Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Григорьева Ю.Г. Иммиграционные процессы на Северном Кавказе: сложности и противоречия

05.02.2008

Автор:

Теги:

Иммиграционные процессы на Северном Кавказе: сложности и противоречия Как показывают недавние события в Западной Европе, проблемы миграции стали «головной болью» даже для благополучных западных государств. В ряде из них, как, например, в Великобритании, проблемы адаптации иммигрантов решались и решаются на достаточно высоком уровне. Но, как оказалось, и здесь не были созданы гарантии против терактов, исполнителями которых стали  представители национальных иммигрантских сообществ исламского вероисповедания.

Можно утверждать, что данная ситуация не является следствием социально-экономических причин (в отличие от беспорядков в пригородах Франции). В комментариях экспертов на CNN, сразу же после предотвращения теракта на британских авиалиниях в августе 2006 г., говорилось, например, о том, что основной причиной служат внешнеполитические ошибки западных политических лидеров. Допускаются «разгром и страдания мусульман в ближневосточном ареале», что позволяет делать выводы о начавшейся «войне Запада против Востока». Кроме того, важной причиной возникновения психологического отчуждения у некоторых из мусульман, которые формально уже вполне «натурализовались» в Великобритании, как отмечалось, является умелая пропаганда экстремистов. Им удалось сделать «подвиг шахида» привлекательным в глазах юных идеалистов от ислама.[1]

Процесс расслоения мусульманской диаспоры в Великобритании - когда часть молодых «новых британцев» страстно желает быть похожими на местных «аборигенов» британского происхождения, а другая часть столь же страстно желает найти корни предков, и, затаив дыхание, слушает религиозных проповедников, был мастерски показан в знаменитом английском фильме «Восток есть Восток» (в главной роли Ом Пури).

Обычно под главной проблемой ассимиляции мигрантов понимается повышение их экономического и культурно-правового статуса до такого уровня, когда они в целом становятся «довольными жизнью», и у них нет вопиющих причин для возмущения своим положением. Именно эта задача справедливо понимается сейчас как ключевая экспертами, работающими в области межнациональных отношений на Северном Кавказе. Именно на этом фокусируются основные рекомендации ОБСЕ по ликвидации этнической дискриминации в правовой, образовательной и культурной сферах, которые рассматриваются большинством западных политиков как руководство к действию.[2] 

Однако некоторые из специалистов вполне обоснованно отмечают, что равноправие - и в букве закона, и на практике, очень важное, но не исчерпывающее условие преодоления кризисов в межэтнических отношениях.[3] Западный опыт последних лет показывает, что экономико-правовая модель гармонизации межнациональных отношений (можно назвать ее и так) является необходимой, но недостаточной.

Еще в 1996 г., когда грядущая война с исламским терроризмом в центре Европы многим бы показалась фантастическим кошмаром, в одной из книг цитировались (анонимно) слова одного из молодых британцев исламского вероисповедания:[4]  

«Важным является то, что и там, где происходит интеграция /на правовом уровне/, культура и образ жизни /внутри этнической группы/ значительно не меняются. По политическому статусу я - британец, но моя религия, культура и образ жизни - несмотря на то, что они носят черты британского влияния, имеют мусульманские корни. У меня есть друзья разного происхождения, и я обычный человек (по крайней мере, по моим представлениям). Однако те из моих друзей, кто провел среди мусульманской общины всю предыдущую жизнь, имеют друзей только из мусульман и совершенно не испытали на себе влияние другой культуры. Если такая ситуация будет продолжаться, то реальная интеграция не произойдет никогда».  

И, как показали дальнейшие трагические события в Великобритании, основания опасаться, что, несмотря на все усилия по адаптации иммигрантов-мусульман,  «реальная интеграция не произойдет никогда», действительно были! Да и иммигранты других вероисповеданий (и национальностей), как выяснилось, относительно мало общаются с коренными британцами (1/4 вообще не имеет  такого общения). Это, как объясняют британские специалисты по вопросу,  в основном  связано с  языковым барьером, а также с интенсивностью труда (особенно физического) у многих иммигрантов. Со стороны британских рабочих проявляется также чувство конкуренции за рабочие места, на которые активно претендуют приезжие. «В конечном счете, пишут авторы обзора BBC в мае 2007 г. - определяющим фактором консолидации в обществе является добрая воля как новых пришельцев, так и представителей местного населения».[5]  И самое интересное, что к таким же «незамысловатым» выводам приходят и авторы многих «толстых» исследований по истории и современным  проблемам межнациональных отношений.[6]  Их можно сформулировать  коротко: если нет межнационального общения, нет  межнационального согласия.

Но как же достичь состояния «доброй воли» и с той, и с другой стороны? Эта проблема была очерчена  выше в общем контексте. Но она  очень остро стоит сейчас на Северном Кавказе - и в республиках, и в «русских» областях (Ставрополье, Краснодарский край, Ростовская область). После распада СССР, в 1990-е гг.,  относительная стабилизация  в регионе  сменилась стремительным скатыванием в пропасть межнациональных противоречий. На второе место среди причин местные эксперты единодушно ставят  «бесконтрольную миграцию».

В качестве основной причины как правило называется   деградация экономического положения и обнищание большинства населения в регионе.[7]Наверное, стоит заметить,  что  не все, что происходило и происходит на Северном Кавказе,  укладывается в социально-экономическую схему  объяснения. Например, хотя возникновение вооруженного конфликта именно в Чечне во многом было обусловлено именно социально-экономическими причинами,[8] этому в не меньшей степени способствовали исторические и политические факторы.  В настоящее время в основных центрах притяжения мигрантов - на Кубани и в Ставрополье,  экспертами-социологами  констатируются многочисленные проявления скрытой (латентной) неприязни к мигрантам-неславянам, особенно в регионах их компактного поселения, которые могут перерасти в открытое  противостояние.

Среди главных  причин, которые называют местные эксперты: давление избыточного потока мигрантов на образовательную инфраструктуру и коммунальное хозяйство, обостряющаяся конкуренция на рынке труда и  в сфере предпринимательства,  опасения перед «экономической экспансией кавказцев», в том числе в процессе распределения  земли и недвижимости.  Эти важные реалии все же не могут полностью объяснить феномен «скрытой интолерантности» по отношению к мигрантам другой национальности. Согласно социологическим оценкам, славяне (русские), а не «кавказцы» и другие «инородцы», составляли и составляют абсолютное большинство прибывающих сюда  мигрантов (около или свыше 80%).

Но, как говорят социологические данные,  мигранты-славяне вызывают у преобладающий части  русскоязычного населения Ставрополья и Кубани гораздо большую готовность к сочувствию и помощи, по сравнению с менее многочисленными мигрантами неславянского происхождения. Конечно, среди причин, порождающих неоднозначное  отношение местных жителей, важное значение имеют компактность расселения, сплоченность и деловая хватка мигрантов-«инородцев». Отмечается тенденция «замещения населения» пришлым компонентом в небольших населенных пунктах. Например, общая численность армян в Краснодарском крае и в Ставрополье, даже с учетом высоких темпов их прироста за счет механической миграции, - около 5%. Казалось бы, такая небольшая цифра, по сравнению с численностью русских (свыше 80%), не  способна  провоцировать антиармянские настроения.[9]

Однако численность армян в курортных зонах, например, в Сочи и Адлере  - гораздо выше этого уровня (в Адлере до 20% и выше).[10]  Как констатируют ставропольские авторы, ареал расселения армян в Ставрополье в 1990-е гг. «заметно расширился». («Значительная часть миграционного прироста армян в крае, - пишут В.С.Белозеров, П.П.Турун, С.В.Рязанцев, -  приходится на район нового расселения, которые вместе с районами традиционного расселения занимают почти 2/3 территории Ставрополья»).[11]

Это также вызывает заметное раздражение там, где раньше диаспора  не была представлена значительно. Емкое объяснение проявлений неприязни к мигрантам-«инородцам» в Краснодарском крае дают кубанские авторы О.В.Матвеев, В.Н. и Д.Н. Ракачевы:  «…в условиях выраженной сплоченности этнических групп прибывающих мигрантов занятия бизнесом ведут к монополизации, появлению «кавказских», «въетнамских» и  т.д. рынков.

Активная конкурентная борьба (ведущаяся как законными, так и незаконными методами) порождает неприятие населения.  В сознании местных жителей распространено восприятие торговцев как спекулянтов, паразитирующих на «трудящихся».[12]   В то же время социологи отмечают, что значительная  или преобладающая часть прибывающих мигрантов настроены «открыть свое дело».[13]

Важно отметить, что  именно развитие предпринимательского сектора часто рассматривается местными экспертами как путь, ведущий к снижению латентной напряженности между мигрантами и  местным населением. Однако вышеприведенные наблюдения с трудом согласуются с такими выводами. (Для сравнения  можно привести статистку Евросоюза за май 2004-декабрь 2006 гг., где среди главных 20 профессиональных занятий прибывших мигрантов предпринимательство вообще не значится, а из 519720 человек  270180 были зарегистрированы как заводские рабочие). [14] 

Таким образом, даже если не затрагивать такой серьезный пласт противоречий между местным и прибывающим населением, как «столкновение ценностей»,[15] находится достаточно причин социально-экономического профиля для возникновения немалых сложностей в отношениях. Другой важный аспект, психологического порядка, - это тот факт, что местным русскоязычным населением в основном не делается различия между «своими» представителями кавказских этносов  из северокавказских республик  и иностранными «кавказцами» (как свидетельствуют социологические опросы).[16]

Это, с одной стороны, говорит  о сохранении психологической закваски советского человека: все «чужие» в пределах бывшего СССР - все равно «свои». А, с другой стороны, данный феномен восприятия говорит  о том, что в настоящее время большинство местного русскоязычного населения явно не готово  адекватно реагировать на приток мигрантов, даже если это вызвано демографической и экономической необходимостью (Краснодарский край, Ростовская область и Ставрополье, в отличие от национальных республик Северного Кавказа,  в конце 1980-х относились к «трудонедостаточным» регионам», остро нуждающимся в дополнительных трудовых ресурсах. Сейчас естественная убыль населения превышает в них миграционный прирост!). Приходится признать, что оборотной стороной медали происходящего в «русскоязычных» областях Северного Кавказа является ситуация в сверокавказских республиках, где, наоборот,  идет резкое сокращение русскоязычного населения.[17] Таким образом, на Северном Кавказе  во весь рост встает и вопрос о формировании «доброй воли» народов (о чем говорилось выше),  и вопрос об административном ограничении внешней миграции.

Предпринимаются разнообразные усилия по воспитанию толерантности, особенно  у молодежи. Нередко их инициаторами выступают иностранцы, что, в свою очередь, затрагивает вопросы безопасности.[18] (Но не отменяет задачи воспитания толерантного отношения к представителям другой национальности). Среди административных проблем внимания заслуживает   уведомительный  порядок регистрации мигрантов, введенный в 2007 г.   Как и опасались представители местных органов власти, он пока затрудняет  возможность отследить «путь мигранта» в  таких притягательных для миграции областях Северного Кавказа, как  Краснодарский край, Ставрополье и  Ростовская область.  Согласование по квотам между подразделениями ФМС и регионами[19] также  пока вызывает трудности, даже в Москве, где находится «генштаб» ФМС.[20]  По данным ФМС,  в 2007 году в России официально зарегистрировалось более 8 миллионов мигрантов. Разрешения на работу получили  2 миллиона 136 тысяч (в четыре раза больше, чем в прошлом году), и у 400-500 тысяч человек разрешение перешло с 2006 года.[21]  Но если «официально» в нашей стране сейчас трудятся около 2,5 миллиона из 8 миллионов прибывших в РФ, то невольно возникает вопрос:  чем же заняты остальные?

Этот вопрос  чрезвычайно  актуален для мигрантопринимающих регионов Северного Кавказа.В данном выступлении была затронута только часть острых проблем, связанных с миграцией, с которыми столкнулись сейчас власти и жители российского Северного Кавказа. В их разрешении стараются принимать активное участие эксперты, на региональном и центральном уровне.  Видимо, не стоит забывать, что проблемы миграции являются глобальным феноменом. Исходя именно из опыта других стран, некоторые эксперты полагают, что оптимальной пропорцией числа  вновь прибывших, по отношению к местному населению, является 10-15%, а превышающие этот уровень показатели  неминуемо повлекут за собой разные проблемы. Такой подход нередко  вызывает   отторжение у специалистов, убежденных, что «дефицит рабочих рук в России так велик, что России скоро будет рада каждому китайцу».[22] 

Однако в трудоизбыточных регионах, в которые в 1990-е гг. превратились  «славянские» области Северного Кавказа, до состояния радости по поводу прибытия новых мигрантов, особенно иноэтничного происхождения, пока еще очень далеко.  Законопроект нового закона «О натурализации и гражданстве», представленный в августе  2007 г. комиссией Совета Федерации РФ  по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями, предусматривает поощрение миграции из-за рубежа (на основе балльной системы) и облегчение получения гражданства для квалифицированных мигрантов.[23] Однако нельзя не считаться с фактом, что в некоторых местах России, особенно на Северном Кавказе, новых мигрантов совсем не ждут, вне зависимости от их квалификации. Что касается внутренней миграции  в пределах одной страны, то порог в 10-15% вряд ли допустим, так как это противоречит демократическим нормам свободы передвижения граждан. Также невозможно вводить ограничения миграции по групповым и этническим признакам  в условиях демократической системы для собственных граждан.

Видимо, только ограничение и/или  строгое квотирование внешней миграции в отдельные регионы является реальным механизмом  административного регулирования данного процесса, в том числе и на  Северном Кавказе.    

Григорьева Ю.Г.
ст. научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО МИД РФ



[1] CNN International, Inside minds of suicide bombers, Aug. 16, 2006.
[2] Подробнее см., напр., Маркус Галдиа (руководил проектом ТАСИС «Улучшение межэтнических отношений и развитие толерантности в России» (2002-2004). В данной статье перечислены основные законодательные документы ООН и ЕС, а также рекомендации ОБСЕ, регулирующие права национальных меньшинств.  (http://www.eawarn.ru/bin/view/Projects/TacisProject http://www.eawarn.ru/bin/view/Projects/TacisProjectPub)

[3] См., напр., Авксентьев В.А. «Факторы этнополитической нестабильности в Северокавказском регионе» // Этнические проблемы современности, Ставрополь, СГУ, 2004, с.15.

[4] Karen Hewitt, Understanding Britain, L., Perspective Publications, 1996, p. 30.

[5] «Ultimately, however, it is the goodwill of both incomers and the indigenous population upon which community cohesion depends.» - Migrants' road to UK integration. http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/1/hi/uk/6700345.stm. 29.05.2007.

[6] См., напр., David Chennells The Politics of Nationalism in Canada: Cultural Conflict since 1760. Toronto, Buffalo, London 2001.

[7] См., например, В.А.Авксентьев, И.О.Бабкин, З.Р.Пирцхалава, А.Ю.Хоц Ситуация в Ставропольском крае в зеркале этноконфликтологии (по материалам социологических исследований) //Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения Вып. 16 Региональная конфликтология: Ставрополье - Центр конфликтологии Института социологии Ран, МО РФ, Ставропольский ГУ, Москва-Ставрополь, 2000; с. 75; В.Н.Петров Миграция населения и этнические мигранты в современной России, глава 4 «Особенности миграционных процессов и социального взаимодействия этнических мигрантов и местного полиэтничного населения в Краснодарском крае», Краснодар, 2004, с.168,169; и др. 

[8] Подробнее об этом см., напр., Григорьева Ю.Г. Составляющие кризиса на Северном Кавказе  // «Обозреватель-Observer» №11, 2007 с.55-63.  

[9] В Краснодарском крае в 2002 г. было 86,6 % русских (4436,3 тыс. чел., в 1989 г. – 84,55%, 3906,8 тыс. чел.); в Ставропольском крае – 81,6% (2231,8 тыс. чел., в 1989 г. – 84%, но в абсолютном выражении численность составляла 2024,1 тыс. чел.); в Ростовской области – 89,3% (3934,8 тыс. чел., в 1989 г. – 89,6%, в абсолютном выражении 3844,3 тыс. чел.) - Приведено по: Баранов А.В., Вартумян А.А. Политическая регионалистика, выпуск 5, Москва 2005, с. 123,124.

[10] Власть и общество в России: национальная политика и межэтнические отношения (исторический опыт и современность). 1906-2006 гг. Сочи, 07-11.10.2006. Сборник материалов конференции. Краснодар 2006., и др.  

[11] В.С.Белозеров, П.П.Турун, С.В.Рязанцев Миграционные процессы на Ставрополье как фактор региональной конфликтности // Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технологии разрешения Вып. 16 Региональная конфликтология: Ставрополье - Центр конфликтологии Института социологии Ран, МО РФ, Ставропольский ГУ, Москва-Ставрополь, 2000; с. 110.

[12] О.В.Матвеев, В.Н.Ракачев, Д.Н.Ракачев, Этнические миграции на Кубани: история и современность, Краснодар 2003, с. 135.

[13] Например, В.С.Белозеров, П.П.Турун, С.В.Рязанцев называют цифру 58%. - Указ. соч., с. 116.

[14] What jobs are EU migrants doing?22.05.2007  http://news.bbc.co.uk/go/pr/fr/-/1/hi/uk_politics/5273976.stm

[15] Так, по результатам социологического исследования, проводившегося в Краснодарском крае (руководитель - В.Н.Петров), мотивы межнациональной неприязни в большей степени обусловлены не личным опытом взаимодействия с представителями другой национальности, а «установками». Как показали ответы на поставленный вопрос, лишь сравнительно небольшая часть исходит в своих представлениях о земляках другой национальности из личного опыта общения. Большинство теперь заведомо считает «ценности, обычаи, традиции» барьерами, «разделяющими с представителями других национальных групп». (В частности, больше 50 % мигрантов и около 30 % местных представителей иноэтничных меньшинств (народности Кавказа, Средней Азии), и около 40-45% мигрантов и местных жителей, относящихся к «славянским и европейским этносам»).  - В.Н.Петров, Указ. соч., с.168,169.

[16] Там же, с. 207.

[17] По переписи 2002 г. русских в Чечне было  3, 7% (40, 6 тыс. чел.), Ингушетии – 1,2% (5,6 тыс. чел.), Дагестане – 4, 7% (120,9 тыс. чел.); в Кабардино-Балкарии 25,1% (226,6 тыс. чел., в 1989 г. – 31,95%), в Карачаево-Черкесии – 33,7% (147,9 тыс. чел., в 1989 г. – 42,4%), в Северной Осетии-Алании – 23,2% (164,7 тыс. чел., в 1989 г. – 29,9%), в Республике Адыгея – 64,5% (288, 3тыс. чел., в 1989 г. – 68%). Приведено по: Баранов А.В., Вартумян А.А. Политическая регионалистика, выпуск 5, Москва 2005, с. 123,124.

[18] См., напр., http://www.cafrussia.ru/programs/beslan/news/161/  17.12.07Руководитель программы «Беслан» выступил на конференции «Образовательная инициатива на Северном Кавказе».

[19] В 2008  объем квот на привлечение иностранных работников в Россию будет  уменьшен втрое -  с шести до двух  миллионов человек.- "Российская газета" - Центральный выпуск №4547 от 19 декабря 2007 г. http://www.rg.ru/2007/12/19/migranty.html

 
[20] По словам председателя Мосгордумы В.Платонова, в 2007 году в Москве о своем прибытии уведомило около  520 тыс. мигрантов, а уведомление о работе было получено приблизительно от 140 тыс. («Народ хочет знать», ТВЦ, 27.10.2007). 

[22] Цитируются слова Лидии Графовой, главы Фонда переселенческих организаций; приведено в:    Игорь Дмитриев Недоруссли. Новый закон поделит прибывающих в Россию мигрантов на «желательных» и «нежелательных» // Версия, 20-26.08.2007.     

[23] Подробно см. Игорь Дмитриев Недоруссли. Новый закон поделит прибывающих в Россию мигрантов на «желательных» и «нежелательных» // Версия, 20-26.08.2007, а также: Представлен законопроект «О натурализации и гражданстве», вносящий радикальные изменения в миграционную политику России //Новости KM.RU2 августа 2007 г. http://www.km.ru/news/view.asp?id=557184151A724F62AD4FEF32146CBCE6


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение