Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Юлия Якушева: Узбекский транзит. Ташкент между Москвой и Вашингтоном.

07.02.2008

Автор:

Теги:

 

В течение последних трех лет, прошедших под знаком андижанских событий, России практически не приходилось сомневаться в приверженности внешнеполитического курса Ислама Каримова московскому ориентиру. Однако все чаще сейчас звучат прогнозы и опасения о недолговечности установившегося порядка, связанные в первую очередь со все более очевидной тенденцией к потеплению отношений между Ташкентом и Вашингтоном. По-прежнему сильны в Узбекистане и позиции Китая, что  в совокупности дает дополнительную возможность узбекскому руководству  перейти к политике лавирования между тремя крупнейшими претендентами на влияние в центральноазиатском регионе - Россией, США и КНР.

Состоявшийся в феврале 2008 года визит Президента Республики Узбекистан выглядит как демонстрация приверженности Узбекистана геополитическому лагерю Москвы. В пользу этого утверждения говорит уже то обстоятельство, что подписание объявленных результативными по итогам переговоров соглашений, в том числе  договор об интеграции Ташкентского авиационного объединения с российской «Объединенной авиастроительной корпорацией», могло вполне состояться и без непосредственного присутствия при этом лидеров двух государств, а, следовательно, переговоры по данным соглашениям вряд ли явились главной целью визита Каримова в российскую столицу.

Встреча лидеров двух государств состоялась. И сейчас основным ее итогом можно считать то обстоятельство, что многочисленные прогнозы экспертов, ожидавших  от Каримова отклонения от курса ориентации на Кремль, в большинстве своем не оправдались.

Так, в частности, предполагалось, что лейтмотивом  переговоров двух президентов станет энергетика,  и, в первую очередь, газовый вопрос. Однако, вопрос о повышении цен на энергоносители и увеличении стоимости транзита газа из Туркмении через территорию Узбекистана, поднят не был и, по-видимому, остался замороженным надолго.

Между тем, в ходе переговоров была достигнута договоренность об участии узбекской стороны наряду с Казахстаном и Туркменией в  модернизации газопровода Средняя Азия - Центр. Под модернизацией в данном случае подразумевается увеличение пропускной мощности газопровода почти в два раза. Так, если в настоящее время его ежегодная мощность, составляет около 50 миллиардов кубических метров, то, как ожидается, к окончанию модернизации этот газопровод сможет пропускать порядка 230 миллионов кубометров в сутки.

Достигнутую договоренность, безусловно, следует считать выгодной в первую очередь для Российской Федерации. Во-первых, узбекский газ продолжит поступать  в Европу не в обход России, что являлось одним из принципиальных моментов для российской стороны. Вторым важным моментом является готовность узбекской стороны увеличить объемы поставляемого газа по трубопроводу Средняя Азия - Центр, означающее крушение планов  Китая на заполнение строящегося трубопровода из Туркмении в КНР еще и узбекской нефтью.

Важность упомянутого обстоятельства не стоит  ни недооценивать, ни переоценивать. С одной стороны, пока Россия в борьбе за энергоресурсы Узбекистана выигрывает и у Запада, и у Китая.

Между тем, с того момента, как война в Афганистане приобрела вялотекущий характер, США перестали оценивать Узбекистан лишь с точки зрения возможности размещения военных баз на его территории и Республика попала в зону геополитических интересов Америки, что вызывает опасения среди ряда российских политологов и госчиновников в переориентации внешнеполитического курса Президента  Каримова.

Стремление Запада интенсифицировать контакты с Узбекистаном и использовать Республику в своих геополитических целях объясняется, прежде всего, усилением позиций России в Центральной Азии. Новым наступлением Вашингтона на дипломатическом фронте стало создание должности специального посла по энергетическим вопросам, о чем совсем недавно объявила Администрация Президента Буша. К основным обязанностям посла будет относиться  продвижение интересов крупных американских энергетических корпораций в Латинской Америке и других регионах, попавших в зону американских интересов. Но  в немалой степени  этот политический акт призван способствовать противодействию и ограничению контроля Российской Федерации над добычей и  поставками нефти и газа из Центральной Азии.  Пока не вполне ясным остаются механизмы  выполнения должностных обязанностей  посла США по энергетическим вопросам, очевидно лишь  стремление США побороться с Россией за центральноазиатские энергоресурсы.

Предпринимаемые Западом меры по налаживанию стратегических отношений с Узбекистаном, будь то визит в Ташкент командующего Объединенным центральным командованием США  адмирала Уильяма Фэллона, или заявления крупных западных политических деятелей о важности  «укрепления и расширения сотрудничества» между западными странами и Республикой Узбекистан, скорее можно назвать политикой заигрывания, посылом узбекскому руководству о готовности сотрудничать. Необходимо заметить, что во многом проявляемая Западом активность вызвана рядом заявлений  и самого Каримова. Так, во время президентской предвыборной кампании лидер Узбекистана неожиданно  сообщил о необходимости обращения к многовекторности во внешнеполитическом курсе Республики: «Узбекистан в своей внешней политике всегда был и остается сторонником взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества со всеми близкими и дальними соседями, в том числе США и Европой».  

Это заявление не осталось не услышанным. И, несмотря на то, что в целом правительство Каримова подчеркивает первостепенность взаимоотношений с Москвой, уже сейчас разговоры о восстановлении узбекско-американского сотрудничества в области безопасности, в первую очередь, на афганском направлении, после упомянутого выше визита в Узбекистан У. Фэллона вовсе не кажутся безосновательными. 

Таким образом, «знаки внимания», оказываемые в последнее время  Западом Узбекистану, а также связанный с этим переход узбекского руководства к многовекторности во внешней политике, делают настоящее положение России в Узбекистане, да и в центральноазиатском регионе в целом, по меньшей мере, непрочным.

Осознавая шаткость своего положения, руководство России и российская бизнес-элита стремится к еще большей активизации своей деятельности в Узбекистане в основном путем вложения инвестиций в нефтегазовую отрасль республики. В условиях, когда Узбекистан не обладает достаточными средствами для разработки новых месторождений, российские инвестиции приходятся весьма кстати. Особенно в этой деятельности преуспели такие крупные компании, как «Лукойл» и «Газпром».  В частности, «Лукойл» инвестировал в освоение Хаузакского газового месторождения более 300 миллионов долларов, «Газпром» же запустил проект по добыче газа на месторождении Шахпахты, российская компания "Стройтрансгаз" и узбекистанская "Узбекнефтегаз" ведут активную работу по созданию совместного предприятия. Результаты деятельности российских кампаний для Узбекистана очевидны: выгоды от сотрудничества с США и Китаем для  Республики по большей части умозрительны и существуют лишь в проекте, в то время как Москва  вкладывает реальные и немалые деньги.

За сохранение геополитической ориентации Узбекистана на Москву говорят и показатели торгово-экономического сотрудничества двух стран, на что важным  обратить  внимание посчитал Владимир Путин во время переговоров с Президентом Узбекистана.  Отметив, что по сравнению с 2006 годом ежегодный товарооборот между Россией и Узбекистаном вырос в 2007 году на 40 процентов, российский президент подчеркнул: тесные экономические связи являются «знаком того, что наши отношения будут развиваться, как они развивались в предыдущие годы».

Подводя итог вышесказанному, следует заметить, что определенное влияние на развитие российско-узбекских отношений может оказать смена главы Кремля после президентских выборов в России 2 марта. Однако вряд ли стоит ожидать, что столь важное изменение в политической жизни не только Российской Федерации, но и постсоветского пространства в целом, значительным образом скажется на ориентирах внешнеполитических курсов Узбекистана и России. Сейчас наиболее вероятным кажется утверждение, что Узбекистан не изменит российского курса своей внешней политики, однако при помощи американского вектора будет иметь возможность оказывать давление на Москву, добиваясь наиболее выгодных  для себя решений по тем или иным вопросам.

 

 

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение