Россия, Москва

info@ia-centr.ru

М. Шах: МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС : Афганистан и восточный фланг пост СССР.

08.02.2009

Автор:

Теги:
 

Шах Михаил

 кандидат политических наук

старший преподаватель 

и старший научный сотрудник

МГИМО(У) МИД России

 

МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС : Афганистан и восточный фланг пост СССР.

 

Проблема нынешнего состояния и перспектив антитеррористической кампании США в Афганистане вызывает , как известно, значительное беспокойство и ее непосредственных участников, и заинтересованных в урегулировании афганской проблемы сторон. Результатом этой кампании стали новая активизация террористических группировок, многократный рост производства наркотиков, нелегальной миграции, незаконной торговли оружием и других угроз безопасности самого Афганистана и всех стран Евразийского континента. Поддержка движения сопротивления - талибов, Исламской партии Г. Хекматиара, а также "Объединенного Национального Фронта Афганистана" (ОНФА) и других сил, составляет не менее трех четвертей взрослого населения страны.

Оказалось, что подавить движение сопротивления США, международные силы и правительственные войска не в состоянии, а у антиправительственных сил недостаточно ресурсов для наступательных действий на большой территории и установления над ней полного контроля. Сложившееся равновесие не мешает ни производству наркотиков, ни подготовке вооруженных отрядов узбекских радикалов и уйгурских сепаратистов, что направлено как раз против стран ШОС.

Экономическое содействие Афганистану оказалось крайне неэффективным, многомиллиардные средства разворовываются еще на стадии выделения, в стране процветают тотальная коррупция, грабежи и воровство. Правительство продемонстрировало отсутствие четких целей, планов и реальных концепций развития страны.

Производство опиатов и героина является единственной конкурентоспособной статьей афганского экспорта, причем почти не вызывает сомнений причастность американских военных к наркотрафику. Собственно, расцвет героинового трафика связан как раз с завершением «активной фазы контртеррористической операции», начавшейся на территории Афганистана в октябре 2001 г. Сегодня около 90% опиума и героина, продаваемого в мире, поставляется из Афганистана.

Продолжающееся незаконное производство в Афганистане наркотических веществ и их распространение подрывает национальную безопасность стран-соседей Афганистана, других стран Евразийского континента. Особую опасность вызывает тенденция наркотизации экономик государств Центральной Азии.

Отсутствие надежных коммуникаций, связывающих отдельные провинции, стало дополнительным фактором сепаратистских настроений во фрагментированном афганском обществе. Реанимировался «пуштунский вопрос» с пакистано-афганскими пограничными проблемами, уходящий корнями в проблему т.н. "линии Дюранда",:которая была в 1893 г. проведена англичанами между Афганистаном и их владениями в Индии в конце XIX в. и разрезала территории пуштунов и белуджей. Это создало источник постоянных конфликтов, так как пуштунская элита в независимом Афганистане никогда не признавала линию Дюранда в качестве государственной границы. В 80-е годы ХХ в. Гульбеддин Хекматиар, прославившийся стойким пуштунским национализмом, выступал за превращение Афганистана в пуштунское государство и его тесный союз с Пакистаном, что позволило бы снять для Пакистана проблему воссоединения пуштунов, так, чтобы территории Северо-западной пограничной провинции остались в Пакистане.

Пуштунская проблема, то есть взаимоотношения самой многочисленной этнического группы с другими народами, требует особо пристального внимания. Традиционно главное место в противодействии панпуштунским устремлениям, угрожающим по сути развалом Пакистана, отводилась таджикам, второй по численности этнической группе в Афганистане. В свое время переход Кабула в руки таджиков породил дезинтеграционные процессы внутри многонационального Афганистана. Стихийное воссоединение афганских пуштунов с пакистанскими "братьями" через "линию Дюранда" представляло для Исламабада серьезную угрозу. Хотя ныне пуштунский национализм разрывается между про - и антикабульскими тенденциями, будучи частично скрещенным с талибами, он приобретает все более самодовлеющее значение. Больше того, значительное место пуштунского национализма в идеологии "Талибана" давало основания рассматривать это движение не столько как движение радикального исламизма, сколько как движение пуштунского национализма под лозунгами радикального ислама.

Американцам и их союзникам по НАТО, представленным в так называемых Международных силах содействия безопасности (ISAF), не удалось ликвидировать воспроизводство системы талибов. Последние перешли к открытым действиям крупными вооруженными отрядами. Их операции носят не только оборонительный, но и наступательный характер. Влияние Исламабада и Кабула почти не распространяется на полосу, шириной около 150 километров, вдоль афгано-пакистанской границы, где стихийным образом сложился никому не подконтрольный пуштунский "эмират", оказывающий серьезное дестабилизирующее воздействие на Афганистан и Пакистан. Ситуация усугубилась тем, что в октябре 2004 г. в Северо-Западной провинции к власти пришла коалиция партий "Муттахид Маджлис-и-амал" (ММА), представители которой повели в провинции фактически открытую политику поддержки талибов.

Военные расходы США на операции в Афганистане постоянно растут. Ежемесячно Пентагон тратит на эти цели около одного миллиарда долларов. Стремясь свести к минимуму свои потери в живой силе,  командование сил НАТО сделало основную ставку на воздушные удары, что ведет к значительным потерям среди мирного населения, а это, еще больше провоцирует рост антизападных и антиправительственных настроений в афганском обществе. Гарнизоны же европейских воинских контингентов на юге страны по сути охраняют сами себя. Они предпочитают отсиживаться за бетонными стенами и заграждениями из колючей проволоки.

В то же время, по словам американских военных, ситуация вокруг афганской столицы в последнее время внушает опасения и требует усиления мер безопасности. В этой обстановке США планируют осуществление силовой операции, основа которой сводится к созданию лояльных вооруженных формирований. Суть идеи сводится к быстрому увеличению численности войск с одновременной мобилизацией (за деньги и иные стимулы) кабилов и других племен, проживающих в приграничных районах между Афганистаном и Пакистаном. Однако это сопряжено с серьезными рисками, учитывая напряженные отношения племен с пакистанскими властями, а также отношения пакистанской политической элиты с самим движением «Талибан».

Ныне в операциях на территории Афганистана, проводимых под общим руководством НАТО, принимают участие формирования многонациональной группировки НАТО под командованием представителей вооруженных сил США, а также части и подразделения Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF). В настоящее время в Афганистане служат 32 тысячи американских военнослужащих, более 20 тысяч из которых - в антитеррористическом контингенте и примерно 12 тысяч - в составе Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF). США планируют перебросить в Афганистан дополнительно до 20 тысяч своих военных. Причем высока вероятность того, что новые власти США уже в начале 2009 г. перенаправят часть войск и техники на афганский фронт с иракского фронта. В то же время такие планы не находят понимания внутри самого Афганистана. Так, старейшины племен уже заявили, что эскалация военной силы не приведет США к успеху в Афганистане, а лишь усугубит и без того неспокойную обстановку в этом регионе.

Президент Афганистана Х. Карзай просит размещать воинские части и подразделения не в центральном Афганистане, а на границе с Пакистаном, откуда исходит угроза терроризма. Он даже стал выступать за разработку четкого графика вывода американских войск. США планируют уже в ближайшее время создать на востоке и юго-востоке Афганистана 20 пограничных терминалов и пограничных пунктов «в целях улучшения ситуации с безопасностью».

Однако по-прежнему сохраняется дилемма между политикой укрепления «линии Дюранда» с перспективой создания двух пуштунских автономий, соответственно, на территории Афганистан и Пакистана, и курсом на разрушение «линии Дюранда», с объединением пуштунского народа и созданием нового независимого государства Пуштунистан. Мало реалистичной представляется идея создания буферной зоны в приграничных афганских провинциях, где, как предлагается, должна быть создана атмосфера конструктивного взаимовыгодного сотрудничества. Само наличие данной проблемы показывает, что афганское урегулирование не может быть осуществлено без участия всех стран-соседей, заинтересованных государств и региональных организаций.

Обращает на себя внимание, что Б. Обама и западные союзники США рассматривают возможность обратиться за содействием ко всем соседям Афганистана. Кроме того, американцы постепенно приходят к пониманию необходимости переговоров с умеренными представителями движения «Талибан». Так, Р. Гейтс, выступая в октябре на телеканале «Аль-Джазира», отметил, что США готовы к примирению с «Талибаном», если это поможет установлению мира. Пытается наладить отношения с «Талибаном» и Х. Карзай. Правда, его позиции весьма слабы и есть мнение, что его место стремится занять представитель США в ООН, бывший посол в Ираке Залмай Халилзад, афганец по происхождению.

Проблема состоит в том, что у американцев нет прямой заинтересованности в афганском урегулировании. Для них присутствие в Афганистане является важнейшим рычагом воздействия на геополитические процессы в Евразии. Так, США используют афганскую территорию как плацдарм против Ирана. В частности, они поддерживают белуджское террористическое движение "Джундуллах", возглавляемое Абдельмаликом Реги и носящее в основном антииранский характер (хотя отмечались и случаи использования его против пакистанских властей). Но даже если США заинтересованы в создании плацдарма в Афганистане, то это можно осуществить только с помощью Северного альянса, а это значит - с учетом мнения России и Ирана. В целом же и для соседей Афганистана, и самих афганцев ясно, что присутствие международных вооруженных сил не может длиться вечно.

Все это создает благоприятные условия для активного включения ШОС в процесс афганского урегулирования. Сложная военно-политическая обстановка в Афганистане - одно из основных препятствий на пути региональной интеграции и реализации наиболее приоритетного совместного интереса государств Центральной Азии, связанного с обеспечением альтернативными и взаимодополняющими транспортными коммуникациями. Американские же проекты, как, например, предложение профессора Фредерика Старра "воссоздать Большую Центральную Азию как значительную экономическую зону с центром в Афганистане, чреваты распространением влияния афганской ситуации на весь регион и "афганизацией" постсоветского центральноазиатского пространства. А это предполагает, в свою очередь, доминирующее влияние США в регионе.

США и их партнеры по НАТО и ISAF должны осознать, что афганская проблема не имеет военного решения. Убедить их в этом должна именно ШОС как региональная межгосударственная организация, участники которой наиболее заинтересованы в скорейшей стабилизации положения в Афганистане.

ШОС, объединяющая, в том или ином качестве, все сопредельные государства, заинтересованные в нормализации обстановки в Афганистане, могла бы способствовать улучшению взаимоотношений и понимания между Афганистаном и Пакистаном, а также вовлечению Ирана в урегулирование афганской проблемы.

Поддержка ШОС может стать существенным фактором обеспечения постоянно действующего переговорного процесса, направленного на прекращения военных действий и трансформации политической системы государства в интересах всех без исключения слоев и групп афганского общества. В нем должны участвовать все субъекты современной афганской политики: государственные структуры, политические партии, представители регионов и племен, религиозные деятели. Здесь следует использовать опыт межтаджикского урегулирования в 1990-е гг. при участии Ирана и России. Причем важно, что и Россия, и Иран выступают за широкое представительство в афганском правительстве национальных меньшинств страны, лидеры которых поддерживают достаточно тесные отношения с Москвой и Тегераном

К сожалению, ШОС рассматривается в НАТО как некий аналог Организации Варшавского Договора, и сотрудничество с ней, как и с ОДКБ, игнорируется. .При этом США и НАТО демонстративно идут на сотрудничество со странами-участницами этих организаций на двухсторонней основе.

Не следует забывать, что ШОС является как раз не военно-политическим блоком типа НАТО, в скорее, политико-экономической организацией, решающей вопросы комплексной безопасности. Механизм взаимодействия в ней основан на укреплении доверия, неприменении силы или угрозы силой друг против друга и обеспечении предсказуемости, прозрачности, контролируемости действий сторон, уважении многообразия культур и стремлении к совместному развитию. В рамках ШОС намечены долгосрочные цели развития, предусматривающие постепенное движение к свободному обращению товаров, капитала, услуг и технологий.

Участие ШОС в афганском урегулировании особенно важно как раз потому, что единственным реальным шансом решения афганской проблемы является формирование здоровой экономической ситуации в стране.

Показательно, что Россия простила задолженность Афганистана на общую сумму 11 миллиардов долларов, тогда как все страны Запада простили Афганистану куда меньшие суммы долга (всего менее 1 миллиарда долларов). Россия и Китай помогают Афганистану в строительстве объектов энергетики, дорожной и тоннельной инфраструктуры.

В 2002 г. ШОС признала полезным создание антинаркотической системы безопасности по периметру границ Афганистана. В 2004 г. было подписано соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Важно продолжать борьбу с террористической и наркотической угрозами и активизировать международное сотрудничество по укреплению "поясов антинаркотической и финансовой безопасности" по периметру афганской границы. Необходимо создать механизмы совместного контроля в рамках ШОС за ситуацией на границе с Афганистаном. Особое значение имеет сотрудничество в укреплении таджикско-афганской границы и в целом взаимопомощь пограничных и таможенных служб государств-членов ШОС в улучшении их технической оснащенности и материальной обеспеченности. Вместе с тем необходимо максимально использовать выгоды приграничной торговли и формирования приграничных зон экономического сотрудничества для укрепления буферной зоны безопасности (северной части Афганистана) для сопредельных стран ШОС. Не менее важны и системные программы по переводу 3 млн. афганских кочевников на оседлый образ жизни.

Конечно же, односторонние действия ШОС, без реального партнерства с НАТО и ООН, а также Организацией Исламская Конференция, не могут быть результативными. Но даже если формат международного механизма по афганскому урегулированию не будет предусматривать прямого участия международных организаций, страны ШОС, поскольку практически все они так или иначе вовлечены в этот процесс, должны выработать и отстаивать согласованную позицию.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение