Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Амиржан Хасенов: Уйдет ли Казахстан от России к Китаю?!

07.02.2008

Автор:

Теги:
   

При российско-казахстанской встрече на высшем уровне, состоявшейся в октябре прошлого года в Новосибирске, озвучивался прогноз, согласно которой товарооборот между двумя странами должен был достичь объема в 16 млрд. долларов. Примерно такой результат, видимо, и получился в итоге. Это существенно меньше показателя российско-украинской двусторонней торговли, которая сложилась нынче на уровне $30 млрд.

Оно и понятно. Украинская экономика по объему ощутимо крупнее казахстанской. Да и населения на Украине куда больше, чем в Казахстане. 48,5 млн. человек там против 15,4 млн. человек здесь. Украина была и остается с советских времен самым важным в ряду других бывших союзных республик экономическим партнером России.

Но теперь эта ситуация может измениться кардинальным образом. Начиная с первого же месяца нового 2008 года официальный Киев, представляемый прозападным президентом В.Ющенко и столь же прозападным премьер-министром Ю.Тимшенко, открыто взял курс на интенсификацию сближения с Западом. Пример Румынии и Болгарии, успешно вступивших в Евросоюз в 2007 году, явно вдохновил украинских руководителей на скорое повторение аналогичного достижения их страной. Но путь туда, очевидно, лежит через приобретение членства в НАТО.

Москва, идя на ответные шаги, заявляет о свертывании сотрудничества с Украиной в военной области и определенно расстается с надеждами создать с участием этой республики Единое экономическое пространство (ЕЭП). Это подтверждается состоявшимся недавно подписанием трехстороннего российско-белорусско-казахстанского соглашения о создании таможенного союза. По сути же дела, речь идет о том же ЕЭП, да только без участия Украины.

Соглашение о создании Единого экономического пространства было подписано главами России, Украины, Беларуси и Казахстана осенью 2003 года и ратифицировано парламентами этих стран весной 2004 года. Затем в Киеве сменилась власть, и дальнейшее формирование ЕЭП затормозилось по причине, в первую очередь, неготовности новых украинских руководителей пойти в партнерстве с россиянами, белоруссами и казахстанцами на создание таможенного союза. Они хотели того, чтобы таможенные вопросы в рамках этой четырехсторонней организации регулировались правилами ВТО после вхождения всех четырех стран-участниц в него. Сейчас для Украины такая пора настает. Она, как заявляется, вступает в ВТО.

А остальные три страны-участницы ЕЭП предполагали сперва прийти к формированию таможенного союза. А затем с общими для них всех условиями вступить уже в ВТО. Украина пошла вразрез с такими планами. Ответом ходом России, Беларуси и Казахстана стало подписание трехстороннего соглашения о таможенном союзе.

Итак, Москва, кажется, смиряется с покиданием Украиной ее орбиты. Но с ней пока остаются две другие важнейшие для нее постсоветские республики – Беларусь и Казахстан.

Беларусь, соседствующая со странами ЕС и НАТО, в принципе могла бы поддаться аналогичному соблазну и также пойти на сближение с Западом. Но при нынешнем руководстве у официального Минска отношения с западными столицами испортились настолько, что хуже некуда. Так что пока Беларуси искать союза особенно не с кем, кроме Москвы. Тем более, что она очень сильно зависит от России как от поставщика сырья для своей промышленности и как обширного рынка для своих готовых товаров.

Другое дело – Казахстан. Структура казахстанского экспорта схожа с российской. Следовательно, экономикам этих двух стран могут быть более присущими конкурентные, а не взаимодополняющие партнерские отношения. Поэтому, наверное, не удивительно то, что Астана, сохраняя верность пророссийской риторике, устанавливает параллельно все новые и новые экономические контакты с Западом и Китаем, которые так или иначе должны будут способствовать дистанциированию Казахстана от России. Все это происходит прямо сейчас.

Причем особенно интенсивно развиваются двусторонние отношения Казахстана с Китаем. Оно, в общем-то, и понятно. От Запада в целом республика отделена Ираном, Каспийским морем и Россией. А от Китая ее ничто не отделяет. Так что сейчас каждый год знаменуется новым знаменательным достижением в китайско-казахстанских отношениях.

В 2006 году, к примеру, начал действовать трубопровод Атасу-Алашанькоу, призванный доставлять казахстанскую нефть непосредственно (то есть без всяких транзитных посредников) в Китай.

В 2007 году Китай и Туркменистан начали строить газопровод, который должен будет доставлять туркменское “голубое топливо” в Поднебесную через Узбекистан и Казахстан. В его строительстве предстоит принять участие и казахстанцам.

И вот, в конце января на фоне визита председателя Сената РК К.Токаева в Пекин было объявлено о планах строительства сразу двух железнодорожных путей из Синьцзяна в Центральную Азию. Причем ту часть одной из этих дорог, которая призвана связать Коргас на китайско-казахстанской границе с внутрикитайскими железнодорожными сетями, предполагается завершить уже в этом году. Далее же ее предополагается удлинить в западном направлении до станции Сарыозек, что буквально в нескольких часах езды от Алматы, крупнейшего у нас в стране города. А главное же в данном случае – это то, что появляется вторая трансграничная железная дорога, связывающая Казахстан с Китаем.

Эта новость, судя по сообщениям в печати, вызвала изрядную обеспокоенность не только на Западе, но и даже в Индии. Что тут уж говорить о России. Но в политике Москвы в отношении Казахстана чисто внешне вроде как ничего не меняется. Однако это – наверняка обманичивое впечатление. Едва ли Москва после уже происходящего фактического отдаления Украины от нее в западном направлении просто так согласится с повторением аналогичной истории в случае с Казахстаном. Меры соответствующие, наверное, готовятся. И ответ на вопрос о том, какие же они, прояснится, видимо, уже после намеченных на начало марта президентских выборов в России.

Но, с другой стороны, картина, как мы отмечали уже выше, меняется очень и очень быстро. Настолько быстро, что даже в России, по-видимому, не успевают осознавать то, что же в действительности означает столь стремительно меняющаяся ситуация для ее интересов в регионе.

А теперь о том, что же она может значить для Казахстана. Самая ключевая роль в Центральной Азии принадлежит нашей стране в силу ее географического расположения и богатства энергоресурсами.

Как бы это ни казалось странным, наибольшие опасения, связанные с будущим Казахстана, проистекают именно из ее козырных преимуществ.

В период распада Советского Союза казалось, что Казахстан получает в свои руки ключи от дверей, связывающих страны Средней Азии с Россией, Западом и остальным миром, и что это сулит ему большие выгоды. Но сейчас уже не все выглядит столь просто.

Еще лет 15 назад Казахстан, как и вся Средняя Азия, казался вселенским тупиком на заднем дворе России. Стремительный экономический подъем Китая, великой державы на Востоке, и особенно интенсивное стимулирование им бурного развития своей прежде отсталой западной, то есть соседствующей с нами части, на наших глазах превращает этот стереотип в анахронизм.

Благодаря этому Казахстан, бывший глухой периферией индоевропейского мира, становится переходной зоной между развитым Западом и бурно развивающимся Востоком. Но из этой новой перспективы для него вырастает другая угроза. Тут дело даже не в опасности китайской экспансии. За два с половиной столетия нахождения под защитой России, сохранявшей все это время преимущество в силе перед Китаем, Казахстан совершенно утратил опыт выживания рядом с Поднебесной империей. Китай - это вечное великое испытание для любого своего соседа.

И это – не праздный вопрос. Ведь не зря же на Западе про страны, граничащие с Поднебесной, говорят так: “Бедный Вьетнам” (Казахстан, Кыргызстан, Таиланд и т.п.), “столь далекий от Бога и столь близкий к Китаю”.

Возможность для налаживания прямых двусторонних казахстанско-китайских связей появилась еще в начале 1990-ых годов. Но до последнего времени китайцы как бы и не спешили использовать буквально все шансы для предпринимательства, которые в Казахстане имеются для предприимчивых людей извне.

То есть, они пока не делали того, что делали и делают тут у нас турки, пытающиеся проникнуть буквально во все сферы нашей экономики, подменяя или даже оттесняя – зачастую бесцеремонно – местных. Но сейчас ситуация явно меняется. Во всяком случае, именно теперь мы наблюдаем полномасштабную экспансию китайского капитала и бизнеса сюда. И это будет, конечно же, куда более серьезное, чем у турков, предприятие.

Остается только вопрос: как ко всему этому отнесется Россия?!

http://www.russians.kz/


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение