:
 

     Он создал условия для объединения народа и уберёг его от опасного атома.                   

 

    Во Владикавказе на 92-м году скончался Билар Кабалоев - эпохальный для Северной Осетии политический деятель.

 

    Билар Кабалоев руководил Северной Осетией с 1961 по 1982 год. Для северокавказских республик 21 год во власти - это рекордный срок. Его политическую судьбу в чем-то можно сравнить с судьбой Гейдара Алиева и Эдуарда Шеварднадзе. Плоть от плоти своих народов, они были поставлены тогда ещё всесильной Москвой во главе своих республик. Поставлены по заслугам - все эти политики отличались высоким уровнем, всем им в своё время была найдена замена, увы, менее подготовленная для решения государственных задач. Все они пережили в своё время опалу, но вернулись в свои республики «на коне» (если Алиев и Шеварднадзе - президентами, то Кабалоев - пенсионером, но с огромным моральным авторитетом). Билар Кабалоев пользовался поддержкой всех слоёв населения, как Гейдар Алиев. Но власть потерял в результате стихийного выступления сравнительно небольшой массы людей, доведённых до отчаяния общей ситуацией в стране, как Эдуард Шеварднадзе.

  Билар Кабалоев родился в осетинском селении на территории нынешней Кабардино-Балкарии в год Октябрьской революции и посвятил свою жизнь партийной работе. Начинал ещё до Великой Отечественной войны секретарём партийной организации Кабардино-Балкарского пединститута. В 1944 году был назначен первым секретарём Кабардино-Балкарского обкома ВЛКСМ. Через семь лет стал секретарём обкома партии. В 1952 году его перевели на равнозначную должность на историческую родину - в Северную Осетию. В 1961 году избрали первым секретарём Северо-Осетинского обкома КПСС. В 1982 году, после массовых беспорядков на межнациональной почве, был отстранён от должности и пять лет до пенсии занимал должность генерального консула Советского Союза в Монголии.

  Самой большой заслугой Билара Кабалоева сегодня называют осуществление давней мечты осетин - строительство транскавказской автомагистрали между двумя Осетиями. Уже сложно установить, кто был автором идеи строительства дороги под Главным Кавказским хребтом, но главным  лоббистом ТрансКАМа стал Билар Кабалоев. Решение о строительстве автомагистрали в Москве было принято в первой половине 60-х годов прошлого века, но долго не могли определиться с её маршрутом. Предлагали несколько вариантов: по Крестовому, Мамисонскому и Рокскому перевалам. В двух случаях дорога соединяла Северную Осетию с внутренними районами Грузии, в третьем - с Юго-Осетинской автономной областью. Партийное руководство Грузинской ССР выступило против третьего варианта. Тбилиси удалось убедить советское правительство не спешить со строительством дороги, соединяющей две Осетии. Осуществление проекта затягивалось, но руководитель Северной Осетии продолжал настаивать на своём. В Северную Осетию зачастили государственные комиссии. Специалисты всесторонне изучали все варианты, докладывали о своих выводах в Москву. Первый секретарь ЦК Компартии Грузии Василий Мжаванадзе и его соратники тоже не сидели сложа руки. Со своими аргументами доходили вплоть до Никиты Хрущёва. В свою очередь североосетинские чиновники использовали для «обработки» главы советского государства его визит в Орджоникидзе в 1964 году на празднования 40-летия образования Северной Осетии. Но тогдашнее грузино-осетинское «дорожное» противостояние протекало с переменным успехом. Мне представляется, что главным для Кабалоева в этом споре было всё-таки на «претворение мечты» северных и южных осетин о постепенном слиянии в одну республику. В советские годы осуществить столь серьёзный территориальный проект было почти нереально. Североосетинский руководитель рассуждал, по всей видимости, прагматично - дорога способствует развитию экономики, что было очень важно для тупиковой Юго-Осетинской автономной области.          

 По рассказам очевидцев, точку в споре поставил министр обороны СССР Родион Малиновский, по своим военным делам приехавший на Северный Кавказ. Его-то якобы и смог убедить Билар Кабалоев в необходимости проложить ТранскАМ по нынешнему маршруту. Малиновский, как рассказывают, привёл эти доводы в Кремле, после чего дело сдвинулось с мёртвой точки. Тбилисскому проигрышу в споре за маршрут перевальной дороги способствовало и замешательство в партийном руководстве Грузинской ССР - к многолетнему республиканскому лидеру Василию Мжаванадзе в Кремле стало меняться отношение, он прилагал усилия, чтобы доказать московскому руководству, что ещё способен управлять республикой. В этой борьбе, видимо, сил на всё не хватало. В создавшейся ситуации первый секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС Билар Кабалоев вышел победителем в затянувшейся борьбе между Тбилиси и Орджоникидзе за Транскавказскую автомагистраль. К строительству дороги приступили в 1976 году, а движение по ней открыли в 1986 году, когда Кабалоев уже находился далеко от Осетии, в почётной ссылке - в Монголии.

 События, приведшие к отставке североосетинского руководителя, стали, пожалуй, ещё одной вехой в его жизни, но уже печальной. В октябре 1981 года в окрестностях ингушского города Назрани неизвестные убили таксиста-осетина. Близкие и односельчане в порыве негодования принесли гроб с телом покойного на главную площадь североосетинской столицы. Устроили митинг. К собравшимся вышел Кабалоев и члены бюро обкома, но в своих призывах к людям разойтись, как говорят очевидцы, допустили лишние фразы. И без того бурлящая масса людей стала закипать ещё больше. Партийное руководство ушло в свои кабинеты, а разъяренные люди через некоторое время бросились за ними. В здании обкома партии устроили погром. Ворвавшись в кабинет первого секретаря, люди потребовали от него набрать по спецсвязи Кремль и доложить обо всём руководству страны. Спешно в Северную Осетию вылетели предсовмина РСФСР Михаил Соломенцев и замминистра МВД СССР Юрий Чурбанов. Теперь уже они выступали на площади перед людьми, обещали во всём разобраться. Но стихию уже невозможно было остановить. Межнациональное выступление на второй день приобрело антисоветский характер. Задавленные социальными проблемами, люди выражали протест против системы власти, как могли. Но кроме спонтанного гнева, в тот момент они больше ничего не сумели выплеснуть из себя. На митинге с участием московских сановников люди пробирались к микрофону, произносили резкие слова в адрес партии и советского государства, её руководителей. Военное подразделение попыталось очистить площадь, но только ещё больше разозлило бунтарей. Беспорядки в республиканской столице продолжались почти три дня. По официальным данным, в них приняли участие четыре с половиной тысячи человек, но почти при полной поддержке населения. Руководителям ничего не оставалось делать, кроме как прибегнуть к силе. В Северную Осетию прибыл известный тогда на Кавказе «восьмой полк» особого назначения внутренних войск. Прибегая к спецсредствам, жёстким избиениям людей, они локализовали массовые выступления в течение нескольких часов. Московское руководство вскоре после этого предприняло радикальные шаги - 26 человек были осуждены на длительные сроки, сотни студентов исключены из вузов, многих выгнали с работы. Среди них оказался и первый секретарь обкома Билар Кабалоев.  

    Часто такое бывало в советское время - назначали руководителями тех, кто не пользовался авторитетом у людей, и снимали с высоких должностей тех, кому люди доверяли (опять же кстати пример с отставкой Гейдара Алиева из горбачёвского политбюро). В любом случае, в неофициальном рейтинге североосетинских политиков лидирующее место ещё  надолго останется у Билара Кабалоева. В пору его руководства в Осетии было много построено предприятий, объектов культуры, здравоохранения. Первый секретарь придавал большое значение созиданию. Вспоминают, что даже первый подземный переход в городе Орджоникидзе прокладывали под его непосредственным контролем. Но ещё больше люди благодарны Кабалоеву за один не построенный в Осетии объект, за то, что первому секретарю обкома КПСС удалось перечеркнуть планы Москвы по возведению в Моздоке в 1976 году крупной атомной электростанции. Очевидцы утверждают, что тогда Билар Кабалоев прямо сказал высоким начальникам, что человек ещё не научился управлять атомом, не выстроил систему безопасности от возможных катастроф. Ровно через десять лет, после Чернобыля, в этом убедились мы все.

  Билар Емазаевич Кабалоев, утверждают многие знавшие его люди, полностью соответствовал своей должности - данные обещания он честно претворял в жизнь и думал больше, всё-таки, о казне республике, чем о своей собственной. Не было у него огромных дач и домов на побережье, квартир в крупных городах. Проверяющие из ЦК КПСС однажды даже поехали в село, где жили его родители. Увидели скромный ухоженный дом. Не поверили, что он ныне принадлежит руководителю республики, а других адресов предполагаемых строений Кабалоева попросту не было.

  Немудрёный стиль жизни, но разве легко найти сегодня руководителей, которые согласились бы следовать ему.  

 

                                                        Олег Кушаты.

http://vestikavkaza.ru/

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение