Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Духовные основы евразийского менталитета

14.03.2009

Автор:

Теги:
 

 

 

КОЧЕНОВ В.Г., доктор философских наук,

зав.кафедрой социально-гуманитарных

дисциплин КФ МГУ имени М.В. Ломоносова

 

Философия как духовная квинтэссенция в сознании народов порождается спецификой менталитета. Возникновение особенностей культуры, людей, живущих на территории евразийского субконтинента, своими корнями уходит в процессы духовного взаимовлияния народов социогеографического пространства Великого Шелкового пути. Вместе с процессами перемешивания этносов, движением товаров и идей, происходило возникновение особого типа духовности, ментальности и особой философии.

Известно, что понятия «менталитет», «ментальность» возникли в XX веке на Западе как попытка противодействовать тенденции отождествления понятий «сознание», «душа» и «разум». Новые термины помогают понять, что в реальном человековедении, в мироощущении, мировосприятии человека возникает некое целостное единство картины «себя в мире» и «мира в себе». В ней сливаются философские, научные, религиозные, художественные взгляды, образы чувственного и абстрактно-логического мышления, импульсы бессознательного и сознательного, информация и знания концептуального и ценностного характера. Другими словами, в менталитете личности и народов сливаются интеллектуальные, ценностные, интуитивные и духовные аспекты постижения действительности. Ментальность можно определить как целостную, устойчивую настроенность внутреннего мира людей, сплачивающую их в социальные и исторические общности на основе некоторого единства определенных типов взглядов, ценностей, мышления и действия.

Следует отметить, что с ментальностью соотносится другое сходное качество человека - его «менталитет». Он также присущ как отдельным людям, так и их историческим общностям. Менталитет - это человеческая душа, управляемая духом человека, его персональным ценностным кодексом (экософией). Менталитет - это совокупность основополагающих взглядов, психологических установок и качеств индивида, коллектива, этноса. В нем можно выделить: а) систему приоритетных ценностей (индивидуальный нравственный или ценностный кодекс); б) склад ума, мышления; в) силу воли, воображения; г) мироощущение, мировосприятие; д) психологию личности или группы, фиксирующую нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознательного, логического и эмпирического, то есть глубинный источник мышления, идеологии, веры и эмоций. Иногда говорят о «примитивном менталитете», но это всего лишь функция, предрассудок одного общества в отношении к другому, одной группы людей в отношении к другой группе, выражающий в действительности лишь этнологическое недопонимание, недостаток их собственной культуры.

Мы можем и должны говорить об особенностях менталитета евразийских народов, народа Казахстана, России, об их ментальности, специфика которых в значительной степени определяются историческими, социокультурными, географическими, геополитическими причинами, теснотой этноконфессионального проживания и глубиной взаимодействия культур различных народов на протяжений многих столетий, возникновением у них общих черт образа жизни, быта, традиций, человековедения, миропонимания. Причины возникновения и тенденции развития особого евразийского менталитета еще предстоит детально исследовать. В этой же главе предпринята попытка показать, что одной из особенностей менталитета евразийских народов является их духовная ориентация на такую общечеловеческую ценность как мудрость. В результате возникает неожиданный для автора этой главы вывод: характеристика содержания понятия евразийский «менталитет» в значительной степени переживается, перекрещивается с авторским пониманием категории мудрость.

Практическая и теоретическая необходимость разработки проблемы крайне важна, поскольку образ жизни и отношения людей, их сообществ напрямую зависят от их мыслей, духовных и иных интересов, их ценностных установок, то есть от их  менталитета. Поэтому его изменение - есть главная магистраль выхода из глобального кризиса и поиска путей развития страны на перспективу. А изменение ментальности или менталитета, сознания людей, в свою очередь, зависит от смены парадигмы, то есть основной идеи, главной ценностной установки всей духовной жизни народа.

На уровне всеобщего мы можем говорить в порядке постановки проблемы о некоторых различиях в ментальности людей восточного, западного и евразийского типа. Для ментальности восточного типа присущи человековоззренческие, миросозерцательные особенности людей азиатского, преимущественно дальневосточного, региона эпохи традиционных, классических обществ. Видимо, она коррелируются доминирующими характеристиками провополушарной (преимущественно образной) активности мозга. Ментальность восточного типа характеризуется следующими чертами: 1) традиционализмом, консерватизмом, слабой отзывчивостью к чужому, замкнутостью на собственных традициях; 2) готовностью индивидуального «я» растворяться в общем «мы», выступающей как ценность и признак хорошего тона; 3) готовностью к растворению в сверхличной стихии и порождаемым ею спокойным отношением к смерти; 4) способностью легко адаптироваться к внешним условиям, гибкостью психических структур, уступающих давлению внешней среды и вновь обретающих свои прежние формы, как только давление ослабевает; 5) преобладанием интровертных ориентаций над эстравертными, умением ценить созерцательное мироотношение и предпочитать его активным усилиям, направленным на внешнее освоение мира; 6) склонностью отдавать предпочтение не борьбе  противоположных начал, а равновесию сил, их примирению и согласию, как пути к переходу на более высокие уровни бытия, ведущие к достижению абсолютного покоя, как наиболее совершенного и гармоничного состояния; 7) чуждостью безграничному рационализму, скептическим отношением к идее всемогущества человеческого разума; 8) склонность не расчленять мир на части в ходе холодного рассудочного умствования, оценить его как живую целостность; 9) негативным отношением к идее отрыва, цели от средств; склонностью рассматривать их как единое целое и видеть в средствах не что иное, как развернувшееся содержание цели; 10) почтительно-благоговеянным отношением к природе, ко всему естественному - одна из главных религиозных, эстетических и нравственно-правовых норм восточного сознания, убежденного, что долг человека - не подчинять в себе естественные формы, а вписывать свое существование в их пределы, принцип У-Вэй.

Для западного типа ментальности и европейской культуры познания, понимание сознания как разума характерны абсолютизация роли «razio», интеллекта, научного сцентизма, технократичсекого мышления, а также их активной, преобразовательной традиции. Недооцениваются или даже игнорируются ценностные, духовные, софийные (софия, греч.-мудрость) аспекты постижения и отношения к действительности. Утрата европейским сознанием ориентации на Мудрость стала происходить еще в античности. Сегодня в европейском менталитете мудрость и знание фактически отождествляются. Интеллект рассматривается как главное, а по сути  дела, единственное орудие познания. Он же и наивысший судья в оценке истинности знаний. Начиная с 17 века, парадигмой культуры индустриальной цивилизации стала установка, сформулированная Ф.Бэконом - «Знание - сила». Ее можно выразить и иначе: «К успеху на основе знания». Постепенно эта идея приобрела (и имеет по сегодняшний день) колоссальное - как позитивное, так и негативное значение. Произошло отождествление науки. Возник настоящий культ знания как главной духовной ценности. Это предопределило рационалистический, жестко прагматический, утилитарно-потребительский менталитет людей последующих поколений, за что сегодня она расплачиваются духовной и нравственной деградацией, ростом преступности и насилия, алкоголизма и наркомании, глобальным экологическим кризисом, прямой угрозой гибели человечества и многими другими бедами.

В целом для ментальности западного типа характерно, что мыслительные и мировоззренческие свойства сознания людей порождаются доминирующими особенностями левополушарной активности мозга. Этому типу ментальности присущи в основном следующие признаки: 1) трансгрессивность интеллекта и психики в целом, проявляющейся как устремленность ко всему новому, неизвестному, способной принимать формы волевой напористости, авантюристичности и агрессивности; 2) жажда новизны, регулярных перемен, отсутствие сильной привязанности к прошлому, к традициям; 3) отзывчивость к чужому, готовность ассимилировать новые культурные ценности, чьими они были; 4) развитость личностного начала, настойчивым стремлением к выделению своего индивидуального «я» из общего «мы», умением ценить и отстаивать духовную, интеллектуальную, нравственную, политическую независимость, бороться за гражданские свободы и права; 5) сравнительно слабая развитость адаптивных способностей, отсутствие необходимой гибкости желания приспосабливаться к обстоятельствам и отсюда сопутствующая  этому хрупкость и ломкость внутренних структур индивидуального «я»;                              6) привязанность к своему уникальному «я», сопряженной с экзистенциальной доминантой явно выраженного страха смерти;                              7) преимущественно бинарнопозиционный характер констатаций и оценок, склонность к обнаружениям альтернативных логосов и отсюда постоянство создаваемых ситуаций вынужденного выбора, которые мобилизовали интеллектуальные резервы и стимулировали развитие европейской цивилизации; 8) преобладание рационалистических ориентаций, превозношением разума в качестве высшего авторитета;                                             9) преимущественный практицизм ориентаций, оборачивающимся нередким забвением высших духовных ценностей и часто придающих действиям имморальную и противоправную окрашенность; 10) склонность к расчленению единых поведенческих акций на цели и средства, что может способствовать имморализации и криминализации социальной практики.

Как уже говорилось выше, в противовес европейскому рационализму и утилитаризму, восточная культура в значительной степени сохранила ориентацию на ценностное, духовное постижение действительности. Восточные мыслители до сих пор считают, на наш взгляд, правильно, что одного абстрактно-логического, концептуального знания крайне недостаточно. Оно дает односторонние, фрагментарные сведения, и только с его помощью, познание целостной истины невозможно. Высшей формой постижения человека и мира является мудрость, которая, конечно же, включает в себя и знания, достигаемые с помощью интеллекта, но ими далеко не исчерпывается, поскольку целостная истина познается также с помощью духовного опыта, веры, интуиции, трансцендирующих и других методов.

К ментальности восточного типа близка ментальность народов евразийского социокультурного субконтинента. К ним относятся, прежде всего, казахский, русский и некоторые другие евразийские народы. В евразийской ментальности этих народов, в порядке постановке проблемы, можно выделить следующие ее основные черты:

известная гармонизация особенностей праваполушарной и левополушарной активности мозга, сочетание образного типа восприятия мира с рационалистическим его анализом, с некоторым преобладанием последнего;

ориентация на действенный характер мудрости, стремление к ее практическому воплощению в человеческой жизни;

стремление к постижению целостного знания и целостной истины;

в триумвирате качеств человеческой природы - воли, разума и сердца (любви) предпочтение отдается, главным образом, сердцу, душевности;

толерантность сознания и поведения, стремления к компромиссам, гармонизация отношений с другими народами, к усвоению достижений их культур;

способность к гармонизации отношений с природой, к адаптации к природной среде, стремление ее сохранить;

относительно высокая восприимчивость к инновациям, к открытиям в науке и новшествам в технике и технологии;

антропоцентризм в мировоззрении, признание совпадения законов развития человека и космоса.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение