Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Академик И.Гулиев: Грядущий нефтяной кризис - прогнозы и реальность

19.03.2009

Автор:

Теги:

Так озаглавил тему сегодняшней беседы академик Ибрагим Гулиев. Но разговор коснется не только нефти

Академик Ибрагим Гулиев - личность, известная далеко за пределами Азербайджана. Он закончил Азербайджанский институт нефти и химии в 1970 году, в его трудовой книжке всего одна запись - институт геологии НАНА, куда он пришел сразу после окончания института и где прошел путь от старшего лаборанта до заместителя директора. Достаточно сказать, что он один из самых часто цитируемых за рубежом ученых Азербайджана.

- Вы закончили Азербайджанский институт нефти и химии, сразу после окончания поступили на должность старшего лаборанта в Институт геологии. Сейчас вы академик, ученый, широко известный за рубежом. Если можно, расскажите коротко о том пути, который вы прошли от лаборанта до академика.

- Он достаточно тривиален для тех лет. Диссертационные работы я выполнил в Институте геологии НАН Азербайджана. Диссертации я защищал в Москве, причем докторскую - в Московском университете, одном из лучших вузов мира, так что я доктор наук Московского университета (смеется) и советского ВАКА. В 2001 году был избран членом-корреспондентом Академии наук, а в 2007-м - действительным членом. Все эти годы работал только в институте геологии и бесконечно благодарен коллективу института. Последние три года по совместительству являюсь главным редактором журнала "Азербайджанское нефтяное хозяйство". С 1994 года, после подписания "Контракта века", исследования института оказались востребованными, и я с коллегами выполнил более 50 совместных научных работ с крупнейшими нефтяными фирмами и университетами мира. Последние годы часто выезжаю в страны Тихоокеанского региона, был в Японии, Южной Корее и Тайвани.

- Эти поездки тоже связаны с нефтью?

- Не совсем. Как ученый и администратор я практически побывал и выступал с докладами на конференциях и симпозиумах на всех континентах, одна Южная Америка осталась, и то в ноябре запланирована поездка в Бразилию. Вообще на этот год график очень насыщенный. Апрель - обсуждение совместных работ с Массачусетским Технологическим Институтом, май - приглашение в Индонезию, ноябрь - Бразилия. Интеграция в мировое научное сообщество - ключевое звено современной науки. Уже несколько лет ощущается, что пришло мировое призвание Института и его ученых. Раньше нас мало цитировали за рубежом, в последние 10 лет индекс цитирования наших работ резко увеличился. Круг моих научных интересов - оценка углеводородного потенциала Каспийского региона, геохимия нефти и газа и грязевой вулканизм. Моя последняя работа - "Нефтегазоносность Каспийского региона" (показывает толстую книгу). Это сигнальный экземпляр, выполненный вместе с моими московскими коллегами, касается всего Каспия. Здесь информация о нефтегазоносности всего Каспия, всех пять государств.

- Вы сказали, что на Тайвань вас пригласили не по поводу нефти...

- Совершенно верно. Прошлогодняя поездка на Тайвань и предстоящая в мае этого года в Индонезию очень симптоматичны. Мы, добывая полезные ископаемые, привыкли бесцеремонно вмешиваться в природные явления, часто забывая о последствиях. Несколько лет назад западная компания срочно отозвала меня из отдыха в Турции. Началось непредсказуемое истечение газа и повышение температуры под одной из строящихся платформ. Были эвакуированы люди, приостановлены работы. Возникли опасения, что это глубинные газы, даже грязевой вулканизм. Мы с коллегами дали заключение, что это поверхностные газы. Более свежий пример. В Индонезии два года назад бурение нефтяной скважины спровоцировало извержение грязевого вулкана, которое привело к катастрофическим последствиям. Прошлым летом солидная делегация индонезийских ученых специально приезжала в Баку для консультаций по этому поводу. Поездка в Тайвань также была связана с вмешательством в природную среду. На Тайвани, помимо очень развитой электронной промышленности, население традиционно занимается разведением рыб в искусственных озерах. Через 20-25 лет тайванцы столкнулись с серьезной проблемой, в результате подъема уровня подземных вод с повышенным содержанием мышьяка, появились признаки массовых заболеваний, связанных с заражением водоемов этим элементом. Загрязнение водоемов мышьяком, включение его в пищевую сеть и последующий прием в пищу морепродуктов создали проблему со здоровьем тысяч людей. Вообще проблема загрязнения мышьяком очень серьезная, скажем, даже глобальная. По публикациям тайваньские специалисты выяснили, что азербайджанские ученые длительное время проводили исследовательские работы по изучению Дарыдагских мышьяковистых минеральных вод в Азербайджане и даже использовали их в лечебных целях. Вот такая тонкая грань между болезнью и здоровьем. Мы подписали договор о совместных исследованиях с Национальным университетом "Ченг Кунг". Надеемся также привлечь ученых из Азербайджанской Медицинской академии. Вообще, геоэкологические проблемы и вопросы здоровья - безусловный приоритет науки этого столетия. Еще раз хочу сказать о необходимости международной кооперации в науке и образовании. В последние годы меня часто приглашают оппонировать диссертационные работы как в ближнее зарубежье, например, в Москву, Санкт-Петербург, Тбилиси, так и в дальнее зарубежье. Несколько лет назад я был оппонентом в Голландии, в Дельфтском университете.

Процедура очень сложная до защиты, необходимо много выступать и публиковаться в престижных журналах. Сама же процедура защиты очень упрощенная, она длится всего два часа, включая подписание и выдачу диплома сразу после защиты.

- Это все о работе, а как семья?

- Женат. Начну с того, что я уже дедушка, у меня есть очаровательная внучка Лейли. Сын экономист, уже кандидат наук, дочь по образованию биохимик, но работает в сфере туризма. Жена - педагог английского языка. Скажу честно, что судьба меня не баловала. Отца в 1937 году репрессировали и мама с тремя маленькими девочками - за ним. Все трое моих сестер родились до ареста, до 1937 года, а я - через 10 лет. Вернулись мы только в 1954 году, после реабилитации отца. Папа был врач-хирург поэтому и выжил в условиях сурового климата и сибирских лагерей. Когда мы вернулись, жить в Баку временно не разрешили, и мы поехали в селение Бойук Соютли, Огузского района. Так что первый класс я начинал в Сибири, в Южно-Енисейске, продолжил в Баку и закончил в Огузе.

- Но вернемся к основной тема сегодняшней нашей беседы - это нефть. Одни утверждают, что ее запасы иссякают и она вот-вот исчезнет, оптимисты говорят обратное. А что думаете вы?

- Время абсолютной гегемонии углеводородов в истории цивилизации истекает. Оптимисты заверяют, что ближайшие 30-40 лет беспокоиться не о чем, но люди более осведомленные и, значит, более осторожные называют цифру 10-15 лет, не более. По данным Международного энергетического агентства добыча нефти в мире постоянно сокращается на 580 из 800 крупных нефтяных месторождений. В последнее десятилетие в мире было добыто в два с лишним раза углеводородов больше, чем содержится во вновь открытых месторождениях. Открытия новых месторождений случаются все реже и становятся все более мелкими. В последнее десятилетие самые крупные месторождения открыты в Иране, России, Азербайджане и Бразилии. Пик открытия крупных месторождений приходится на 1961-1975 годы. Но, по мнению ряда экспертов, кризис наступит гораздо раньше, чем закончатся промышленно значимые запасы нефти. Для того, чтобы мировая экономика пошатнулась, достаточно лишь более или менее длительного дефицита углеводородного сырья, в первую очередь нефти, либо ограничение доступа к нему. Если цена нефти превысит некоторый пороговый уровень, последствия могут быть самыми печальными.

Несмотря на очевидность конечных запасов углеводородов, существуют две точки на перспективы развития нефтегазодобычи в мире. Первая - пессимистическая - состоит в том, что пик мировой добычи уже пройден и больше половины мировой нефти уже извлечено. Кинг Хабберт, геолог компании Shell, еще в 1956 году предсказывал, что объемы нефтедобычи в США вырастут до максимума к началу 1970-х годов, после чего начнется их постепенное уменьшение. В то время его предсказания выглядели нереальными, однако время доказало справедливость его прогнозов. Известно, что на первых порах освоения вновь открытого месторождения наблюдается быстрый рост объемов нефтедобычи при извлечении наиболее доступной и, соответственно, наиболее дешевой нефти. По мере дальнейшей разработки месторождения происходит, во-первых, его естественное истощение, во-вторых, нефтедобыча становится все более и более дорогой. Нефть, добываемая на данном месторождении, теряет конкурентоспособность по сравнению с продукцией других месторождений, и, постепенно, ее объемы начинают сокращаться. Колоколообразная кривая, описывающая динамику нефтедобычи, получила название "Пика Хабберта".

Колин Кэмпбелл, автор книги "Грядущий нефтяной кризис", несколько лет назад представил данные, свидетельствующие об ошибочности некоторых оптимистических прогнозов ряда международных организаций относительно сроков полной выработки разведанных мировых запасов нефти. Кэмпбелл обвинил правительства, представителей индустрии и ученых некоторых стран в "явном нежелании признавать важность" указанной проблемы. По мнению, большинства экспертов, объемы мировой нефтедобычи могут вырасти до максимума уже в ближайшее десятилетие, а затем начнется ее спад. По мнению профессора Принстонского университета Кеннета Дефейеса, автора книги "Глядя с пика Хабберта", мировая нефтедобыча может достичь максимума уже к середине этого десятилетия. Вторая точка зрения - оптимистическая. Согласно опубликованному отчету американского Центра геологических исследований, мировая нефтедобыча достигнет своего пика не раньше, чем через несколько десятилетий. В последнем прогнозе "World Energy Outlook" Международного энергетического агентства говорится о том, что существующих запасов нефти миру хватит как минимум до 2020 года. Еще большего оптимизма придерживается один из руководителей крупнейшей в мире нефтедобывающей компании ExxonMobil. Он считает, что дефицита на мировом рынке нефти не будет еще 70 лет.

- Вы говорите о мировых прогнозах, а был ли какой-то ваш прогноз, который сбылся?

- Был такой интересный случай, если его можно назвать прогнозом. Когда начинался нефтяной бум в Азербайджане, на одной из научных конференций за рубежом у меня была дискуссия с одним американским ученым из Геологической службы США по поводу оценки углеводородного потенциала Азербайджана. Он считал наши прогнозы сильно преувеличенными, даже утверждал, что в Азербайджане уже не будет крупных открытий. Я сказал, что не сомневаюсь в правильности прогнозов азербайджанских ученых, и вы сами в этом скоро убедитесь.

И когда началась полномасштабная разработка "Азери-Чираг-Гюнешли" и запасы нефти практически удвоились, а открытие "Шахдениз" стало крупнейшим на шельфе за всю историю, то, признаюсь, я вспомнил нашу дискуссию. По-своему праздновал маленькую победу. Конечно, все сегодняшние успехи Азербайджана в нефтяном бизнесе - это плод многолетней коллективной работы ученых и специалистов-нефтяников, признание мирового уровня и роли Азербайджана в истории мировой нефтедобычи.

- А что сейчас прогнозируют ученые? Есть еще на Каспии большие запасы нефти и газа?

- Нет сомнений, что на Каспии нас еще ждут крупные открытия. Поэтому я и подчеркиваю, что надо вкладывать деньги в геологоразведку и новые технологии добычи. К сожалению, эти области уже долго на голодном пайке. Проблема очень серьезная, я об этом много говорю. По большому счету, мы уже опаздываем, и если даже завтра начнем вкладывать деньги, отдачу получим только лет через десять. По прогнозам, к 2014 году глобальный кризис полностью закончится, начнется подъем промышленности, который приведет к повышению спроса на нефть и цен на нефть. Каспий снова будет "лакомым кусочком", и мы должны быть готовы к этому.

- А что на этот счет говорят зарубежные эксперты и ученые?

- Одним из немногих аналитиков, чьи прогнозы в целом оправдываются, пока остается Майкл Линч из компании DRI-WEFA. В недавно опубликованной работе, посвященной анализу прежних прогнозов, Линч указывает на ошибки своих предшественников, связанные как с использованием недостоверной информации, так и с неэффективностью применявшихся методик анализа. По его словам, один из главных просчетов, допускавшихся последователями Хабберта, заключался в том, что они рассматривали существующий объем мировых запасов нефти, доступных для добычи, как постоянную величину.

- Вернемся к этому вопросу еще раз. Вы считаете, что Каспий нас не подведет, но для этого мы уже сейчас должны многое сделать? А что именно?

- Справедливость оптимистической точки зрения можно проиллюстрировать оценкой углеводородного потенциала Каспийского региона. Проведенный нами анализ показал, что начальные потенциальные ресурсы углеводородов Каспийского региона позволят устойчиво развиваться нефтегазовой отрасли десятки лет. Существуют значительные резервы для устойчивого развития отрасли на длительную перспективу. Рост сырьевой базы углеводородов может быть обеспечен за счет нескольких источников. Во-первых, это открытия новых месторождений, прежде всего на шельфе и в областях, не затронутых новейшими технологическими методами разведки. Во вторых, увеличение запасов произойдет за счет доразведки и открытия залежей на известных объектах, за счет вскрытия более глубоких горизонтов, залежей спутников, внедрения новейших методов повышения нефтеотдачи пластов и т. д. Развитие принципиально новых технологий является важнейшим фактором расширенного воспроизводства ресурсной базы. Нам представляется, что инновационная революция в нефтедобыче пока еще только начинается.

Существующие технологии по-прежнему позволяют извлекать из месторождения не более 30-35% его общего объема. Анализ публикаций и мнения большинства экспертов показывают, что в течение ближайшего десятилетия появятся технологии, позволяющие извлекать до 50-60% от общего объема месторождения. Нет сомнений, что при значительных систематических финансовых вложениях в новые технологии можно избежать пика мировой нефтедобычи в течение двух десятилетий. Наступивший и набирающий темпы глобальный экономический кризис несколько снизил остроту проблемы дефицита нефти и отодвинул ее на второй план. Однако, как показывает опыт прошлого, всякий экономический кризис, даже глобальный, сменяется подъемом производства и возрастанием спроса и, значит, цен на нефть. Не будет исключением настоящий кризис и последующие. Как считают в Международном энергетическом агентстве, возрастания спроса на нефть следует ожидать к 2013 г. Так это или нет, покажет будущее. Вместе с тем, необходимо принимать срочные меры, особенно странам сырьевой ориентации экономики. В прошлом году цена на тонну нефти достигла своего максимума в 147 долларов за баррель, то есть у нефтяных компаний были огромные деньги для инвестиций в поиски и разработку новых месторождений и увеличения добычи на старых.

Однако в условиях высоких цен на нефть большинство стран-экспортеров тратят сверхприбыли на насущные нужды, например, на повышение обороноспособности страны, улучшение транспортной инфраструктуры, на социальные сферы и, в ряде случаев, на финансирование амбициозных проектов. И это реальность, которую можно понять, но трудно оправдать. Редко кто в условиях рынка заботится о воспроизводстве углеводородной ресурсной базы, тем более, расширенном. Рассмотрим с этих позиций ситуацию в нефтегазовой отрасли Азербайджана. Успешная реализация "Контракта века", других масштабных проектов по разработке и транспортировке углеводородов позволили частично восстановить и развить нефтегазовую индустрию Азербайджана на новом технологическом уровне. Как я уже отмечал, произошло почти двукратное приращение запасов нефти и газа, главным образом за счет гигантских нефтегазовых месторождений "Азери-Чираг-Гюнешли" и "Шахдениз".

Наряду с этим, процесс воспроизводства ресурсной базы углеводородов Азербайджана продолжает оставаться очень актуальным и вызывает серьезное беспокойство. По оценкам экспертов, примерно через 5-6 лет добыча нефти на контрактных площадях будет постепенно снижаться. И если мы намерены сохранять годовую добычу нефти на уровне 50-60 млн.т в год, это снижение необходимо компенсировать подготовкой и вводом в разработку новых запасов. Нет смысла говорить, что это приоритетная задача, по существу речь идет об обеспечении энергетической безопасности Азербайджана. Возьмем на себя смелость сформулировать некоторые рекомендации.

1. В Азербайджане необходимо сформировать эффективную государственную систему по управлению и рациональному использованию ресурсной базы углеводородов. В прошлом, в Азербайджане (в СССР) действовала многоуровневая и не очень эффективная, по сегодняшним понятиям, система государственного управления углеводородной сырьевой базы, включающая соответствующие отделы ЦК, Совета министров, Министерств геологии, нефтяной и газовой промышленности а также, Государственной комиссии по запасам. Несмотря на "нерыночный" характер менеджмента, до 1990 года эта система обеспечила создание мощной ресурсной базы, которая и сегодня "кормит" сырьевые республики бывшего СССР. В США выработку стратегических целей и осуществление мероприятий в области рационального использования недр осуществляет Комиссия при президенте США. В других странах стратегическое управление ресурсами также обеспечивается независимыми от отраслевых министерств и ведомств организациями. Они же ответственны за координацию и контроль за деятельностью различных министерств и ведомств нефтегазового сектора. Система государственного управления нефтегазодобычей в Азербайджане, на наш взгляд, на сегодняшний день, не эффективна и не адаптирована к быстроизменяющимся условиям рынка. У нас по-прежнему нет надотраслевого органа, который бы выполнял функции Государственного Комитета по запасам бывшего СССР (ГКЗ). Необходимо создание государственного органа при правительстве или непосредственно в структуре аппарата президента, в функции которого войдут определение стратегических направлений и рациональным управлением ресурсной базы Азербайджана. Напомним, что в 80-е годы в Азербайджане, помимо существующих органов управления нефтегазодобычей, был организован Комитет специалистов по геологоразведке, который хотя и не обладал властными полномочиями, но регулярно обсуждал широкий круг вопросов, связанных с проблемами воспроизводства углеводородной ресурсной базы в Азербайджане.

2. Необходимо ускорить совершенствование законодательной базы в области разведки, добычи, транспорта и переработки нефти. Законодательная база, регулирующая нефтегазодобычу в Азербайджане, создается очень медленно. Кроме весьма "сырого" закона "О недрах", практически не приняты базовые законы и законодательные акты. Для сравнения приведем некоторые законы Российской Федерации и Казахстана, которые могут представлять для нас интерес, как граничных по Каспийскому морю государств: закон РФ "О недрах", Федеральный закон "Соглашение о разделе продукции", федеральный закон "О континентальном шельфе", закон Республики Казахстан "О недрах и недропользовании", закон Республики Казахстан "О нефти", закон Республики Казахстан "О соглашении о разделе продукции и проведении нефтяных операций на море", указ президента Республики Казахстан "О концессиях" и другие. Кроме этого в Российской Федерации действуют десятки подзаконных актов и разъяснений. Нам представляется очевидным необходимость ускорения работ в области совершенствования законодательной базы в Республике.

3. Необходимо обеспечить устойчивое и возрастающее финансирование геологоразведочных работ и технологий повышения нефтеотдачи пластов, вне зависимости от состояния бюджета и конъюнктуры рынка. Геологоразведка - основное звено расширенного воспроизводства углеводородной базы. Его начальным этапом является независимая регулярная оценка ресурсов по международным стандартам, с учетом которой выбираются приоритетные направления геологоразведочных работ и их концентрация на наиболее перспективных участках. В современных условиях, для достижения высокого коэффициента успешности поисков должны разрабатываться, внедряться и применяться самые современные комплексные геолого-геофизические методы, передовые технологии вскрытия и изучения скважин. Это требует постоянного обновления аппаратурной и программной базы, прежде всего геофизики. Первые шаги в этом направлении уже сделаны ГНКАР, закуплено новейшее геофизическое оборудование и программное обеспечение, которое, как нам представляется, должно вывести геологоразведку в республике на новый уровень, Ключевым моментом в обеспечении ресурсной базы является повышение нефтеотдачи пластов. Как считает ряд экспертов, девять из десяти открытых в прошлом скважин сейчас заброшены только потому, что не давали больших дебетов. Сейчас их уже не восстановишь. Оставшиеся эксплуатируются без применения современных методов интенсификации. Выкачивается примерно треть имеющейся нефти, а как только она перестает течь сама, скважину бросают. Потому что доставать остальные две трети сложно, надо вкладывать деньги, использовать дорогостоящие технологии. В Азербайджане за прошлые десятилетия наработаны много методов повышения нефтеотдачи пластов, отвечающих современному уровню производства. Надо только систематизировать их, обеспечить правовую защиту и в последующем интенсифицировать их внедрение в практику. В области разработок принципиально новых технологий ГНКАР сделала очень важные шаги. Создание лаборатории по разработке и внедрению нанотехнологий в нефтегазодобычу, без сомнения, можно считать революционным шагом.

Однако необходимо признать, что своими силами ГНКАР воспроизводство ресурсной базы и увеличение добычи на новый уровень не вывести. Здесь нужна помощь государства. В условиях глобального экономического кризиса, резкого спада мировых цен на нефть вкладывать средства в расширенное воспроизводство ресурсной базы очень сложно. И то, что несколько лет назад можно было сделать без ущерба для бюджета страны, сейчас создает большие проблемы. Но искать деньги все равно придется, иначе добыча в ближайшие годы может резко упасть. Ведь нефти в недрах Азербайджана еще очень много - десятки тысяч квадратных километров не исследованы с помощью современных технологий, плюс перспективные участки и структуры Каспийского моря. Нам, по крайней мере, в ближайшие десятилетия нефтяной кризис не будет грозить, если уже сегодня принять необходимые меры.

По оценкам зарубежных и азербайджанских экспертов, извлекаемые ресурсы углеводородов Азербайджана превышают 10 млрд. тонн условного топлива, а начальные геологические ресурсы превышают 20 млрд. тонн. Для того, чтобы превратить эти ресурсы в реальные запасы, необходимы срочные меры. Нам представляется, что незамедлительно необходимо активизировать работы по совершенствованию государственного регулирования, созданию законодательной базы нефтегазодобычи, значительно увеличить ассигнования на геологоразведку и внедрение современных технологий повышения нефтеотдачи. Других вариантов избежать резкого спада в добыче углеводородов на фоне общего кризиса просто нет.

Ф.АЛЕСКЕРОГЛУ
18.03.2009

Источник - Эхо


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение