Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А.Яшлавский: Запад в западне Востока.

26.03.2009

Автор:

Теги:



"Нам необходимо подумать о том, как мы будем уходить", - Барак Обама заговорил об уходе из Афганистана. Из страны, куда он планирует отправить десятки тысяч дополнительных американских штыков. Как в свое время Советский Союз, так и Запад завяз в афганской трясине. И надо бы уйти, но нельзя. И рады бы наращивать присутствие - но что толку? Афганистан все больше превращается в головную боль не только для Америки.

Двадцать лет спустя

- Я никогда в жизни не видел такого беспорядка, как тот, что достался нам в наследство, - сказал новый спецпредставитель президента США в Афганистане и Пакистане Ричард Холбрук. В середине февраля назначенец Обамы встречался в Кабуле с афганским президентом Карзаем. Некоторые наблюдатели обратили внимание на то, что - по чистому совпадению - встреча прошла на фоне 20-летия вывода советских войск из Афганистана. И нашли это совпадение символичным.

- НАТО увязло в афганской трясине глубже, чем когда-либо Россия, - писал известный колумнист из британской The Guardian Джонатан Стил, рассуждая о том, что спустя два десятилетия после вывода советских войск из Афганистана история повторяется. - Когда Ричард Холбрук посещал эту страну, возможно, его не предупредили об этой советской годовщине. Но возглавляемая США интервенция длится уже почти столько же. На этом этапе своей войны русские уже собирались уходить. Сейчас США и НАТО хотят оставаться здесь и дальше, и если планы Обамы по отправке 30 тысяч американских военных реализуются наряду с усилиями по получению дополнительных сил от НАТО, коалиционные силы будут почти равными тем 115 тыс., которые русские имели на пике своего присутствия в Афганистане.

Но разница есть, и она бросается в глаза - потерь у коалиции в разы меньше, чем у Советской армии. По данным Пентагона, число американских военных, погибших в ходе операции в Афганистане с конца 2001 г., составляет по меньшей мере 581 человек. Примерно столько же потеряли союзники американцев. А за один только 1984 год в Афганистане погибло 2343 советских военнослужащих.

"Западные потери значительно меньше, но НАТО и не более успешно, - признает тот же Джонатан Стил. - Как и русские, западный альянс главным образом контролирует Кабул и столицы провинций. Сельская местность уязвима для нападений или в руках сопротивления - смеси из исламских фундаменталистов, пуштунских националистов, местных племенных вождей и мулл и арабских джихадистов - точно так же моджахеды противостояли русским. Разница в том, что Запад и Пакистан поддерживали и вооружали их в 80-е годы. Сейчас, используя доходы от героина, они труднее поддаются контролю". НАТО приходится сталкиваться с более серьезными проблемами в Афганистане: двадцать лет назад не существовало "Талибана", суицидальных терактов, а афганская армия и полиция были эффективнее.

Экзамен для Обамы

При Обаме Афганистану отводится роль едва ли не одного из краеугольных камней американской внешней политики. Говорят о новой стратегии, суть которой будет заключаться в более тесном сотрудничестве с местными лидерами и племенами. Также, согласно новой доктрине, в стабилизации Афганистана должны участвовать не только Штаты и НАТО, но и все страны региона - Пакистан, Индия, республики Средней Азии и даже Иран. И, конечно, американцы возлагают надежды на Россию.

При этом происходит странная вещь: отвергая исключительно военный путь решения конфликта в Афганистане, США направляют туда еще больше войск. Но спасет ли увеличение американских войск ситуацию? Недавние опросы, проведенные Би-би-си и ABC News, показали: притом что почти 90% афганцев настроены против талибов, меньше половины их относятся к США положительно, а четверть считает, что нападения на американских военных могут быть оправданы.

Несмотря на увеличение иностранного военного присутствия, ситуация с безопасностью в стране не становится лучше.

Ясно, что из попыток привить Афганистану признаки демократического государства и сделать из него некую модель для других стран ничего не вышло. Он остается одной из самых слаборазвитых стран мира, где масса населения живет за чертой бедности - и при этом не имеет гарантий безопасности. Президента Карзая злые языки давно прозвали "губернатором Кабула" (намекая на то, что его реальная власть ограничивается лишь столицей), а некоторые едко добавляют: "дневным губернатором".

"В США нет четкого представления по Афганистану"

- В чем причина столь пристального внимания Обамы к Афганистану? Причем отправка туда новых сил делается на фоне ухода американских военных из Ирака, - спросил "МК" у эксперта из Международного института стратегических исследований (Лондон) Оксаны АНТОНЕНКО.

- Вторжение в Ирак и его оккупация, устроенные администрацией Буша, воспринимались очень неоднозначно как в американском обществе, так и в мире. А та миссия, которую американцы в составе международных сил выполняют в Афганистане, обладает необходимой мерой легитимности.

Обама хочет показать, что Америка способна преодолеть не только внутренний кризис, но и решать серьезные международные проблемы.

Но в Вашингтоне нет четкого представления - какая стратегия нужна в Афганистане. Сейчас задачи у американцев могут быть несколько иными, чем они были раньше, когда все начиналось. Более скромными - не создание в Афганистане демократического государства по западному образцу, а предотвращение гражданской войны, создание реальных органов власти, нормализация на границе с Пакистаном, борьба с производством и экспансией наркотиков.

Если удастся выполнить эти задачи, то, вероятно, военное присутствие будет со временем уменьшено. Для НАТО миссия в Афганистане все больше воспринимается как "экзистенциальная": если НАТО не сможет добиться успехов в Афганистане, а некоторые европейские страны начнут - о чем давно говорят тамошние политики - выводить свои войска, все это может крайне негативно сказаться на будущем альянса.

Чего хочет Москва?

Призывы Вашингтона к союзникам по НАТО быть более активными часто падают в пустоту. На недавнем саммите в Кракове американцам так и не удалось убедить Европу отправить дополнительные войска в Афганистан. Даже ближайшие соратники Америки не собираются увеличивать свои военные контингенты. Шеф Пентагона Роберт Гейтс признал, что пока ответы союзников разочаровывают. Это разочарование усугубилось решением Киргизии отказать Вашингтону в аренде базы "Манас". Решением, за которым отчетливо виделась "рука Москвы".

Позиция России по Афганистану многих ставит в затруднение. С одной стороны, Россия не может не желать успеха американцам в борьбе с талибами: Москва опасается распространения исламистского экстремизма из Афганистана в Среднюю Азию, а оттуда - и в РФ. Если не в большей степени опасность для России представляет и наркоэкспансия.

Недавно глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов озвучил цифру жертв "полномасштабной героиновой наркоагрессии" с территории Афганистана: от афганских наркотиков, только по официальным данным, ежегодно умирает 30 тыс. россиян призывного возраста, что вдвое превышает количество погибших советских военнослужащих во время войны в Афганистане.

Несколько лет назад афганский посол в России, а ныне вице-президент Афганистана Ахмад Зия Масуд (младший брат "панджшерского льва" Ахмада Шаха Масуда) в беседе со мной говорил, что проблема наркотиков - это вопрос не только афганский, он имеет и региональный, и мировой масштаб: "Главную прибыль от производства и распространения наркотиков получают не афганские крестьяне, а люди вне Афганистана. Простой крестьянин в этой ситуации не виноват: его заставляют нищета и голод, а также поощрение, идущее извне. Вот пример: ООН помогает Афганистану гуманитарными поставками пшеницы. Но ооновцы покупают пшеницу не у афганских крестьян, а в других странах. А потом раздают ее в Афганистане. Рынок перенасыщен - и афганскую пшеницу никто не покупает. Вот крестьянин и сеет мак".

С момента нашего разговора прошло лет пять, а ситуация с афганским наркотрафиком делается все тяжелее.
Еще один важный момент: Афганистан сейчас одна из немногих точек, где можно говорить о сотрудничестве между Россией и Западом. Чисто внешне интересы обеих сторон совпадают. К тому же афганское направление становится неплохой разменной монетой для Кремля в торге с Западом. Потому что если Россия полностью выйдет из игры, то НАТО в Афганистане придется очень туго.

Но при этом Москва видит в американском военном присутствии в Центральной Азии угрозу для своих интересов. А потому заинтересована в выталкивании американцев из среднеазиатских республик. Эту двойственность очень четко выразил министр обороны США: "С одной стороны, вы производите позитивные звуки о работе с нами в Афганистане, а с другой - вы работаете против нас в смысле этой базы (Манас), которая очевидно важна для нас. И как нам двигаться вперед?"

"Поддержка России минимальна"

- Российская политика пока исходит из двух противоречивых предпосылок, - считает Оксана Антоненко. - Первая: Россия четко не заинтересована в том, чтобы НАТО потерпело поражение в Афганистане. Потому что в случае победы "Талибана" исламистские элементы получат мощную моральную поддержку. И это не замедлит сказаться на ситуации в Центральной Азии, а может быть, и на российском Кавказе. И вторая: Россия до сих пор не заинтересована и в серьезных успехах НАТО.

Поддержка, которую Россия оказывает Западу в Афганистане, - минимальна (не считая самой операции 2001 г., когда Россия реально помогала). Даже Иран подчас оказывал больше поддержки, так как заинтересован в разгроме талибов.

Вырисовывается и другая проблема, связывающая Россию и Афганистан, - вопрос транзита. Пакистан, через который проходила практически вся логистика западной коалиции, уже дискредитировал себя как коридор для транзита грузов в Афганистан. НАТО оказалось в сложной ситуации - им надо найти другой регион. В силу географических и политических условий единственным направлением оказывается северное. А потому Россия считает, что у нее есть козыри в игре с Западом, а также свои интересы. Она не просто готова поддержать операцию НАТО - но чтобы операция отвечала ее интересам.

Во-первых, НАТО должно включиться в борьбу с наркобизнесом в Афганистане. До последнего времени альянс этим не занимался, утверждая, что наркотики - это проблема афганских властей. Во-вторых, Россия хочет, чтобы сотрудничество по Афганистану на северном направлении строилось не на двусторонних соглашениях между США и конкретными странами, а на коллективных началах. Например, на основе ОДКБ. И вопрос базы "Манас" в Киргизии - это сигнал о том, что двусторонние соглашения должны уйти в прошлое, а все должно строиться на многосторонней основе, с учетом интересов России как региональной державы.

- А согласятся ли на это американцы?

- Это большой вопрос. В прежней администрации Буша была установка - разговоров с ОДКБ не будет. Правительство Обамы более прагматично, но есть и другие страны НАТО, особенно новые члены, которые могут заартачиться. К тому же у России, хотя она и хочет выступать от лица ОДКБ, есть проблемы со своими партнерами.

Например, Таджикистан и Узбекистан не готовы позиционировать себя как зависимых от Москвы игроков. Таджикский президент Рахмон периодически ездил в Брюссель для усиления контактов с НАТО. Узбекистан начал играть в новую игру. После андижанских событий Ташкент перешел к партнерству с Россией, но сейчас вновь налаживает отношения с Соединенными Штатами и НАТО. К тому же Узбекистан решил не участвовать на постоянной основе в миротворческих силах ОДКБ. Что касается Казахстана, то этот партнер Запада в регионе не согласится зависеть от России в определении стратегии по Афганистану. И это не говоря уже о Туркменистане, который не состоит ни в ОДКБ, ни в ШОС.

- Сейчас часто вспоминают понятие "Большая игра" - эпицентром соперничества между Россией и Британией в XIX веке был как раз этот регион. Уместно ли говорить о новой Great Game вокруг Афганистана?

- Люди, которые говорят сегодня о новой "Большой игре", не понимают, что в XIX веке Российская и Британская империи присутствовали в этом регионе и смотрели на него как на форпост своих интересов. Сейчас Центральная Азия - скорее не центр, а периферия мировой политики и геополитики. НАТО присутствует в регионе по причине событий 11 сентября, шока, который оказали эти теракты на менталитет не только американцев, но и европейцев. Для России этот регион - по большей части головная боль, а не приоритетное направление. Все-таки реальные интересы лежат на Западе или в Восточной Азии. А в следующем десятилетии самой большой проблемой для мира может стать ситуация в Пакистане, где государству грозит коллапс. И наличие ядерного оружия в этой стране очень повышает ставки. Вот чему нужно уделять больше внимания, а не думать об узких геополитических интересах...


Андрей Яшлавский

Московский комсомолец


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение