Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Узбекистан: забытые страницы истории. Мирные переговоры с Мадаминъ-Бекомъ.

30.03.2009

Автор:

Теги:

       Протокол переговоров между руководителем повстанческой армии Мадамин-беком и руководством 2-ой туркестанской стрелковой дивизии.

**********************************************************************************

 

1-й день.

Мирные переговоры штаба 2-й туркестанской стрелковой дивизии с парламентерами от Мадамин бека 4 марта 1920г. в 14 ч.

От штаба 2-й Туркест. стрелковой дивизии присуствовали: 1) начальник дивизии Веревкин-Рахальский, 2) военком дивизии Слепченко, 3) Начштаба Ходоровский, 4) военком штаба Богаевский, завполитком Шафранский, 6) председатель обревкома Ходжаев, 7) командир кавбригады Кужелло и 8) военком бригады Антонов.

От Мадамин-бека в качестве парламентеров присуствовали: 1) Родзевский, 2)Ситняковский Б.Н. , 3) Мулла Мумин Карим Ходжаев, 4) Мадали Мирза Мухаммеджанов и 5) Хаит Ахун Исламбаев.

Секретари: Блюм и Левашев.

Веревкин-Рахальский. Я считаю, что собравщиеся сюда на переговоры прибыли с честным сердцем а искренным желанием заключить мир и приступить к давно желанному строительству в области.

Ситняковский. Приветствую заявление Веревкин-Рахальского. От имени Бека заявлю, что он никогда против советской власти не шел, он выступил против отдельных представвителей ее, действ, которых шли в разрез с декретами центра. Отряды посылаемые якобы для усмирения басмачества, грабили и насило и Бек выступил в защиту его. Теперь он приветствует начинающееся мирные переговоры и желает заключения мира, т.к. произошел сдвиг и переминились вожди советской власти.

Мухамед Али Мирза Мухамеджанов. Бек не стремился и не стремится к власти - ему дороги интересы населения. Не веря обещаниям даваемым советской властью, он желает жить но соседству с вами и следить за справедливостью ваших действий.

Веревкин-Рахальский. Кто имеет еще что либо сказать?

Ходжаев. Мадамин-бек не уполноночен говорить от имени всех мусулман, он сам должен был прибыть для переговоров, если он не трус. Кто разорил всех бедняков-мусульман, если не он сам, т.е. его именем? Мадамин-бек не собирал все население, не объявлял ему своих замыслов и не был выбран всем народам. Если он доверяет советской власти, то он должен жить соместно с ней, а не по соседству. Если-б он не был трусом, то должен был бы открыто бороться с нами, а он не имея поддержки, доверия и любви к нему со стороны обиженного населения, теперь стал говорить о мире. Делегатам, которых выслал Мадаминбек, нужно говорить открыто всю правду, не держа в это время камень за назухой.

Ситняковский. Ходжаев бросил Мадамин-беку упрек, будто Бек не может доказать, что население с ним. Я сам свидетель тому, как при проезде Бека население выходило ему навстречу и даже женщины открывали свое лицо. Бек неоднократно заявлял, что если население выскажется против него, он не замедлит отдаться в руки советской власти. Ходжаев обвиняет бека в трусости, но не мог же Бек бросить армию в период предварительных переговоров. Когда мы придем в положителным резултатом, Бек придет подписать договор.

Ходжаев. Я не имел ввиду обязательным прибытие Мадамин-бека, но посылая тех, кто он доверяет, уполномачивая их говорить о его цели -жить по соседству и проверить действия советской власти, он показывает свою трусость и непонимание тех, с кем ведет переговоры. Мадамин-бек должен был уполномочить своих представителей определенно высказать свое решение, а не гадать о том, хороша или не хороша для них советская власть.

Веревкин-Рахальский. Какое условия Мадамин беком приемлемы для заключения мира с советской властью, представителям которой он должен подчинятся?

Ситняковский. Мы обязаны говорить только, на что уполномочены. Мадамин-бек ставит условием мира предоставление ему и его армии территории, где будет также советская власть. Мадамин-бек гарантирует мирные условия жизни на территории, которая будет ему предоставлень. Когда он убедится, что советская власть исполняет все свои обещания, он тот час передет на службу советской власти.

Шафранский. Если Мадамин-бек доверает советской власти и его желание перейти к нам искренно, то он не должен производить никаких проверок и отделенние от нее-он должен придти и всецело подчиниться ей.                                                                                                       ^

Ситняковский. Признаето-ли вы, что прежнее представители виноваты в возникаевении восстания?

Веревкин-Рахальский. Вам известно о всех приказах издаваемых советской властью, в которых определенно говориться, что отчасти благодаря ошибкам и несправедливостям некоторых представителей власти создалось басмачество. Мадамин-беку и его сотрудникам также известно, что такие представителя власти за их деяния строго караются. И они знают, что деятельность советской власти направлена на устранение хозяственной разрухи и на устройстве мирной и удобной жизни в области. Из нашей армии удалены грабитали, и введена строгая дисциплина, делается все для благо народа. Зная все это Мадамин-бек не должен говорить каких-либо проверках советской власти, и придти подчинится ей, за что уполномочен он, как я ожидал, своих представителей, если только действительно отсутствие порядка и справедливости отдельных лиц поставили его бороться с нами.

Ситняовский. Печать одно, а действительность другое. Если мы увидим, что декреты центры действительно проводятся в жизнь, то мы быстро придем к заключению мира, ибо вопрос о справедливой власти является гордиевым узлом, который необходимо разрубить.

Ходжаев. На чем основано недоверие к советской власти и почему вы не верите, что все декреты наши и центра правильно проводится и жизнь в интересах трудового насаление?

Ситняовский. Что ваши декреты правильно проводится в жизнь в пользу трудового населения, мы не видели. Вы нам докажите это, и мы передадим пославшему нас. Вы нас обвинаете в том, что мы держим камень за пазухой, а статья «Мадамин, на колени!» доказывает противоположное - камень за пазухой держите вы.

Веревкин-Рахальский. Что касается статьи в газете о том, что Мадаминбеку доверять не следует, что в этом он сам выновен, т. к., пригласив на мирные переговоры в Наманганский район, около Балыкчей, он заставил ждать наших парламентеров, сам-же убежал, что дало повод в то время записать эту статью, каторая действительно поздно была опубликована.

Ситняковский. Мы принуждены были покинуть зону мирных переговоров только потому, что агентурная разведка донесла нам что нас окружают.

Веревкин-Рахальский. Категорически заявляю, что в тот момент все нашы сыли были в другой стороне от зоны мирных переговеров и войска не могли окружить вас, о чем свидетельствует вам приказ по дивизии.

Ситияковский. Возможно, что в данном случае произошло недоразумение.

Мадали-Мирза Мухамеджанов. Предыдущие переговоры были прерваны по тому, что нас стали давить ваши отряды. В настоящее время наши намерение вполне искренны, мы хотим установить прочный мир.

Веревкин-Рахальский. Определенно заявляю, что, согласно приказа центра, одним из коренных условий заключения мира должно быть полное подчинение советской власти и ее приказам сдающихся. Ни о каких автономных и отдельных отрядах и отделений не может быть и речи. Если будет необходимость пополнить перешедшими джигитами формирующуюся тюрскую бригаду, но это будет сделано, при чем и Мадаминбек, возможно, займет одну из каких-либо командных или админстративных должностей в этой бригаде. Отдельных же отрядов, повторяю, согласно приказов центра, не будет.

Мухамеджанов. Бек определенно выдвигает тенденцию получить территорию, на которой, он мог бы жить со своими войсками. Советская власть замениль казиев своими судьями, совершенно незнакомыми с шариатом, и Бек претендует на территорию для того, чтобы проверить правильность намерений советской власти относительно шариата.

Ситияковский. Бек желает получить территорию. Желательно получить ваши детальные условия мира. Мы не уполномочены изменить ваших условий, указанных первоначально, ваши же условия будут сообщены Мадамин-беку. В случае же, если Мадамин-бек всецело перейдет на вашу сторону, останется ли он воглаве своей армии? Будут ли отменены реквизиции?

Ходжаев. Относительно шариата и суда должен сказат, что мы не собираемся нарушить шариат. Будут организованы специальные мусульманские суды, в основу которых будет положен шариат. Реквизиции и конфискации не применяются в настоящее время советской властью. Все необходимое закупается по соглашению с продавцами. Центром отпущено 200.000.000 руб. на удовлетворение пострадавщих от военных действий в Фергане.

Ситияковский. У полномочены ливы вести самостоятельно с нами переговоры, или существует определенный приказ из Ташкента, который можно изменить по соглашению с Ташкентом? Кроме того, желательно точно установить нейтральную зону, дабы не было во время переговоров столкновений с вашими отрядами.

Веревкин-Рахальский. Мы переговорим с Ташкентом о вашем предложении. Наши же условия вы определенно выскажете Мадамин-беку. На время же переговоров мы устанавливаем нейтральную зону.

Оттказ от первоначальных требований

После прелиминарных мирных переговоров наши парламентеры, посланные к Мадамин-беку, имели с ним переговоры, в результате которых Мадамин-бек заявил о своем отказе от своих требований территор. уступки, автономии тюркской армии и просил передать штабу о своем предложении назначить новые переговоры 5 го марта с.г. в Старом-Маргелане, на которых лично будет присутсвовать.

 

2 й день.

 

5-го марта к вечеру наша мирная делегация прибыла в ставку Мадамина. На пути следования нашей делегации в Старом Маргелане весь базар и прилегающие улице были усеины громадными толпами туземцев, среди которых весть о прибытим мирной делегации распространилась с молниеносной быстротей. Не только базар и смежные улицы, но и на всех крышах торчали толпы сартов. Настроение собравшейся пестрой и яркой туземной массы было явно приподнято.

Ровно в 5 ч. 50 м. вечера открывается заседание мирных переговоров.

От штаба присутствовали т.т: начальных штаба дивизии Веревкин-Рахальский, военном дивизии Слепченко, комкавбриг Кужелло, военком Кавбриг Антонов, военком кавполка Филиппов, обвоенком Ковров редактор газеты «Пролетарская Мысль» Савин и секретари: Блюм и Левашев.

От штаба Мадамин-бека: командующай мусульманской армией Мадаминбек, начштаба Белкин, адъютант Гейер, сотрудники Мадамин-бека: Ситняковский, Ненсберг, Константинов, Бакалов, Поплавский, Мадали-Мирза Мухамеджанов.

Председатель нашей мирной делегации тов. Веревкин Рахальский заявляет следующее:

От имени реввоенсовета туркфронта я прибыл сюда, чтобы положить конец гражданкой войне, длящейся уже два года. Веря в искренность вашего желания заключать мир и прекратить борьбу с советской   властью,   надеюсь,   что   в   настоящих   наших   мирных переговорах нам удастся закрепить мир в истрадавшейся разоренной Фергане.

Тов. Веревкин Рахальский продолжает: «Прежде чем разрешать вопросы наших мирных переговоров, нам хотелось бы услышать от Мадаминбека главную и коренную основу заключения мирного договора -подчиняется-ли гр. Мадамин-бек и его армия советской власти и призанют-ли они ее?»

Мадамии-бек Если бы я на признавал советскую власть, я на прибыл бы сюда и не приглашал вас дня заключения мира. Советскую власть признаю, но желал бы заключения мира на известных условиях. Если я буду подписывать мирный договор, то первым пунктом должно быть признание советской властью шариата, вторым - чтобы моя армия на распылялась на мелкие части. Куда пойдет моя армия, туда должен идти и я.

Когда я вышел из Маргелана, я не ушел, чтобы заниматься грабежами и искать должности полковника. Ушел потому, что был слишком оскорблён теми несправедливостями, которые чинились представителями советской власти по отношению к мусульманскому населению. Вы в своих газетах теперь пишите, что советская власть объявлятся власть от что вы будете очищать советскую недостойных ее представителей. Я сказал тогда: если советская власть становится на этот путь, я буду работать с ней вместе.

Когда я вышел из Маргелана, возмущенный несправедливостями, я всеми силами боролся с врагами. Я должен признать, что мне стала жаль, что проливается кровь, а также, что разорвется угнетенный народ Ферганы от этой борьбы. Я думал, что если мы будем продолждать войну, народ не сумеет заниматься земледелием, оскудеет, начинают вымирать от голода. Теперь мы боремся с вами два года. И когда я узнаю, что советская власть теперь изменилась и обновилась новыми идейными людьми я захотел жить с советской властью в мире.

Одним из важнейших условий заключения мною мира является следующее: мой отряд должен быть со мной и без меня не отправляться на другие фронты. Если границы Ферганы подвергутся нападению, то я с моими верными джигатами буду отражать ее от врагов.

Антонов. Желательно знать, о самых врагах говорит Мадаминбек?

Мадамин-бек. Я разумью в далеем случае внеших врагов, против которых буду бороться за советскую власть, также как буду бороться против ее внутренних врагов.

Веревкин-Рахальский. Очевидна бек не имеет понятия о строительстве красной армии. Армия комплектавалась или из мобилизованных, или добровольно вошедших, в нее. Все вступившие тем или иным путем в ряды красной армии безусловно подчиняются общему ее положению. Из перешедших на нашу сторону бывших партизанских отрядов, будто организованы тюркская бригада, в которую и будут входить сдавшиеся джигити. Организация этих войсковых частей должна быть такая-же, как и организация нащей красной армии.

Если Мадамин-бек и его сотрудники действительно искренне признают советскую власть идя навстречу сдавшимся, реввоенсовет трукфронта разрешил в своем приказа перешедшим на нашу сторону джигитам оставить при себе оружие и влить их в формируемую бригаду, но, вновь повторая если Мадамин-бек и его сотрудники раскаиваются в своей борьбе против нас и честно намерены подчиниться и признать советскую власть.

Ненсберг. В виду того, что в этом условии требуется раскаяние также и сотрудников бек, то я как ближайший его сотрудник, от имени также и остальных выражаю протест, т.к. мы вовлечены были в борьбу с советской властью на за даяний некоторых ее представителей, дискредитировавших ее до приеда представителей центральной власти, что признана также и вами. Потому нам нечего раскаиваться в том, что мы боролись против недостойвых представителей советской власти.

Мадамин-бек. Мы не занимались грабежами, а потому нам ничего раскаиваться.

Веревкин-Рахальский. Советская власть, руководимая приехавшими из центра товарищами, определенно заявила, что все недостойные прежные ее представители будут строго караться, что уже теперь и осуществляется. Товарищи, приехавшие из центра, стоят на точке зрении справедливых революционных конов в активной помощи угнетенным массам, что вытекает из подлинной сущности советской власти. Между тем, Мадамин-бек ведет войну, продолжаеть проливать кровь. Прошло уже 4 месяца со дня приезда новых представителей власти из центра. Времени было достаточно, чтобы Мадамин-бек убедился в крутом переломе нашей политики в Туркестане и окончательном разрыве со всяками старыми представителями власти с превилич. их суду, что вам тоже небезизвестно.

Вам было, наверно, известно о громадных успехах, достигнутых красной армией за последнее время на всех фронтах. Советское государство необычайно разрослось и укрепилось, военная мощь его все усилвается. Втечение этих месяцев вы должни были убедиться, что советская власть ведет борьбу за освобождение всех угнетенных,  и сказать себе, с кем вы боретесь. Вы должны были честно покаяться в своих прежних деяниях и признать советскую власть, приступившую к чистке своих учреждений от негодных элементов.

Мадамин-бек. Должен ли я просить покаяние за ту борьбу, которую я вел с прежними представителями власти?

Веревкин-Рахальский. Раз я говорю, что советская власть карает прежних своих представителей, то раскаиваться Мадамин-бек должен в том, что не прекратил борьбы 3-4 месяца назад когда обновившаяся власть начала таковых карать.

Нансберг. Видя, что советская власть перешла от слов к делу, что вы пытаетесь перейти от хорош, слов к хорошим делам, мы к вам и обратились с тем, чтобы закончить борьбу. Мы должны были прежде убедиться в этом, и теперь, убедившись, приходам к вам с признанием советской власти и желанием прекратить междуусобицу.

Веревкин-Рахальский. Не будем говорить о прошлом, перейдем к вопросу о мирных переговорах к выработке условий таковых. И так, за эти полтора часа беседы мы убедились в искрением признаний вами советской власти. Я от имени реввоенсовета туркфронта заявляю что сдавшийся отряд Мадамин-бека не будет разоружен, а останется как отдельная войсковая единица, влитая в тюркскую бригаду. Сам Мадамин со своими джигитами должен прибыть в гор. Фергану или Коканд, где отряд его будет расквартирован и приведен в надлежащий порядок в смысле введения в ней существующей определенной военной организации. Войска Мадамина должны будут принять участие в празднества 2-ой годовщины создания красной армии в воскресенье 7 сего марта, а затем Бек, оставив вместо себя заместителя, для личного доклада реввоенсовету туркфронта и представителям центральной власти выедет в гор. Ташкент.

Белкин. Я пологаю, что поездке Бека в Ташкент должна будет на некоторое время отложаться, ибо в сборе наших джигитов, распыленных небольшими отрядами по всей области, он сам должен принять участи, т.к. его джигиты без предварительных разъяснений Бека и оповещения о результатах мирного договора могут принять его за изменника.

То же мнение категорически отстаивает сам Мадамин бек и гр. Ненсберг.

Веревкин-Рахальский. В таком случае, мне интересно знать, имею ли и честь вести переговоры с командующим мусульманской армией, уполномоченным самостоятельно решать поирос о мире или же со мной говорит рядовой член вашей армии. Если бы я знал ранее, что Бек неподготовил свои войска к заключению мира и потому не может теперь же закончить переговоров, я не приезжал бы сюда. Если действительно джигиты доверяют Мадамину, любит его и вполне ему подчиняются, то он приехав в г. Фергану, может написать приказ по своим частям о заключении мира и быстро стануть их в себе.

Мадамин-бек. Опять заявлелю, что я с чистым сердцем пришел договариваться с вами и не намерен делать вам какой-либо ловушки или прибегнуть к уловкам. Если вы не верите мне, то будем снова воевать, а я в это время пошлю для переговоров своего представителя в Ташкент и по возвращении его прекращу военные действия. Тем, что вам непонятна необходимость мне лично собирать отряды вы показываете свое незнанение психологии вообще мусульман и, в частности, психологии моих джигитев. Кроме того, я желаю еще раз выяснить, будет ли в основе строительства жизни Ферганы лежать шариат, будут ли казии, каторые судят согласно положениям шариата, и будут ли они выбираться всем народом.

Филиппов. Разрещите объяснить гр. Беку, что это обстоятельство относительно шариата представителями центральной власти принято во внимание, и она идет навстречу мусульманам. В Ташкенте созывается съезд представителей мусульман для выясненая вопроса о применение шариата к укладу жизни туземцев и что административно-гражданское управление Ферганы будет во многом руководстоваться догматами и велениями шариата.

Затем Веревкин-Рахальский снова призывает Мадамин бека к скорейшему окончанию переговоров, объясняя что детали условий могуть быть разработаны по приезде Мадамина в Ташкент, где он будет иметь беседы с представителями центральной власти и ревсоветом туркфронта.

И так гр. Бэк, заявляет Веревкин-Рахальский если вы подчиняетесь советской власти и ее приказом, то я предлагаю вам немедленно явиться со всем своим отрядом для участия в празднестве годовщины красней армии и для скорейшего формирования ваших джигитов в один из кавалерских полков тюрской бригады.

Неисберг. Я в полне понимаю заявление Бека о необходимости ему самому собрать свою армию и только после того прибыть в Фергану, а потому предложил бы и Веревкину и Беку пойти на копромис, т. е. на празднество выслать только часть наших войск (человек 100 - 150) во главе с ближайшими его сотрудниками, и самому явиться к вам только лишь после того, как будет собрана вся наша армия.

Затем объявляется перерыев во время которого Бек с Ненсбергом и Белкиным удаляются для совещания.

После совещаних Мадамин заявляет:

Я не хочу вовсе превышать наших переговоров, подчиняюсь вашим приказаниям, и если вы желаете, то могу и 7 марта выслать к вам 100-150 человек по главе со своими ближайшими сотрудниками на празднество красной армии, но заявляю, что из этого могут прозойти среди моих остальных войск нежелательные явления, как-то недоверие комне и распыление на мелкие грабительские шайки.

Веревкин-Рахальский. Итак, я и военком двизии определенно и окончательно выставляем вам следующие условия: 1) полное подчинения и признание советской власти; 2) завтра 6 марта к 16-ти часам с имею­щимся при вас отрядом прибыть в штаб дивизии для соглашения мирного договора и выяснения срока, необходимого вам для сбора своих джигитов; 3) этому же находящемуся при вас отряду в воскресенье, 7 марта, в 9 ч. утра принять участие в красносармейском празднества и 4) разрешить детали условий мирных переговоров в гор. Ташкенте во время вашего личного доклада ревсовету туркфронта и представителям центральной власти.

Мадамин-бек. От своего имени и от имени моего штаба я заявляю что подчиняюсь условиям, предложенным мне начальником дивизии Веревкиным-Рахальским и военкомом дивизии Слепченко. В свою очерадь, прошу до моего приезда в штаб дивизии выяснить в разговоре по прямому проводу детально вопросы, затронутые нами в переговорах.

В 9 л. 50 м. мирные переговори заключено.

 

Город Фергана Типография Турк. Респ. Рос. Федерации


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение