Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Исламское движение Узбекистана. История трансформаций. Часть III

11.03.2009

Автор:

Теги:
Исламское движение Узбекистана. История трансформаций. Часть III

 

Автор: Асет Аскаров
Исламское движение Узбекистана. История трансформаций. Часть III 28 марта 2004 года около 22:00 часов в населенном пункте "Кахрамон" Ромитанского района Бухарской области в частном доме пенсионера Н.Раззакова произошел взрыв. Прибывшие на место происшествия дежурные службы органов Министерства внутренних дел и Службы национальной безопасности Республики Узбекистан обнаружили трупы десяти человек Владелец дома и три члена его семьи получили легкие ранения и немедленно были задержаны.
Следственной группой при осмотре места происшествия обнаружены и изъяты 50 пластмассовых емкостей, начиненных неустановленной смесью, в одной из комнат найдено 920 кг алюминиевого порошка. Криминалистическая экспертиза подтвердила подозрения спецслужб и показала, что в этом доме изготавливались самодельные взрывные устройства, компонентами которых являлась аммиачная селитра и алюминиевая пудра. Среди обнаруженных вещественных доказательств, также оказались инструкции по изготовлению взрывных устройств, автомат Калашникова, два пистолета с большим количеством боеприпасов к ним, литература религиозно-экстремистского содержания, в том числе листовки «Хизбут-Тахрир». Кроме того изъяты различные средства радиосвязи и комплектующие к ним. Попавшие в руки спецслужб владелец дома и остальные фигуранты, оставшиеся в живых после взрыва, начинают давать первые признательные показания.
Оперативные выводы силовых структур о сложившейся обстановке были однозначными и указывали на наличие подпольной террористической структуры в Бухарской области, активно готовившейся к масштабным акциям. Территориальные органы спецслужб и правоохранительных структур, в рамках уголовного расследования приступили к реализации комплекса оперативно-розыскных мероприятий, направленных на вскрытие подпольной сети и установление ее террористической окраски. Первичные действия по выявлению других участников подполья, проведенные в ближайшие часы после взрыва и опроса задержанных, полной ясности в ситуацию пока не внесли.
Амир Исламского джихада по Узбекистану Малик (Бекмирзаев А.) о подрыве в Ромитанском районе узнал по собственным отработанным каналам связи. Все намеченные на апрель планы по организации крупномасштабных акций стали рушиться на глазах. Зная о системе работы спецслужб и правоохранительных органов, Малик понимал, что в ближайшие часы следует ожидать резкой активизации контрольно-пропускного режима по всей территории республики и принятия других контртеррористических мер. Ошибка, приведшая к самоподрыву членов «бухарского джаамата», поставила под угрозу ликвидации всю структуру Исламского джихада в Узбекистане. Поэтому он принимает решение и отдает команду региональным руководителям подполья о начале террористических атак.
Первые атаки на заранее выбранные мишени - сотрудников милиции, находящихся при исполнении служебных обязанностей, начало ташкентское подполье. В течение последних часов ночи 28 марта и рано утром следующего дня, джихадисты, разбившись на группы, осуществляют ряд нападений на посты милиции и сотрудников патрульных групп, обеспечивавших охрану общественного порядка в различных районах Ташкента. На улице Кушбеги возле Текстильного комбината ими совершено вооруженное нападение на сотрудников милиции, в результате которого старший лейтенант Тургунов был убит, а другой офицер Калдыбаев тяжело ранен. Преступники завладели табельным оружием одного из милиционеров и скрылись с места происшествия. В 22:30  в Хамзинском районе Ташкента сотрудниками ДПС для проведения досмотра была остановлена автомашина "Жигули". Находившиеся в машине два пассажира применив физическую силу, оказали активное сопротивление и попытались скрыться. Один из них, житель г.Тойтепа Ф.Юсупов был задержан, при досмотре в сумках было обнаружено 10 самодельных взрывных устройств.
В 5:00 на милицейском посту "Гульсанам" в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента неизвестные лица, применив огнестрельное оружие, совершили убийство двух сотрудников милиции и завладели их табельным оружием. Примерно в 8:00 у входа в магазин "Детский мир", на территории рынка "Чорсу" взрывное устройство в действие привела смертница, результате теракта 21 человек получил ранения различной степени тяжести, среди них - 11 сотрудников милиции. Сама террористка, два работника милиции и один малолетний ребенок скончались на месте. Через тридцать минут, на автобусной остановке рядом с рынком "Чорсу" подорвала себя вторая женщина-смертница. Сотрудник милиции, попытавшийся предотвратить теракт, от полученных ранений скончался.
В стране был введен чрезвычайный режим. Узбекистан закрывает границы и включает на полную мощь государственный силовой аппарат. Спецслужбы и правоохранительные органы, отрабатывая массив полученной оперативной информации, устанавливают связь между событиями в Ташкенте и Бухарской области. Первые задержанные начинают давать показания, выводящие силовые структуры на след законспирированных ячеек Исламского джихада. Однако, механизм террора был уже запущен и джихадистов, подготовленных по идеологическим программам «террористического шахидизма» и превратившихся в послушных исполнителей воли амира Малика, было практически невозможно остановить бескровным путем.
30 марта 2004 года в 7 часов 20 минут утра в хозяйстве "Умид" Кибрайского района Ташкентской области в махалле "Бойжигит", по улице Карамурт, в дом 1 А, кв.20 правоохранительными органами была обнаружена группа вооруженных боевиков. После нескольких часов перестрелки с подразделениями органов МВД и предпринятой попытки задержания, террористы в количестве 20 человек подорвали себя в квартире, применив используемые самодельные взрывные устройства. Около 8 часов утра, на посту ГАИ при въезде в Ташкент со стороны поселка Ялангач Кибрайского района взорвалась легковая машина Дэу Тико, со смертником в салоне. Через некоторое время на остановке, раненная женщина попыталась сесть на рейсовый автобус N101, но не успела, после чего на ней сработало взрывное устройство. Как позже выяснилось, спецподразделения МВД проводили зачистку в поселке Ялангач, примыкающему к жилому массиву Ташкентского тракторного завода (ТТЗ). Пытаясь уйти от преследования, террористы рассредоточились в жилых домах. Четверо из них забаррикадировавшись в доме N14 на улице Ахунбабаева и на протяжении нескольких часов отстреливались. После гибели троих джихадистов, последний взорвал себя, использовав все тот же «пояс шахида». В одном из эпизодов столкновений джихадистов в Кибрайском районе Ташкентской области, был ликвидирован и сам амир Бекмирзаев А.
Последним эпизодом мартовских драматических событий, стал взрыв 1 апреля в том же Ромитанском районе Бухарской области. На этот раз смертницей становится Фарогат Акрамова, двадцатичетырехлетняя вдова одного из боевиков, погибшего накануне при самопроизвольном взрыве бомбы в Бухарской области. Она приводит в действие механизм, когда ее пытаются арестовать сотрудники СНБ РУ. Вместе с ней гибнет ее 10-летняя племянница.
Итогом прокатившихся серий террористических акций Исламского джихада в Узбекистане стала гибель 47 человек, из них 9 представителей правоохранительных органов, 5 гражданских лиц и 33 боевика. В перестрелках уничтожено 18 террористов, 15 боевиков подорвали себя, более 11 членов террористической организации были захвачены живыми. Получили ранения различной степени тяжести около 50 человек.
Официальные власти  Узбекистана заявили, что к организации террористических актов в Ташкентской и Бухарской областях имеет причастность религиозно-экстремистская партия Хизбут-Тахрир. Следствие опиралось на обнаруженную в больших количествах литературу и электронные носители информации, в которых содержались открытые призывы к вооруженному захвату власти. В книгах "Низомул ислом", "Хизбий уюшмаси" и "Хизб-ут Тахрир тушунчалари", «Манхаж" описаны этапы создания Исламского халифата путем насильственного свержения государственной власти. В пяти главах "Хатарли тушунчалар" ("Терроризм", "Динлар якинлашуви", "Уртачилик", "Акидапарастлик", "Оламийлик") описываются террористические методы борьбы с режимами «неверных».
Версия о причастности Хизбут-Тахрир была озвучена практически сразу после первых результатов расследования, на основании вещественных доказательств и причастности некоторых задержанных к данной организации. Впоследствии станет ясно, что Бекмирзаев А. создавая подпольные структуры Исламского джихада, применил практику установления контактов с уже действующими религиозно-экстремистскими структурами, на начальном этапе формально поддержав их идейную платформу. Эта схема по радикализации идейной базы террористических и экстремистских организаций действующих в различных странах, так или иначе соприкасающихся с Аль-Каидой, всегда была одним из отличительных направлений ее внешней деятельности. В случае с Узбекистаном, Бекмирзаев А. успешно использовал  эту тактическую заготовку, что позволило ему объединиться в короткие сроки с действующими подпольными ячейками экстремистских групп и таким образом создать новую сеть, а затем подготовить и выковать из них бойцов джихадистского толка.
Анализ мартовских событий и их объективная оценка однозначно показывали, что несмотря на совершенные теракты, жертвы среди мирного населения и органов правопорядка, силовикам удалось предотвратить более страшные последствия и урон который могли нанести джихадисты, в случае исключения непредвиденных ситуаций и последующий мер со стороны силовых структур.
Тем временем, процесс расследования совершенных террористических актов и его результаты вышли за пределы уголовного права. Добытые спецслужбами сведения и оперативные данные, демонстрирующие размах деятельности Исламского джихада,  перешли в политическую плоскость двусторонних взаимоотношений между Узбекистаном и Казахстаном. Узбекистан заявил о наличии на территории Южно-Казахстанской области (ЮКО) «вспомогательных лагерей» и баз по подготовке боевиков-джихадистов, недвусмысленно давая понять, что при попустительстве спецслужб и правоохранительных органов Казахстана, международные террористические организации ведут подрывную деятельность против Республики Узбекистан.
Официальная Астана не могла признать факт существования в Казахстане подпольных структур международных террористических организаций. Это означало бы серьезно подорвать имидж Казахстана в глазах мировой общественности как последовательного и принципиального борца с терроризмом и еще более осложнить и без того достаточно непростые отношения с Узбекистаном. Поэтому вполне естественной была позиция официальных властей Казахстана, в категорическом тоне отвергнувших предъявленные претензии со стороны своего соседа. Никаких «вспомогательных лагерей» а тем более баз на территории Южно-Казахстанской области не существует - такова была позиция Астаны. К делу подключились средства массовой информации, в обе стороны посыпались взаимные упреки и претензии. Впрочем, грядущие события лета 2004 года послужат убедительным доказательством масштабов деятельности Исламского джихада и дадут веские основания не только для КНБ Республики Казахстан, но и для спецслужб Кыргызстана, совместно с СНБ РУ провести осенью комплекс мероприятий на территории указанных стран, направленный на ликвидацию подполья и задержание главарей джихадистов.
Между тем, расследование уголовного дела, возбужденного по фактам совершенных террористических актов продолжало набирать обороты. Обвинение в терроризме, антиконституционной деятельности, попытке насильственного свержения государственного строя, убийствах, хранении, изготовлении взрывчатых веществ и контрабанде оружия было предъявлено нескольким членам Исламского джихада: Ф.К.Юсупову, Ф.Р.Казакбаеву, Х.Н.Ишматову, Е.Э.Асланову, Н.А.Курбаналиеву, Р.К.Юсупову, М.А.Мирзакулову, К.Х.Туйчиеву, К.Г.Сохоталиеву, Е.С.Умарову, К.Р.Каюмовой, Ж.С.Нигманову, У.У.Хамроеву, И.Т.Тошпулотовой, А.А.Зулпикарову. Данной группе лиц вменялось присоединение к вооружённым группировкам, базировавшимися за пределами страны с целью свержения действующего конституционного строя в Узбекистане, распространение листовок, содержащих призывы и свержению законной власти, действия по дестабилизации общественно-политической обстановки, вовлечение  несовершеннолетних в преступные сообщества.
Вести о разгроме джихадистского подполья застали амира по Казахстану Биймурзаева Ж. (Серик-Умар) за пределами Узбекистана. Верховный амир Исламского джихада Жалолов Н. предоставив отчет региональному руководству Аль-Каиды в Пакистане о совершенных терактах в Ташкенте и Бухарской области, поставил новые задачи по продолжению подрывной деятельности в Узбекистане перед Серик-Умаром. С учетом усиленного режима по обеспечению охраны общественного порядка и комплекса других мер, осуществляемых силовыми структурами Узбекистана, задачи, поставленные зарубежным центром, представляли много сложностей, требовали пересмотра позиции и тактики в реализации планов подрывной деятельности. Установить связь с разгромленным подпольем в Узбекистане было практически не реальным. Иллюзий по поводу задержанных членов организации Серик-Умар не испытывал. Несомненно, они давали признательные показания, в том числе в отношении его персоны и спецслужбы активно его разыскивали. Однако меры конспирации, применявшиеся в процессе организации работы с джихадистским подпольем, дали возможность Серик-Умару беспрепятственно передвигаться. В лицо его мог опознать только ограниченный круг лиц, большинство из них были ликвидированы, в том числе Бекмирзаев А. Во время подготовки групп смертников на конспиративных квартирах, которых из Узбекистана направлял Бекмирзаев А., Серик-Умар практиковал свои идеологические лекции, находясь позади аудитории боевиков и таким образом увидеть его лицо не удавалось никому, кроме ближайшего окружения. Опыт конспиративной работы позволял Серик-Умару быть неуловимым. Постоянно меняя местонахождение, разыскиваемый на короткие промежутки времени останавливался на конспиративных квартирах и пережидал пик активности внутренних и внешних мероприятий спецслужб Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана, одновременно ведя вербовочную работу.
Полный разгром подпольных структур организации в Бухаре и Ташкенте, вносил коррективы в террористическую деятельность Исламского джихада. Акцент был перенесен на осуществление подрывной деятельности в Узбекистане с сопредельных территорий. В свое время эта тактика была присуща и ИДУ, многочисленные ячейки которой функционировали в южных областях Кыргызстана. Они обеспечивали переброску боевиков и членов организации за рубеж и в обратном направлении в Ферганскую область. Через их возможности решались задачи по длительному оседанию боевиков, среди преимущественно узбекской части населения, их легализации и проникновения на территорию Узбекистана.
Курсируя между Чимкентом, Таразом и другими населенными пунктами Южно-Казахстанской области, Серик-Умар продолжал работу по вербовке новых рекрутов в ряды Исламского джихада. Формат вербовочной работы был прежним, подбор верующих и ревизия сформированного религиозного мировоззрения, с последующей их радикализацией в русле идей джихадизма. Из подобранной группы граждан Казахстана, Серик-Умар вычленил лиц, которые подвергались необоснованным действиям со стороны пограничных служб, органов милиции и таможни Узбекистана, при прохождении казахско-узбекской границы. Эти факты в биографии отобранных боевиков и используемый религиозный катализатор, являлись одним из ключей к созданию живой машины - потенциального террориста смертника. Они были взяты под особый контроль, сопровождавшийся постоянным психологическим прессингом со стороны амира Серик-Умара.
С зарубежным центром были согласованы и намечены цели предстоящих террористических атак - Посольство США и Израиля, как главных врагов международного исламистского движения и целей джихада, а также Генеральная прокуратура Узбекистана, один из символов угнетения  в стране. Подготовка шла согласно всех особенностей  террора. Боевики  прорабатывая маршрут к намеченным целям, неоднократно проникали в Ташкент, изучали движение общественного транспорта, систему охраны и распорядок дня объектов, проводили визуальный осмотр прилегающих территорий. Прорабатывали возможные пути и варианты пересечения границы, в случае непредвиденных ситуаций.
 К середине июля 2004 года Серик-Умар по отработанным конспиративным каналам связи сообщил амиру Исламского джихада Н.Жалолову о готовности к проведению новых терактов в Ташкенте. События совпадали с началом судебного процесса в Ташкенте, над задержанными членами подполья, обвиняемыми в организации мартовской серии терактов. Приурочить очередные теракты к судебному процессу, вновь заявить о себе и продемонстрировать мощь Исламского джихада было бы сильным ходом, поэтому Жалолов Н. отдает приказ о начале акций в Ташкенте. Продвинувшись вплотную к границе, боевики-смертники по команде Серика-Умара  пересекли ее и направились к заранее выбранным целям. Время исполнения атак было определено.
Вечером того же дня в информационной программе «Ахборот» прошло официальное сообщение Министерства внутренних дел Республики Узбекистан: «30 июля в Ташкенте в 16 часов 45 минут и в 17 часов произошло три взрыва, осуществленные террористами-смертниками у здания посольства США, Израиля и Генеральной прокуратуры Узбекистана. Погибли один сотрудник МВД и один сотрудник СНБ, которые несли охрану у зданий этих посольств. Ранено девять человек, двое из них находятся в тяжелом состоянии. Здания посольств США и Израиля практически не пострадали, повреждено фойе Генеральной прокуратуры. Личности террористов-смертников устанавливаются, у одного из смертников найдены документы, удостоверяющие его личность. Создана правительственная комиссия во главе с президентом республики Узбекистан Исламом Каримовым, в состав которой вошли руководители соответствующих ведомств и служб. Начато расследование. Принимаются меры по выявлению личности террористов и их возможной связи. Одновременно усилены меры по охране посольств и других важных объектов по предупреждению терактов».
Как было сообщено, на месте происшествия у одного из смертников были обнаружены документы, удостоверяющие личность и данная информация послужила серьезной зацепкой в деле, нити которой  повели в соседний Казахстан.
Через несколько дней Генеральная прокуратура Республики Узбекистан заявила, что в результате совместных с правоохранительными органами Казахстана следственно-оперативных мероприятий, установлены личности взрывников-смертников, осуществивших террористические акции 30 июля 2004 года в г. Ташкенте. Личности преступников подтверждены, в том числе результатами судебно-биологических экспертиз ДНК человека. Самоподрывы совершили в фойе здания Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан - Шаюсупов Авасхан Исраилович, 1966 года рождения, уроженец и житель города Тараз Республики Казахстан, гражданин Казахстана. У Посольства Израиля в г. Ташкент - Валиев Мавлон Кусанович, 1976 года рождения, уроженец и житель города Тараз Республики Казахстан, гражданин Казахстана. Около здания посольства США в г. Ташкенте - Искаков Дулат Габслямович, 1972 года рождения, уроженец города Семипалатинска, житель города Атырау Республики Казахстан, гражданин Казахстана.
После получения значимой информации о масштабах подрывной деятельности Исламского джихада, расследование приобретает международный характер. В рамках взаимодействия подключаются спецслужбы Казахстана и Кыргызстана, которые проводят комплекс оперативно-розыскных мероприятий  по дальнейшему вскрытию подпольной сети террористической организации, выявлению членов и боевиков, их мест нахождения, связей, планов и намерений.
К осени 2004 года Комитет национальной безопасности Казахстана проинформировал, что совместно со спецслужбами Узбекистана и Киргизии им удалось отследить и нейтрализовать «глубоко законспирированную международную группировку «Жамаата моджахедов Центральной Азии», которая является структурным подразделением Аль-Каиды и несет ответственность за теракты в Ташкенте. На территории Казахстана были установлены и задержаны девять граждан РК и четверо граждан Узбекистана, региональных руководителей, членов и пособников данной организации. По данным КНБ РК, за два года деятельности Исламского джихада на территории Казахстана и Узбекистана его амирами - Ахматом Бекмирзаевым и Жакшыбеком Биймурзаевым - было завербовано около 50 граждан Узбекистана и 20 казахстанцев. В настоящее время ряд членов казахстанской части группировки находятся в розыске. Также среди задержанных оказались четыре жительницы Южно-Казахстанской области, которые уже были подготовлены в качестве «смертниц» для совершения новых терактов.
Проведенные спецслужбами оперативно-следственные мероприятия дали основания полагать, что вербовочная деятельность Исламского джихада, кроме Казахстана и Кыргызстана, частично распространилась на территорию Российской Федерации. По указанию амира Биймурзаева Ж. его помощник Айдос Усмонов, после июльских терактов в Ташкенте выезжал  в северные регионы России, с целью вербовки новых членов организации и продолжения подрывной деятельности организации. Позже он будет задержан в Павлодаре.
Амир по Казахстану Серик-Умар, после июльских взрывов в Ташкенте, попытается скрыться на территории Кыргызской Республики, уйдя через Таласскую область в Бишкек. Возможно по его планам, территория Кыргызстана должна была стать новым плацдармом для террористической деятельности Исламского джихада. Слагающими факторами реанимации террористической активности данной организации, было наличие опыта подрывной деятельности, отлаженной системы финансирования и потенциальной вербовочной базы среди религиозного населения республики. К их числу также относились этнические особенности южных областей Кыргызстана, прозрачность кыргызско-узбекской границы, наличие законспирированных ячеек ИДУ и активности Хизбут-Тахрир. Суммируя отмеченные объективные факторы можно предполагать, что в  случае реализации намерений Исламского джихада, Кыргызстан ожидали  в будущем серьезные проблемы и потрясения.
Но планам Серик-Умара не суждено было сбыться, при проведении совместной операции спецслужбами Кыргызстана и Казахстана он был задержан. Однако, каким образом сложилась его дальнейшая судьба - до сих пор ничего не известно. Верховный амир исламского джихада Жалолов Наджмиддин, остался недосягаем. Вполне вероятно, что находясь в Пакистане, он вынашивает новые террористические планы под руководством Аль-Каиды и готовит боевиков для переброски в Центральную Азию.
Анализ практически двухлетней истории  создания и развития Исламского джихада, имеет много отличительных черт, дающих определенную характеристику и позволяющих прогнозировать  пути дальнейшей эволюции террористических организаций и групп, деятельность которых будет связана с центральноазиатским регионом.
В этом контексте, прежде всего, следовало бы обозначить следующие ключевые составляющие, формирующие образ, возможности и потенциал террористических организаций устремления которых охватывают страны Центральной Азии: наличие устойчивого канала финансирования, исходящего от международных террористических центров и организаций; мобильность, отлаженная система связи; применение и использование зашифрованной информации; высокий боевой и диверсионный опыт; способность самостоятельно выбирать цели; сильная идеологическая подготовка и соответствующий радикальный религиозный фундамент; отлаженные маршруты передвижения по схеме зарубежный центр - региональное подполье; опыт налаживания контактов с действующими экстремистскими организациями и их поэтапная радикализация; использование возможностей организованных преступных группировок в решении вопросов по обеспечению оружием и боеприпасами; установление коррумпированных контактов с правоохранительными органами; опыт длительного оседания с вживанием в местную среду через браки, коммерческую и хозяйственную деятельность, знание методов и форм деятельности спецслужб и правоохранительных органов, режима пограничного и таможенного контроля; тщательное географическое  изучение региона, местности, населенного пункта, объектов выбранных в качестве мишеней для террористических атак; планирование террористических актов с использованием самодельных взрывных устройств; использование в качестве вербовочного контингента женщин и несовершеннолетних, в качестве потенциальных смертников.
Понятно, что это неполный и не систематизированный перечень признаков, характеризующих террористические структуры в версии Исламского джихада, входящего в разветвленную сеть Аль-Каиды. Боевики, прежде всего Аль-Каиды, Исламской партии Туркестана (ИДУ), Исламской партии Восточного Туркестана (ИПВТ) и отколовшиеся от них различные группировки, будут  являться в ближайшей перспективе кадровой основой многих новоявленных террористических формирований.  Афганистан и Пакистан  и в дальнейшем останутся полигонами в международной террористической географии, полем деятельности уже известных структур и центрами  зарождения новых террористических организаций. В скором времени они завершат окончательное превращение в настоящие интернациональные бригады, станут неподконтрольными никаким государствам, национальная окраска и политическая коньюктура постепенно сотрется, превратив их в своеобразные «блуждающие нейтроны» джихада, способные к любым предприятиям в мировом пространстве.
 Уже сейчас, можно ощущать признаки продолжающейся трансформации системы международного террора. По заключениям, например, Национального совета по разведке (НСР) США, глобальная борьба с террором и развитие информационных технологий вынудят террористов существенно изменить организационные формы своей деятельности. К 2020 году, по мнению экспертов, мировой терроризм будет представлять собой эклектичное множество группировок, ячеек и индивидуальных боевиков, ядро лидеров "Аль-Каиды" практически перестанет существовать. Необходимость в централизованном планировании и руководстве террористическими акциями будет нивелирована. Боевики террористических групп будут получать учебные материалы, руководящие указания, технологии изготовления и финансовые средства для проведения акций через интернет и другие самые совершенные электронные системы, используемые к тому времени. Именно региональные группировки террористов, выросшие на примере Аль-Каиды, и индивидуальные боевики (бойцы джихада) на объединяющей платформе общей враждебности по отношению к странам Запада и другим умеренным государствам будут совершать террористические акты в будущем.
 

 ИСАП КРСУ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение