Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Мухтар АБЛЯЗОВ: Чтобы скрыть свою несостоятельность, правительству придется сделать из меня врага народа...

14.03.2009

Автор:

Теги:

Мухтар АБЛЯЗОВ: Чтобы скрыть свою несостоятельность, правительству придется сделать из меня врага народа...


Ирина БЕКТИЯРОВА

 - Генпрокуратура возбудила против Вас уголовное дело. Получили ли Вы официально уведомление об этом? Как Вы прокомментируете эти факты?

- Я не получал никакого уведомления и так же, как и все, узнал об этом из средств массовой информации. Хотя в Казахстане есть мои представители, которым можно было бы сообщить, что мне нужно обратиться в прокуратуру. 

Но я ведь не случайно уехал из страны, я заранее готов был к такому развитию событий. Раз уж было принято решение захватить «БТА Банк», то через месяц или два уголовное дело на меня все равно завели бы.

  Приведу в пример Маргулана Сейсембаева. Хотя он сделал  много заявлений, подтверждающих добровольность передачи акций банка государству, это ему не помогло - насколько я знаю, в «Альянс Банке» сейчас тоже присутствуют представители силовых структур, людей вызывают на допросы, оказывают на них давление.

Мне же с самого начала было очевидно, что, организовав захват «БТА», правительство попытается легализовать свои действия предъявлением уголовных обвинений мне, моим партнерам и сотрудникам банка. Все силовые структуры - КНБ, прокуратура и финпол -  объявились в банке сразу, как только было заявлено о вхождении  в капитал правительства. Людей преследуют, терроризируют, пошли аресты...

 Механизм фабрикации фальшивых обвинений, к сожалению, слишком хорошо известен всем в нашей стране. Для обоснования своей преступной деятельности и чтобы скрыть свою несостоятельность, правительству придется сделать из меня врага народа. Ну, что-то слепили. Я думаю, это только начало. Скорее всего, ни я, ни общественность не получим доступа  к материалам ни этого уголовного дела, ни  последующих. 

- Нам известно об аресте одного вашего родственника - двоюродном племяннике Таире Дюсембекове.

- Да,  преследования моих родственников уже начались - история повторяется.  Когда меня арестовали в 2002 году, все мои родственники подвергались репрессиям. Моя младшая сестра Гаухар вынуждена была уехать из страны и получила политическое убежище в США.

Главный урок, который получили мои родственники после моего первого ареста, - что они должны быть независимыми от меня и моего бизнеса. Таир Дюсембеков - тот самый случай. Я не имел с ним никаких бизнес-отношений. «БТА Банк» был одним из многих клиентов его компании. 

Я ждал любых действий от наших правоохранительных органов,  но, тем не менее, был сильно удивлен, что мишенью выбрали именно его.  Потому что заключения оценщиков носят индикативный характер, банки могут принять во внимание эту оценку, но кредитное решение принимают сами. И сами несут коммерческий риск, и  ответственность в отношении принятых залогов и выданных кредитов.  Оценочные компании не несут никакой ответственности за кредитные решения банков. Все это понимают. Арест Таира лишний раз подтверждает, что началась «охота на ведьм».  Я именно так расцениваю эту ситуацию.

Кстати, в банке работала моя старшая двоюродная сестра Акмарал Аблязова. Она была членом совета директоров, а до этого работала главным бухгалтером...

- На днях ее вывели из совета директоров.

- Она - единственная моя родственница, работавшая со мной. Но Акмарал работала в банке с 1996 года, еще в то время, когда банк  был государственным.  Она  профессиональный банкир, жесткий, принципиальный специалист. Однако ее сейчас тоже уволили из банка. Поэтому понятно, что такой подход - преследовать родственников - будет использоваться в полной мере.

- А она сейчас в Казахстане или выехала за пределы?

- Она в Казахстане. Но ее семья, да и она сама, опасаются, что ее будут преследовать. Судя по тому, что арестовали Таира Дюсембекова и пытаются привлечь его к уголовной ответственности за мнимые преступления, это вполне возможно и с Акмарал, так что не стоит ничему не удивляться. В дальнейшем возможны любые действия и любые провокации.

- Кто из ваших близких родственников сейчас остался в Казахстане?

- Прямые родственники практически все уехали, опасаясь провокаций.

- За пределы Казахстана?

- Да.

-  Они с вами сейчас?

- Они не со мной, но и не в Казахстане.

- Вы сказали, что не случайно уехали из страны, то есть предполагали, что события будут развиваться таким образом?

- Незаконный захват банка - это не когда кто-то просто в гости к тебе пришел, не спасатели пришли. Отсюда и все вытекающие последствия: допросы, аресты, обвинения. Иначе как еще можно оправдать этот захват?  Я эту систему очень хорошо знаю, через нее уже проходил.

- В заявлении генпрокуратуры указывается, что уголовное дело возбуждено и в отношении ваших сообщников...

- Я уверен, что все эти дела надуманные, фальшивые. Если нам удастся получить к материалам доступ, то мы постараемся сделать их публичными, чтобы все видели, что происходит.

  - Генпрокуратура вменяет вам в вину якобы незаконное получение денежных средств из банка путем выдачи кредитов фиктивным фирмам под залог одних и тех же земельных участков, не называя конкретных фактов. Как вы прокомментируете это?

 - Дело надуманно. Им нужно было быстро что-то слепить, обвинить нас в чем-то и все. Я уверен, все это сделано только для того, чтобы получить формальные основания для ареста.

 - Прокуратура указывает, что дело возбуждено еще и против Жаримбетова.

 - Да, и уже это показывает, как  страдает у наших правоохранителей логика. В банке главную ответственность несет председатель правления, и у него с  его заместителями различная степень ответственности.  Избирательное преследование  зампреда  Жаримбетова демонстрирует, что преследуются люди, которых считают близкими именно  мне. Было известно, что мы работали с Жаримбетовым вместе пятнадцать лет, он близкий мне человек, вот почему его преследуют. Как, собственно, и моих родственников.

 - Вы не в курсе, где сейчас находится Жаримбетов - в Казахстане или тоже выехал за его пределы?

 - Он же разумный человек, он тоже уехал.

- Мухтар Кабулович, как вы оцениваете ситуацию с «БТА банком» в настоящий момент? Наверняка отслеживаете события по публикациям в казахстанской и зарубежной прессе.

- Оцениваю ситуацию как чрезвычайно сложную. Претворяя в жизнь свое желание  выдавить меня  и захватить лидирующий банк страны,  рейдеры от правительства поставили под удар всю финансовую систему Казахстана и, соответственно, экономику страны.

Захват БТА  сформировал огромное недоверие к нашей банковской системе. Еще недавно казахстанская банковская система являлась лидером в СНГ, но все последние действия правительства привели к ее подрыву.  Рейтинги банков сейчас упали. Произошел значительный отток депозитов не только из БТА, но и других банков. Страна стоит на пороге очередного понижения суверенного рейтинга. Если это произойдет, то у БТА, Казкома, Народного и ряда других банков кредиторы потребуют досрочного погашения займов на многие миллиарды долларов. Такой удар наша банковская система не выдержит. Придется объявлять мораторий на выплату долгов, пытаться реструктуризировать все внешние займы и, по сути, обречь страну на долгие годы изоляции от внешних рынков.

Давайте называть вещи своими именами. БТА раздражал многих чинуш своей независимостью, ростом и возможностями. И, главное, нежеланием делиться. Используя кризис как прикрытие, навязав банкам так называемую помощь, правительство захватило банк в интересах определенной группы.

«БТА Банк» не был на грани банкротства, когда его захватили. До захвата, до того, как началась целенаправленная кампания по расшатыванию и дискредитации банка, БТА был в состоянии пережить кризис и обслуживать свои обязательства. К сожалению, в результате действий правительства банк превратился в «черную дыру», в которую уходят ресурсы.

Сейчас бизнес банка парализован, клиенты и заемщики разбегаются, депозиторы выводят деньги.  Как известно, в БТА было заведено на покупку акций порядка двух миллиардов долларов, часть из которых была съедена девальвацией, и около двух миллиардов долларов было выведено депозиторами. Фактически, что вошло, то и вышло.  Никакой пользы банку эти деньги не принесли.

В марте БТА предстоят плановые выплаты по международным обязательствам. Но нет поступлений из-за остановившегося бизнеса банка, нет денег, чтобы обслуживать долг. Государство поставлено перед выбором - либо объявлять мораторий на выплату долгов, либо платить из своего кармана. Но государство должно понимать, что мораторий может вызвать   обвал как рейтингов банков, включая Народный и Казком, так и страны - и полное закрытие рынков.

 - А по каким обязательствам, и перед какими банками? В газете «Республика» была опубликована информация о том, что «Commerzbank» объявил дефолт «БТА банку» по синдицированному займу в размере $100 млн. В самом банке опровергли эту информацию.

- Таких кредиторов, как «Commerzbank», в БТА много. Банк занимал средства на международных рынках, и соглашения по ним стандартные.  Изменения в контроле банка   могут служить основанием либо для объявления дефолта, либо для предъявления требования о досрочном погашении долга.  Если не «Commerzbank», то любой другой кредитор может предъявить свои требования. Соответственно, банку придется договариваться  с каждым кредитором и убеждать его не выставлять свои требования. Хотелось бы надеятся, что БТА удастся договориться с «Commerzbank» и убедить его отозвать свои требования.

- «БТА банк» недавно объявил о размещении на KASE облигаций на общую сумму 300 млрд тенге.

 - На рыночных условиях получить такую сумму реально невозможно. Единственный возможный вариант размещения -  это если «Самрук-Казына» сам выкупит эти облигации напрямую и разместит  свои обязательства среди пенсионных фондов Казахстана. Но образуется порочный круг. И фактически ставится под удар вся пенсионная система страны.

До конца марта  с этой схемой или с какими-то другими правительство бездарно сожжет  до пяти миллиардов долларов. Финансовый сектор Казахстана уже полностью подорван. Правительство, обслуживающее интересы одной группировки, очень дорого обходится стране.

Единственно, есть надежда, что в такой сложнейшей ситуации найдутся грамотные разумные люди, которые помогут преодолеть эти трудности.

-  Под разумными людьми вы кого имеете в виду, прежде всего?

-  Из действующих лиц -  премьера, глав Нацбанка или АФН -  к сожалению, не могу никого назвать. Эти люди не в состоянии сделать что-либо хорошее для страны. Сейчас правительству никто не верит.  Совсем недавно они говорили, что девальвация будет не больше 10% в течение длительного времени,  и никто от этого не пострадает. Сделана же она была вопреки всем заявлениям. Как можно после этого верить правительству, которое заверяло, что все будет хорошо, и вдруг сейчас «неожиданно» проблемы появились. Доверия ни этим людям, ни этим структурам нет.

- Кому же в таком случае доверять?

- У нас в стране есть много, я считаю, неплохих специалистов, правда, они не востребованы. Но есть надежда, что разум вместе с инстинктом самосохранения возобладают, и будет принято правильное решение.

- Вы поддерживаете связи с бизнес-кругами Казахстана, и с теми, кто выехал из Казахстана, с тем же Кажегельдиным?

-  С бизнесменами я поддерживаю контакты, но фамилии их не буду называть, чтобы у них не было проблем. А Кажегельдин  - не бизнесмен, он политик. Я и сейчас занимаюсь бизнесом, но не в Казахстане, а в других странах, поэтому с бизнесменами встречаюсь. С политиками пока не контактирую.

- Вы встречались с президентом до известных событий. Смогли донести до него свое видение этих проблем?

- На встрече с президентом о БТА и Темирбанке мы говорили не более двух минут. Он меня заверил в том, что правительство поддержит четыре банка, и будут инвестированы средства во все банки, о которых объявило государство.

Мы больше говорили об экономике, о последствиях кризиса и о том, как их надо преодолевать. Я оставил президенту свои соображения в письменном виде.  Я предложил строить экономическую модель из расчета, что кризис будет продолжаться еще три года, и объяснил, что у нашей страны есть все возможности, чтобы пережить его с минимальными потерями.

Мои соображения заключались в следующем. У страны есть свыше 47 миллиардов долларов резервов, а для того чтобы поддерживать нормальное состояние торгового оборота,  достаточно 16 миллиардов. Соответственно, свыше 30 миллиардов - это ресурс, который надо правильно распределить на три года. 

Если, например, ежегодно инвестировать по 10 миллиардов долларов в импортозамещающие сегменты экономики, мы можем создать новые промышленные производства, которые создадут новые рабочие места. Я показал направления, в которые необходимо произвести инвестиции. Если в течение трех лет проводить такую интенсивную политику инвестирования, страна может мягко перенести трудности кризиса. Возможностей для его преодоления  у нас много.

В отношении проведения девальвации мы тоже готовили свои предложения. Девальвацию проводить было необходимо, но  не раньше марта-апреля. И к ней нужно было очень тщательно подготовиться, чтобы население пострадало в наименьшей степени. Необходимо было также учесть интересы бизнеса и финансовой системы.  Это очень сложная процедура. Но Григорий Марченко все сделал грубо и цинично, не считаясь с населением, с бизнесом, вообще ни с кем. Я считаю,  так проводить девальвацию было просто преступно.

Предыдущую девальвацию в 1999 году мы отрабатывали долго. Вы помните, тогда были индексированы вклады населения, была разработана зашита банков, были произведены соответствующие изменения в налоговой системе. У нас не разорился ни один банк и не было необходимости у правительства инвестировать ни в один финансовый институт дополнительные средства. И мы все это делали очень прозрачно. А сейчас глава Нацбанка не может ответить на вопрос - почему и кем перед девальвацией были  куплены миллиарды долларов. Ясно, что группа товарищей, пользуясь   инсайдерской информацией, очень много заработала, но никто за это ответственности не несет.

- Как, по-Вашему,  будет развиваться ситуация  дальше?

- К сожалению, я очень скептически смотрю  на то, что происходит. Вместо того чтобы  консолидироваться, заниматься экономикой и  решением проблем, особенно сейчас, когда кризис набирает обороты, государственные органы преследуют меня, моих сотрудников и моих родственников.

Люди, которые стоят за этими органами, пытаются оправдать свои действия, занимаясь отъемом бизнеса не только у меня, но и у других.  Это ни к чему хорошему не приведет.

Поэтому сейчас, я думаю,  события будут развиваться следующим образом: будут попытки навесить на меня ярлыки - якобы, мы что-то там украли или унесли, будут закрытые суды, масса людей, скорее всего, пострадает.  Другого они не умеют - только отнимать и преследовать. 

Но сейчас масштаб кризиса таков, что он многому научит. Надвигаются очень серьезные события. В ближайшие полгода будет очень тяжело, потери будут гигантскими. Может быть, через эти потери придет прозрение и произойдет очищение страны...

Источник: «КазТАГ»

http://posit.su/?lan=ru&id=102&pub=22018

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение