Россия, Москва

info@ia-centr.ru

П. Рыков: Другая Украина. В поисках «третий силы».

03.04.2009

Автор:

Теги:
 

 

 

Пожалуй,  главным внутриполитическим событием    марта на Украине   стоит признать досрочные  выборы в Тернопольский областной совет,  которые принесли сенсационные результаты: всеукраинское объединение «Свобода» сумело  опередить всех своих конкурентов, заручившись  поддержкой   более чем 34% избирателей, «Единый Центр»  набрал 14%,  БЮТ - лишь 8%, уступив даже  регионалам.

Такого не ожидал никто: ни эксперты, делавшие  свои прогнозы,  ни социологические центры, проводившие  опросы населения накануне выборов, ни политики, в них участвовавшие. В результате ошеломленные неожиданными итогами политологи заговорили о том, что победа человека, предлагавшего лишать права голоса всех, в ком течет «нечистая» (русская, татарская и еврейская) кровь,  свидетельствует о  начале кардинального изменения политического сознания  граждан Украины в сторону откровенной радикализации. Однако  подобная интерпретация итогов голосования    скорее отражает удивление и растерянность, царящую среди аналитиков,  чем реальную смену тренда.  

Если говорить о причинах оглушительного успеха «Свободы», то в первую очередь следует отметить, что прошедшие выборы могут считаться классическим примером протестного голосования. Поддержка политических маргиналов, не вписывающихся   в рамки существующего политеса, является одним из последних легальных способов, позволяющих населению, уставшему от бесконечных обещаний и  оправданий,  высказать все, что они думают  о правящей  элите, не  прибегая к неконвенциональным формам протеста - погромам  и перекрытиям дорог.

Несомненно, одним из факторов, способствовавших триумфу Олега Тягнибока, стало успешно применение  им пиар - технологий,  отличавшихся экспрессивной новизной. Правы, скорее всего, и те, кто намекает на активную помощь  Банковой,  которая попыталась представить блицкриг Тягнибока  как  банкротство стратегии БЮТ, возвестив  о начале конца политической  карьеры Юлии Тимошенко. Маловероятно, что «Свобода» в одиночку сумела бы  собрать достаточное количество средств на проведение широкой агитационной кампании, тем более в период острого дефицита наличных денег. В целом, говоря  о перспективах сотрудничества «больших» и «малых» партий,  стоит отметить, что первые, скорее всего, будут все чаще использовать вторых  для борьбы с политическими оппонентами, стремясь одновременно не допустить их превращения в серьезную политическую силу. Впрочем, подобное сотрудничество будет носить,   по-видимому,  характер политического симбиоза, так как «малые» и региональные партии  пока еще слишком слабы, чтобы в одиночку добиваться даже локальных целей.

Однако главной причиной, побудившей избирателей  отдать свои голоса ультранационалистической «Свободе», явилось стремление к  обретению «третий силы», пусть пока  оно и носит не вполне осознанный характер.

 

  Нужно сказать, что  всю историю существования независимой Украины остро стояла проблема «третий силы», способной преодолеть ментально-политический раскол страны или хотя бы смягчить  его негативные последствия. Если сравнить карты голосования на президентских выборах 1999 и 2004 годов, то можно заметить, что за Виктора Ющенко голосовали те же регионы (за небольшим исключением), что пятью годами  ранее   поддержали Леониду Кучму в его противостоянии с Петром Симоненко.

 Впрочем, речь идет не только о традиционно выделяемом Западе и Востоке.  На Украине соседствует значительно большее количество политических субкультур (Крым и Закарпатье - наиболее характерные, но отнюдь не единственные примеры), где вопрос самоидентификации приобретает исключительную важность.

Так,  на досрочных парламентских выборах, проводившихся в 2007 году, тогда еще пропрезидентский блок  НУНС сумел одержать победу в Закарпатье, набрав более 30% голосов, только лишь потому, что в его предвыборной программе говорилось о возможности  положительного решения русинского вопроса.  

Однако если в предыдущие годы под «третий силой» понималась, прежде всего, та  политическая сила, которая сможет свести вместе  интересы представителей  «схидной» и «захидной» части Украины, создать общую коммуникативную площадку для бизнесмена из Донецка и писателя из Галиции, то сегодня мы можем говорить о некотором  изменении вектора поиска «третий силы». Задача объединения страны не снимается, но она  в какой-то степени отходит на второй план. На первый план выдвигается способность произвести перезагрузку политической системы, освободив ее от балласта в виде нынешней элиты.

Народ  больше не интересует голая критика режима, за которой он  чувствует лишь лицемерие и идейную пустоту. Для сегодняшней Украины характерно тотального разочарование в правящей элите; регионалы  и оранжевые воспринимаются  как два лика одного политического Януса.

В этом состоит коренное отличие от 2004 года, когда значительной частью населения оппозиция, оттесненная от рычагов власти,  воспринималась в качестве реальной мировоззренческой альтернативы правящим группировкам, «донецким» и «днепропетровским». Однако, постепенно, по мере рассеивания иллюзий «оранжевой революции», укоренившееся в центральной и западной части страны  представление - вызов «у нас есть другие» сменилось отстраненно - скептической констатацией  «других у нас нет». Отражением этого настроения явились   резкий рост антирейтингов «большой тройки» и обвальное падение  доверия ко всем органам, так или иначе связанным с государством. Как следствие - интенсификация поиска «третий силы», которая  воспринимается  в  общественном  сознании как «спасительный маяк», который способен осветить пути выхода из кризиса, связанного не только и не столько с экономикой.

В этом отношении особый интерес представляет т. н.  «феномен Яценюка». Еще полгода назад бывший спикер Верховной Рады  не  рассматривался населением в качестве серьезного политического актора. Однако в условиях экономического  кризиса, обнажившего неспособность  политической бюрократии к принятию и реализации  каких-либо конструктивных решений, резко вырос рейтинг политика, в котором многие увидели представителя желанной «Другой Украины», не стоявшей на Майдане, но и не предававшей его.

 

Что касается особенностей избирательной стратегии лидера «Фронта Перемен», то многие аналитики уже успели провести параллели  с российской президентской кампанией 1999 года.  Сложно сказать, в какой степени политтехнологи и эксперты, принимающие участие в формировании имиджа Арсения Яценюка,  учитывают российский опыт. Тем не менее, стоит отметить, что, действительно, между   Украиной 2009 и Россией 1999 есть определенные сходства: президент, стремительно теряющий остатки своей власти и популярности, политические «тяжеловесы», давно стремящиеся занять почти уже вакантное место, тотальное разочарование населения в правящей элите и государственных институтах.

В какой-то степени экс - спикер Верховной Рады повторяет сегодня тактику Владимира Путина, подчеркнуто дистанцируясь от президентской  команды (вернее, от того, что от нее осталось) и ее главных спонсоров, и, демонстрируя нежелание ввязываться в войну компроматов. В этом смысле весьма  показательным является эпизод, произошедший на декабрьском выпуске программы «Свобода на Интере», когда в ответ на просьбу ведущей прокомментировать деятельность Владимира Литвина Яценюк отметил, что «не пристало бывшему спикеру критиковать нынешнего».

Такой подход, несомненно, не может не прийтись по душе избирателю, уставшему от взаимных обличений и разоблачений. Впрочем, пока основной упор делается на «перетягивание» электората  западной и центральной части Украины. Поездки  в Одессу и Харьков, предпринятые лидером «Фронта перемен», носили скорее ознакомительный характер, и прием, оказанный жителями двух юго-восточных городов, вряд ли обрадовал бывшего  председателя Верховной Рады.  Несмотря на это,  перед ним  открываются весьма неплохие  политические перспективы, что объясняется не столько его исключительными личными качествами, сколько удачным стечением обстоятельств.

Сможет ли Арсений Яценюк  повторить путь Барака Обамы и  Владимира Путина, которые также первоначально не воспринимались своими оппонентами в качестве серьезных противников, и  стать самым молодым президентом страны (в мае ему  исполнится только 35 (!) лет)?  Ответ на этот вопрос зависит, главным образом, от того, сумеет ли он убедить   избирателей на Западе и, что более важно, на Востоке в том, что он и есть та самая долгожданная «третья сила», которая несет избавление от бесконечных политических распрей и экономического хаоса.

В заключение следует сказать несколько слов о характере нынешнего кризиса.

Нынешний кризис  - это, прежде всего, кризис ценностей. Ценностей  реального социализма,  сметенного  революционной волной 1989 года с шахматной доски истории, ценностей доведенного до эксцесса  либерализма, безосновательно уверовавшего в свою уникальность и исключительность,  ценностей (а точнее - мифов) «оранжевой революции», так и не сумевший воплотить в жизнь амбициозный проект «сотворения нации».

 

И в  долгосрочном плане  в выигрыше окажется именно та политическая сила, которая сумеет либо предложить  новые ценности, либо  дать новую  интерпретацию  старым.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение