Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Украина: Оживляющему души....

31.03.2009

Автор:

Теги:
 

 

1 апреля (20 марта по ст. ст.) - 200 лет со дня рождения классика русской литературы, великодержавного имперского националиста, монархиста и духовидца Н.В.Гоголя.

Впрочем, искать юбилей великого малоросса среди официально, с государственным размахом отмечаемых памятных дат текущего года, перечень которых ещё в ноябре внесён на утверждение Верховной Рады парламентским комитетом по вопросам духовности и культуры - дело совершенно напрасное. Нет такого красного дня в календаре нынешней украинской власти. Как нет и предъюбилейного Указа Президента, которым тот обязал бы чиновную рать достойно отметить 200-летие гениального полтавчанина. Много-много, ежели к 1 апреля таки сподобятся отчеканить мизерным тиражом юбилейную монетку.

Наоборот, такое впечатление, что помаранчевые временщики рады были бы стереть саму память о нём. Об этом яснее ясного говорят злобные выпады в адрес Гоголя со стороны таких «светочей национального возрождения», как всё ещё министр внутренних дел Юрий Луценко и председатель Союза писателей (по совместительству - глава комитета ВР по культуре и духовности) Володымыр Яворивськый, кои при подведении итогов всенародного голосования за звание «Великий Украинец» не постеснялись в прямом эфире телеканала «Интер» наградить Николая Васильевича отборной бранью. Да оно и понятно: всё творческое наследие Н.В.Гоголя, все его взгляды на жизнь, на исторические судьбы Украины и России - всё это является наглядным обличением той вопиющей неправды, которую олицетворяет собой режим Ющенко-Тимошенко.

В самом деле, мыслимо ли славить, да ещё и за казённый кошт, «перевертня» и «манкурта», который, среди прочего, устами казацкого полковника Тараса Бульбы изрёк на весь мир такие возмутительные словеса: «Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера. Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской Земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!»? Что до финала первого тома «Мёртвых душ», то тут вообще «шовинистическая пропаганда» в чистом виде: «Русь, куда ж несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа. Чудным звоном заливается колокольчик, гремит и становится ветром разорванный в клочки воздух; летит мимо всё, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства» .

Но и это ещё «цветочки». Ибо при нашенской свободе надругательства над словом «несвідомого» Гоголя проще простого подрихтовать-подправить, вышвырнув из его текстов этнонимы «Россия», «русский», «Малороссия», «Русь» и заменив их на «Україна», «український». Как это сделал галицийский издатель и «пысьмэннык» Иван Малкович, тиснувший перевод «Тараса Бульбы» на «державну мову». Но и сию абракадабру переплюнул некий Васыль Шкляр, позиционирующий себя в качестве переводчика с русского на украинский. В его книжонке с претенциозной «назвой» «Микола Гоголь - Тарас Бульба: першотвір», выпущенной в свет львовским издательством «Кальварія», есть перлы на порядок круче.

Например, Гоголь пишет: «Эта бурса составляла совершенно отдельный мир: в круг высший, состоявший из польских и русских дворян, они (т.е. бурсаки - авт.) не допускались. Шкляр же ничтоже сумняшеся вносит свою правку: «Ця бурса була зовсім окремішнім світом: її вихованців не допускали до вищого кола польських дворян та московитів». Ай да Вася, ай да чей-то сын! Мало того, что слегка «улучшил» классика, так ещё и узрел ненавистных «москалей» даже там, где их отродясь не бывало. Ведь во времена Бульбы русскими дворянами именовалась малороссийская шляхта, служившая Речи Посполитой. Беда в том, что всю эту идиотскую отсебятину теперь заставляют зубрить в школе.

Но вернёмся к идейно-политическим «ягодкам», столь кисло-горьким на вкус иных шароварных «патриотов». Надо ли удивляться, что в качестве законченного «україножера» Николай Васильевич во всей полноте раскрылся в своей частной переписке, не предназначенной, естественно, к печати, а посему опубликованной посмертно. «Скажу Вам одно слово насчёт того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма Вашего, служило одно время предметом Ваших рассуждений и споров с другими, - обращается Гоголь в письме от 25 июля 1845 года к своей близкой знакомой Александре Осиповне Смирновой. - На это Вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никогда бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой - явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве».

Ну а в его записной книжке 1846-1851 годов находим замысел неосуществлённого, увы, произведения: «Объять обе половины русского народа, северную и южную, сокровище их духа и характера». Незадолго же перед смертью Николай Васильевич напишет: «Я понял, что в Малороссии две партии - русские и поляки». Сказано словно сегодня...

Предвижу негодующие выкрики «щирих-свідомих»: дескать, у гениального нашего земляка были и другие высказывания, прямо противоположные по смыслу. Тут же примутся цитировать их - непременно в «перекладі»: «Туди, туди! В Київ! У давній, у чудовий Київ! Він наш, він не їхній, чи ж не правда? Там чи довкіл нього діялися діяння старовини нашої» (цит. по: газета «Україна козацька», № 5, 2004, с.8). Если же продолжить умышленно оборванный фрагмент письма Гоголя к историку и этнографу Михаилу Максимовичу от 20 декабря 1833 года, то получится, что никакого противопоставления «автохтонных украинцев» «зайдам-московитам» здесь нет и в помине. Есть горячее желание начинающего, не слишком обеспеченного 24-летнего литератора занять должность на кафедре всеобщей истории в открываемом тогда университете Святого Владимира, равно как и острое недовольство наплывом в Киев преподавателей из числа западных европейцев. «Говорят, уже очень много назначено туда каких-то немцев, это тоже не так приятно, - замечает Николай Васильевич Михаилу Александровичу. - Хотя бы для Святого Владимира побольше славян. Нужно будет стараться кого-нибудь из известных людей туда впихнуть, истинно просвещённых и так же чистых и добрых душою, как мы с тобою».

Не прощают Гоголю и его прозорливо-точной оценки творчества Тараса Шевченко, с литературными и живописными произведениями которого Николай Васильевич был, судя по всему, знаком. В ноябре 1851 года, за 4 месяца до его смерти Гоголя навестили в Первопрестольной два земляка - профессор славистики Московского университета Осип Бодянский и начинающий писатель, в ту пору - чиновник Министерства народного просвещения Григорий Данилевский. В беседе с ними Гоголь принялся хвалить поэзию Аполлона Майкова.

«А Шевченко?» - спросил Бодянский. Гоголь на этот вопрос с секунду промолчал и нахохлился. «Как Вы его находите?» - повторил Бодянский. «Хорошо, что и говорить, - ответил Гоголь. - Только не обидьтесь, друг мой - Вы его поклонник, а его личная судьба достойна всякого участия и сожаления». «Но зачем Вы сюда примешиваете личную судьбу? - с неудовольствием возразил Бодянский. - Это постороннее. Скажите о таланте, о его поэзии». «Дёгтю много, - негромко, но прямо проговорил Гоголь. - И даже прибавлю, что дёгтю больше, чем самой поэзии. Нам-то с Вами, как малороссам, это, пожалуй, и приятно, но не у всех носы, как наши». По свидетельству Г.П.Данилевского, поместившего этот диалог в своей книге «Знакомство с Гоголем», «Бодянский не выдержал, стал возражать и разгорячился. Гоголь отвечал ему спокойно:

- Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски. Надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племён. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан. А Вы хотите провансальского поэта Жасмена поставить в уровень с Мольером и Шатобрианом!

- Да какой же это Жасмен! - крикнул Бодянский. - Разве их можно равнять? Что Вы? Вы же сами малоросс!

- Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, - продолжал Гоголь. - Нетленная поэзия правды, добра и красоты. Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой невозможно».

Несмотря на то, что Тарас Григорьевич иной раз говорил о своей идейно-творческой близости к Николаю Васильевичу (а в 1844 году даже написал стих «Гоголю»), совершенно очевидно, что на самом деле они антиподы буквально во всём. Посему полуграмотный Шевченко у нас вознесён до небес, а величайший мастер Гоголь опущен до статуса «одно из зарубежных» беллетристов.

Своё подлинное отношение к русскому гению официальная власть Украины проявила ещё и в том, что лишь накануне юбилея затеяла «реконструкцию» литературно-мемориального музея Н.В.Гоголя в Великих Сорочинцах - родном селе писателя. Пресловутая «реконструкция» заключается в том, что музей фактически разрушен, его фасад до сих пор обёрнут в «бутерброд-утеплитель», внутри идут т.н. «грязные» отделочные работы, система отопления и электричества ещё не смонтирована, а уникальные экспонаты перенесены в районный краеведческий музей - тоже неотапливаемый и пропитанный сыростью. К тому же при ремонте используются польский гипсокартон и китайская металлочерепица - как раз те материалы, которые были в ходу 200 лет назад.

Жуткая ситуация и в здешней Свято-Преображенской церкви, в которой был крещён будущий писатель. По свидетельству газеты «Русская правда», «уникальный иконостас разобран, детали увезены в Киев, а по факту расхищения чиновниками облгосадминистрации выделенных государством средств обещали возбудить уголовное дело» («РП», № 3-4, 2009). В плачевном состоянии находится и музей-усадьба родителей Николая Васильевича в с. Гоголево (Васильевка), равно как и театр имени Н.В.Гоголя в Полтаве, ремонт которого, по признанию начальника областного управления культуры Владимира Годзенко, «до юбилея однозначно не закончат».

Радует лишь одно: то, что на 29 марта на ТК УТ-1 выйдет художественный фильм «Дума про Тараса Бульбу», снятый на острове Хортице нашим земляком Евгением Березняком в творческом содружестве с драматургами Петром Пинчуком и Леонидом Томой, а на 2 апреля назначена премьера художественного фильма «Тарас Бульба» - последней по времени работы культового кинорежиссёром Владимира Бортко. Будем надеяться, обе картины станут наилучшей данью памяти поистине Великому Украинцу Николаю Гоголю от современных ценителей его бессмертного дара.

Сергей Григорьев,

член правления Союза русских журналистов и литераторов


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение