Россия, Москва

info@ia-centr.ru

К 50-летию Лхасского восстания

14.03.2009

Автор:

Теги:
 

10 марта 1959 г. в столице Тибета началось масштабное восстание против китайского правления. 17 марта Далай-лама покинул город, а затем и страну. В эти дни по всему миру вспоминают о трагических событиях в Лхасе. Вместе с тем юбилейная дата побуждает к тому, чтобы изложить суть проблемы, получившей за эти годы широчайший резонанс, более обстоятельно.

Было время, когда Тибет своим могуществом не уступал Китаю. Однако уже на рубеже II тысячелетия нашей эры Тибетская империя пришла в упадок, со временем попав в зависимость от более сильных соседей.

С XVIII в. в Лхасе находился китайский амбань [1]. При этом зависимость Тибета от Китая была оформлена в виде личных отношений императоров и далай-лам. Далай-лама считался духовным наставником китайского императора, но признавал его главенство в делах мирских. После Синьхайской революции в Китае (1911-1913) и падения последней династии китайских императоров - Цин, с точки зрения тибетцев исчезли юридические основания для притязаний Китая на Тибет. Китайцы с этим никогда не соглашались, однако из-за сложной политической ситуации в стране и из-за внешнего давления ничего предпринять не могли: до начала 1950-х годов Тибет de facto был независимым государством. Однако официально весь мир и в то время признавал его частью Китая.

«Мирное освобождение»

В 1949 г. была провозглашена Китайская Народная Республика (КНР). Одной из своих первоочередных задач лидеры молодого государства объявили «восстановление единства Родины», и через год Народно-освободительная армия Китая (НОАК) начала наступление на Тибет.

Лхасское правительство лихорадочно пыталось найти поддержку за границей и мобилизовать внутренние ресурсы, но ничего серьезного противопоставить китайцам ему не удалось. В Пекин была направлена делегация для переговоров, которые завершились подписанием «Соглашения, заключенного между центральным народным правительством Китая и местным тибетским правительством о мероприятиях по мирному освобождению Тибета», после чего китайская армия вошла в тибетскую столицу и другие ключевые города страны.

Согласно заключенному соглашению, центральные власти обещали сохранить политическую систему, существовавшую на тот момент в Тибете, а также уважать религиозные верования и обычаи тибетцев; отмечалось, что тибетский народ имеет право на осуществление национальной автономии, но под общим руководством Центрального народного правительства.

Впоследствии Далай-лама и его окружение, ссылаясь на нормы международного права, будут настаивать, что соглашение не имеет юридической силы, так как было заключено под угрозой применения силы. Примечательно, что статьи этого же соглашения они будут использовать как юридическое обоснование для значительно более широкой автономии, чем существующая последние полвека.

Тибет в середине ХХ века

Китай получил контроль над страной с устоявшейся социально-экономической и политической структурой, которая серьезно отличалась от существовавшей в других частях КНР.

В 1950-е годы тибетское общество оставалось феодальным, со всеми вытекающими последствиями: близким к рабскому положением большинства населения, тяжелыми налогами и повинностями, средневековыми наказаниями за преступления и проступки. Но при этом в Тибете не было классового противостояния, характерного для феодальных обществ. Объяснить это можно, в первую очередь, колоссальной ролью буддизма в жизни простого тибетца: буквально все стороны его жизни были связаны с религией.

Все должностные лица в «старом Тибете» были подотчетны Далай-ламе, ему же принадлежала и верховная судебная власть. Огромное влияние в стране имели будды-князья, из среды которых выбирался регент - ключевая фигура до времени совершеннолетия Далай-ламы. По сути, основной функцией государства было обеспечение условий для максимально эффективного функционирования церкви. Ламы участвовали в управлении государством на всех уровнях, начиная с совета министров (кашага) и заканчивая самыми мелкими административными единицами. Причем авторитет лам был очень высоким. Так, по свидетельствам очевидца, которые приводит Центр тибетской культуры и информации, до сих пор в провинции Амдо «даже маленький монах-ребенок пользуется невероятным уважением. Когда он заходит в дом, все встают. Даже старушка-мать и отец, чей статус в традиционной тибетской семье - самый высокий». Авторитет «живых будд» - бесконечно перерождающихся воплощений божества на земле - был просто непререкаем.

Кроме того, практически в каждой семье один, а иногда и несколько детей становились монахами и поступали на содержание всего общества. Возможность стать монахом служила своеобразным клапаном, с помощью которого можно было регулировать социальное напряжение. Также немалую роль сыграл своеобразный менталитет местного населения, его самобытная и самодостаточная культура, сформировавшаяся в условиях изоляции.

Поэтому неудивительно, что в течение всех этих лет в Тибете постоянно росли антикитайские настроения, связанные, главным образом, с нарушением консервативного уклада тибетского общества.

1959

В начале года обстановка накалилась до предела. В первых числах марта в Лхасу на «Монлам» [2] съехалось значительное количество паломников, население города увеличилось в несколько раз. Среди паломников были лидеры повстанцев со своими людьми. 10 марта был организован комитет свободы, объявивший недействительным соглашение 1951 г. Были открыты арсеналы, всем желающим раздавалось оружие. Часть тибетских войск перешла на сторону повстанцев. На начальном этапе восставшим удалось добиться определенного успеха, это было связано с малочисленностью китайского гарнизона. Но в считанные дни китайцам удалось перебросить новые части, в том числе танки. 17 марта Далай-лама покинул город, а 22-го НОАК восстановила контроль над городом.

Согласно данным тибетского правительства в изгнании, в ходе восстания было убито 87 тыс. тибетцев, порядка 25 тыс. человек арестовано. Кроме того, около 80 тыс. покинули страну вслед за Далай-ламой. Вскоре в Индии была создана Центральная тибетская администрация (ЦТА), объединившая органы тибетской власти в изгнании. >

Американское участие

Уже с начала 1950-х годов место Великобритании - до этого наиболее влиятельного геополитического игрока в Тибете - уверенно заняли Соединенные Штаты.

Госдеп США и американские спецслужбы сыграли одну из ключевых ролей в организации восстания, да и в целом их влияние в контексте «тибетской проблемы» сложно переоценить. В «Черной книге коммунизма» [3] одной из основных причин восстания прямо названа деятельность ЦРУ «по массовой вербовке кампа [4], проходивших обучение ведению партизанской войны на базах в Гуаме и Колорадо». В свою очередь, Дж. Кнаус в 2003 г. в Journal of Cold War Studies - издании, основанном Гарвардским университетом для изучения проблем периода холодной войны, писал: «В марте 1951 г. посол США в Индии Лой Хендерсон информировал свое руководство в Вашингтоне о шагах, которые он предпринял, для того чтобы положить начало активному вмешательству правительства Соединенных Штатов в дела Далай-ламы и Тибета. И это вмешательство продолжается по сей день».

Как отмечает Дж. Кнаус, «в 1956 г. США с осторожностью начинают подготовку народного мятежа». А уже в июле 1958 г. и начале 1959-го американцы сбросили с самолетов для тибетских повстанцев 403 винтовки «Ли Энфилд», 20 пулеметов, 60 гранат и 26 тыс. боеприпасов. За ними последовали свыше тридцати аналогичных авиапоставок.

В течение всех 60-х годов США оказывали поддержку ЦТА. Это следует из документов, рассекреченных Госдепом США и опубликованных на официальном сайте американского внешнеполитического ведомства. В качестве примера приведем «стоимость Тибетской программы на 1964 финансовый год», которая составила 1 735 000 дол. - приличную сумму по тем временам. В ее рамках было, в частности, предусмотрено: поддержку тибетских партизан, базирующихся в Непале ($ 500 000); расходы на секретный тренировочный лагерь в Колорадо ($ 400 000); нелегальные авиаперевозки «тренируемых» из Колорадо в Индию ($ 185 000); а также дотации Далай-ламе ($ 180 000) и еще несколько статей расходов.

Очевидно, что при таком участии в делах «тибетцев в изгнании» Соединенные Штаты оказывали громадное влияние на принятие решений ЦТА и Далай-ламой лично.

Полвека спустя

За полвека, в течение которых Далай-лама и его сторонники находятся в изгнании, произошли масштабные перемены как внутри КНР, так и на международной арене. Китай из отсталого технически и экономически государства-изгоя превратился в одного из основных претендентов на статус второй сверхдержавы. Экономика этой страны, de facto рыночная, вышла, в абсолютных показателях, на одно из первых мест в мире. Материальное положение населения динамично улучшается. Однако при этом в стране сохраняется значительное социальное напряжение, в первую очередь на селе и в национальных районах. В населенных тибетцами областях КНР это напряжение связано, во многом, с наплывом китайцев, намного лучше приспособленных к современной жизни, чем тибетцы, что ведет к маргинализации значительных групп последних. Уникальная тибетская культура и язык находятся в упадке. С соблюдением прав человека в областях КНР, населённых тибетцами, также существует немало проблем. Сегодня лишь треть тибетцев живет в Тибетском автономном районе (в него вошла примерно половина исконных тибетских территорий), а сама автономия носит ограниченный характер. Кроме того, Пекин настойчиво стремится (и небезуспешно) полностью поставить под свой контроль ламаистскую церковь. Также многие тибетцы болезненно воспринимают изгнание своего духовного лидера и критику в его адрес со стороны государства. Вот лишь некоторые причины, которые создают атмосферу перманентной напряженности в районе.

Эти вопросы неоднократно поднимались Далай-ламой, а вслед за ним различными международными и неправительственными организациями, представителями исполнительной власти и парламентами государств по всему миру. Инициативы по разрешению тибетского вопроса с их стороны китайское руководство воспринимает как вмешательство во внутренние дела страны, попытки давления, или действия, предпринимаемые с целью сецессии [5] Тибета.

Тем не менее с конца 70-х годов, когда к власти в Китае пришли политики-прагматики, Пекин установил контакт с представителями тибетского правительства в изгнании. Переговоры, которые в отдельные периоды были достаточно интенсивными, а иногда на годы прекращались, пока плодов не принесли: Китай требует, чтобы Далай-лама отказался от идеи независимого Тибета. В то же время Его Святейшество неоднократно заявлял, что выступает лишь за автономию Тибета в составе Китая, а не за его независимость.

Пожалуй, основной причиной, почему до сих пор не удалось и вряд ли удастся в ближайшее время решить «тибетский вопрос» путем переговоров, является отсутствие у китайского руководства заинтересованности в том, чтобы пойти на компромисс. По сути, и Далай-лама, и мировое сообщество требуют от КНР значительных уступок в политике относительно Тибета, при этом ничего не предлагая взамен, поэтому китайцы и не видят смысла в подобных переговорах.

Несмотря на то что ряд претензий к Китаю вполне справедлив, недовольство и опасения Пекина также во многом оправданы. Центральное китайское правительство, очевидно, опасается, что расширение автономии приведет не к стабилизации ситуации, а к росту сепаратистских настроений в Тибете. Кроме того, будет создан прецедент, который, с учетом не менее сложной ситуации в соседнем Синцзян-уйгурском автономном районе, может привести к обострению ситуации на всем западе КНР.

Более того, не вызывает сомнения, что страны Запада, особенно США, под лозунгами защиты прав человека и демократических свобод в Тибете, используя их для давления на Китай, заботятся в первую очередь об обеспечении собственных геополитических интересов. А различные, в том числе и самые авторитетные, международные и неправительственные организации зачастую служат лишь орудием для обеспечения этих интересов.

____________________________________

Примечания:

[1] «Наместник» китайского правительства, который осуществлял контроль за местными властями, сохранившими управление внутренними вопросами (вплоть до чеканки монеты и сохранения собственной армии) в своих руках.

[2] Большой молитвенный фестиваль, посвящен победе Будды в дебатах с шестью мудрецами. Празднуется с начала XV в.

[3] Широко известное среди специалистов, несколько ангажированное справочное издание. Посвящено преступлениям коммунистических режимов по всему миру, в том числе в Китае.

[4] Жители исторической тибетской области Кам.

[5] Выход из состава государства какой-либо его части. Ни одна конституция в мире в настоящее время не допускает сецессии, однако на практике она неоднократно имела место в последние годы.

Роман Травин

«Нова демократія» № 10 (174)

Фото savetibet.ru

http://ndgazeta.org.ua/statji.php?n=3283

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение