Россия, Москва

info@ia-centr.ru

ТРАДИЦИОННАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ УЗБЕКОВ ТАШКЕНТА

08.03.2009

Автор:

Теги:
 

 

Сегодня в Ташкенте проходит защита диссертации М. ПАЙЗИЕВА 

 

ТРАДИЦИОННАЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ УЗБЕКОВ ТАШКЕНТА (ХХ ВЕК)

Редакция сайта желает ученому успеха и публикует выборочные места из его исследования.

*************************************************************************************

 

Различные представления и верования, связанные со смертью человека и его пребыванием в другом мире, формировались на протяжении истори­ческого развития. В традиционных обрядах узбеков этого круга проявляется сложный комплекс представлений национального, нравствен­ного, психичес­кого и религиозно-магического характера. Необходимость выполнить послед­ний долг перед умершим членом семьи и общины, смягчить вызван­ное смертью эмоционально-психическое состояние его близких, а также требования по соблюдению гигиенических мер нашли отражение в обрядах, в которых тесно переплелись древние верования о связи живых и мёртвых, понятия о душе и потустороннем мире, почитание духов предков. Именно в этих представлениях синкретизировались мусульманские традиции с доисламскими верованиями, то есть древняя местная основа сохранилась до наших дней.

Верования узбекского народа о причинах смерти имеют многовековую историю. Согласно древним анимистическим представлениям, первобытные люди понимали смерть как «беспробудный сон». В Авесте говорится, что смерть людей происходит в следующих случаях: 1) от болезни; 2) от потери сил; 3) от нищеты; 4) от страха; 5) от горя и тоски; 6) от магического вреда; 7) от укусов волка, собаки и других зверей[1].

Узбеки Ташкента причину человеческой смерти делят на три группы: 1) смерть наступает от старости, то есть старения человеческого организма. В этом случае в народе говорят, что «человек умер своей смертью». 2) смерть происходит вследствие болезни, когда человек умирает независимо от возраста. 3) В эту группу входит безвременная смерть, которая наступает неожиданно, то есть в результате несчастного случая.

Народные представления о смерти и загробном существовании восходят к первобытной религии. К ним следует отнести представление о том, что тело умирает, когда душа покидает его, а дух продолжает существовать в ином мире. Одновременно с этим, страх перед смертью и мёртвым телом привели к возникновению различных ритуалов погребально-поминальных обрядов и культа предков.

В изучаемый нами период в народных представлениях о смерти каких-либо заметных изменений не произошло. Это свидетельствует о том, что эти понятия достаточно живучи и менее подвержены модернизации.

Из историко-этнографической и фольклористической литературы известно, что траурные обряды включают в себя четыре этапа: 1) уход за человеком, находящимся при смерти; 2) подготовка тела к погребению;        3) похороны; 4) цикл мер, направленных на почитание и поминовение человека[2].

У ташкентских узбеков постель умирающему стелют на полу, и, обязательно, с изголовьем ниже обычного. Около него непременно находятся два человека, которые при помощи клочка ваты вливают по каплям воду, читая при этом религиозный текст калима-и шаходат (символ веры у мусульман). В научной литературе говорится, что подобный обычай существует не только у узбеков, но и у других мусульманских народов. Так, встречаются сведения, что он бытовал в начале ХХ в. у казахов Акмолинской губернии и таджиков Ягноба[3]. Г.П. Снесарев связывает это действо с зороастрийскими традициями.

По народным поверьям считается, что в помещении, где лежал покойник, нельзя было смотреть в зеркало. Как и многие другие народы, узбеки считают, что зеркало обладает сильными магическими свойствами, способными противостоять злым духам и демонам.

Среди мусульман принято, чтобы умерший человек был похоронен в сжатые сроки. В священных хадисах есть упоминание о том, что погребение усопшего ночью человека проводили в ту же ночь[4]. Согласно народным представлениям, покойника следует похоронить «пока не затвердел его язык, чтобы он сам мог ответить ангелам-допросчикам Мункару и Накиру»[5].

Однако, по мнению Г.П. Снесарева, данная практика восходит к древним зороастрийским представлениям о «нечистоте»  мёртвого тела, его вреде для окружающих, а, следовательно, в современной интерпретации, необходимости скорейшего его захоронения[6]. В наши дни в Ташкенте умерших принято хоронить только до третьего намаза. Вместе с тем, до 40-х годов усопших предавали погребению даже после третьего намаза, т.е. с наступлением сумерек.  В 60-х годах в Ташкенте бытовал обычай, когда в случае кончины человека преклонного возраста, в знак уважения, его тело  держали дома в качестве «гостя» до следующего дня[7]. У киргизов Ферганской долины обычай задерживать похороны на один день превратился в своеобразную традицию, именуемую тун сактар[8]. Следует отметить, на сегодняшний день этот обычай у узбеков Ташкента  не встречается. На протяжении ХХ в. обрядовая практика узбеков, связанная со смертью, в частности, процесс подготовки тела к погребению, несмотря на заметную консервативность,  претерпела определенные изменения.

 В целом у узбеков Ташкента весь комплекс обычаев и обрядов, проводимых в отношении людей, находящихся на смертном одре, осуществлялся  близкими родственниками. Данный комплекс обрядов основывался как на требованиях мусульманской религии, так и на общечеловеческих ценностях. Важной их составляющей являлось облегчение физических и духовных страданий умирающего.

Согласно анимистическим воззрениям, после смерти душа человека отделяется от тела и продолжает существовать в качестве бесплотного духа[9]. Именно поэтому в древности существовала традиция захоронения тел умерших вместе с ритуальной пищей, как в самом жилище, так и в непосредственной близости от него[10].

Вера в духов умерших людей и их почитание являются общественным явлением, характерным для многих народов Средней Азии[11].

 В представлениях жителей Ташкента не существует четкого разграничения в определении понятий душа и дух человека. Под душой понимают некую субстанцию, приводящую в движение всё сущее. Когда человек умирает, говорят жони чиқди (душа вышла). Существуют также отношение к душе, как к некой материальной субстанции, и отождествление души с кровью, широко бытующее  не только у узбеков Ташкента, но и среди узбеков, таджиков и киргизов, проживающих в других регионах республики[12].

Согласно воззрениям узбеков, дух умершего продолжает оставаться в доме в течение сорока дней, а затем улетает в небесный мир духов и возвращается только в дни поминовения, то есть в четверг, вечерами по пятницам, в дни религиозных праздников, дабы созерцать поминки в свою честь. Очевидно, по этой причине в Ташкенте в начале прошлого века существовал обычай, согласно которому в комнате, где проводился обряд обмывания покойника, в течение сорока дней после похорон ставили посуду с водой и веткой дерева. Считалось, что дух умершего прилетает и садится на эту ветку[13]. В наши дни этот обычай практически не встречается.

У многих народов мира существуют представления о том,  что духи умерших воплощаются в каких-либо живых существах. Такое представление характерно и для  жителей Ташкента. Исследователь С.А. Токарев возводит корни этих воззрений к древним тотемистическим представлениям о неразрывной родственной связи человека с единой для него природной средой[14]. С этим, очевидно, связано превалирующее в науке мнение о том, что первоначальным пластом религиозных верований является тотемизм.

В советский период при активной пропаганде атеистического мировоззрения традиционная погребально-поминальная обрядовая практика узбеков была подвергнута жесткой  критике, в качестве «архаичного пережитка прошлого». Однако, даже тогда традиционные представления местного населения о духе и мире духов практически не изменились.

Представления о духе человека  у узбеков Ташкента возникли на основе архаичных религиозных представлений о бренности тела человека и вечной жизни его духа в потустороннем мире. В целом, эти представления являют собой синкретическое отображение мусульманской традиции  и древних религиозных воззрений местного населения.



[1] Аширов А. Ўзбек халқи мотам маросимларида зардуштийлик излари ... - Б. 66.

[2] Ўраева Д. Ўзбек мотам маросимлари фольклори.... - Б. 58.

[3] Балаубаева-Голяховская А.М. Погребальные обряды у казаков Акмолинской губернии. - Ташкент, 1928. - С. 18; Бабаева Н.С. Древние верования горных таджиков Южного Таджикистана ... - С. 32.

[4] Исмоил ал-Бухорий. Ҳадис... - Б. 338.

[5] Полевые записи. г. Ташкент, махалли: Журжоний - 2004; Нодирабегим - 2005; Кармышева Б.Х. Архаическая символика... - С. 140.

[6] Снесарев Г.П. Реликты домусульманских верований ... - С. 116.

[7] Полевые записи. г. Ташкент, махалля Бахор - 2002.

[8] Жумназаров Э. Ўзбек ва қирғизлар анъанавий дафн маросимлари // Фарғона водийси этнографияси ва этник тарихининг долзарб муаммолари. - Наманган, 2003. - Б. 28.

[9] Қорабоев У. Борлиқни англаш йўлида пайдо бўлган одатлар // Мозийдан садо. - Тошкент, 2003. - № 1. - Б. 11.

[10] Рўзиева М. Ҳурмат талаб маросим ... - Б. 23.

[11] Абдуллаев У. Фарғона водийсида этнослараро жараёнлар... - Б. 160.

[12] См.: Аширов А. Ўзбек халқининг қадимий эътиқод ва маросимлари ... - Б. 106; Насриддинов Қ. Ўзбек дафн ва таъзия маросимлари ...- Б. 28; Снесарев Г.П. Реликты домусульманских верований ... - С. 161-162; Баялиева Т.Д. Доисламские верования и их пережитки у киргизов... - С. 66; Рахимов М.Р. Обычаи и обряды, связанные со смертью...- С. 124.

[13] Андреев М.С. Материалы по этнографии Ягноба  ... - С. 145.

[14] Токарев С.А. Ранние формы религии. ... - С. 198-199.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение