Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Парамонов В., Строков А. Системообразующие проблемы на пути экономической интеграции России и стран Центральной Азии: «глобализация» против «регионализации».

30.01.2009

Автор:

Теги:

Парамонов В., Строков А. Системообразующие проблемы на пути экономической интеграции России и стран Центральной Азии: «глобализация» против «регионализации». // Институт стратегического анализа и прогноза КРСУ.

 

Мало задумываясь над геоэкономическим смыслом своего геополитического движения в глубь Евразии, Россия на протяжении более 100 лет все же поступательно и настойчиво формировала общую экономику с Центральной Азией (ЦА). В особенности, это касается периода существования СССР, когда Россия и ЦА стали составными частями унитарной экономической системы. Характерно, что именно тогда наблюдался беспрецедентный в истории народов России и Центральной Азии экономический взлет, в целом небывалый прорыв в развитии, связанный с форсированием, как сегодня сказали бы, региональной экономической интеграции.

Однако, после распада СССР Российская Федерация (РФ) и большинство стран ЦА (как и остальных постсоветских государств) не понятно почему выбрали совсем другой курс, на полномасштабную глобализацию: всемерную интеграцию в мировое экономическое пространство. При этом на протяжении 1990-х годов РФ и ЦА, уже не рассчитывая друг на друга и даже временами откровенно демонстрируя «ненужность» возобновления былых тесных региональных экономических связей, стали предпринимать настойчивые попытки осуществить экономический рывок за счет привлечения прямых иностранных инвестиций со стороны глобальных центров силы. Россия в своей стратегии развития первоначально сделала ставку на интеграцию в евро-атлантическое сообщество, а страны ЦА - на многовекторность, балансируя между различными центрами силы. Но уже к концу XX века стало очевидно, что ни России, ни государствам региона не удалось сколько-нибудь полноценно и выгодно для себя интегрироваться в глобальную экономику. Такая интеграция возможна только на условиях окончательного закрепления за РФ и ЦА статуса «сырьевых придатков».

В начале XXI века Россия и страны ЦА, в какой-то степени начав осознавать все это, несколько скорректировали свои внешние экономические стратегии в пользу регионализации - восстановления былых связей. Как результат, начиная с 2000 года (прихода к власти В.Путина и его команды) Россия усилила свою политическую активность на центральноазиатском (и восточном в целом) направлении. В свою очередь, государства ЦА политически в целом откликнулись на инициативу России, проявив заинтересованность в восстановлении былых экономических отношений. В случае Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана это стало очевидно уже в 2000 году, когда эти страны совместно с Россией юридически оформили ЕврАзЭС, в случае Узбекистана - в 2005 году после т.н. андижанских событий, в случае Туркменистана - в 2007 году после смерти С.Ниязова (декабрь 2006 года). Именно на этот период пришелся и всплеск экономического сотрудничества РФ и стран ЦА, а также с Китаем (том числе в рамках ШОС).

Однако, несмотря на политический рост взаимной заинтересованности России и государств Центральной Азии к экономическому сотрудничеству, в реальности современный формат экономических отношений не претерпел существенных и качественных изменений по сравнению с 1990-ми годами. В первом десятилетии ХХI века Россия, несмотря на накопленный ею значительный финансовый потенциал, в целом упустила шанс активизации сотрудничества со странами ЦА по общезначимым совместным и масштабным экономическим проектам / программам, в первую очередь в рамках ЕврАзЭС. В свою очередь, страны ЦА, увлекшись многовекторностью и пытаясь извлечь из нее максимум дивидендов, также упустили стратегический шанс ускорить процессы ре-интеграции на постсоветском пространстве и сфокусировать на этом внимание Москвы. В итоге, все тот же ЕврАзЭС до сих пор является де-факто такой же малоэффективной организацией как и СНГ, а ШОС все больше напоминает институт, отстаивающий экономические интересы в основном только Китая.

Представляется, что главная причина этого в том, что курс РФ и ЦА на глобализацию (полномасштабную интеграцию в мировое экономическое пространство) так и не был подвергнут корректировке ни в Москве, ни в столицах большинства государств региона. Более того, РФ и ЦА продолжают попытки совместить два на данном этапе несовместимых стратегических курса - на глобализацию и регионализацию. Во многом именно этими «стратегическими» метаниями объясняется «пробуксовка» процесса ре-интеграции на постсоветском пространстве и, в частности в его российско-центральноазиатском сегменте.

Поэтому, не будет преувеличением сказать, что предпринимавшиеся в период 2000-2008 годов попытки России и стран ЦА воссоздать региональный рынок в целом потерпели неудачу. Сегодня же вероятность формирования экономического блока под эгидой РФ значительно уменьшается в связи с развитием глобального финансово-экономического кризиса, который затронет прежде всего страны со слабыми, экспортно-сырьевыми экономиками, каковыми являются практически все государства бывшего СССР. При этом характерно и то, что до сих пор РФ и государствами ЦА не сформулировано сколько-нибудь стройной и продуманной системы стратегических отношений друг с другом, подразумевающей наличие общих долгосрочных экономических интересов и готовность жертвовать ради них краткосрочными.

Данный вывод дополняется другим, не менее важным положением, что Россия и государства региона выказывают полную неспособность полноценно «вписаться» в глобальные мирохозяйственные связи. Это связано не столько с нежеланием мировых экономических центров силы (США, Евросоюз, АТР, Китай и др.) «разговаривать на равных» с РФ и ЦА по вопросам межгосударственного экономического взаимодействия, сколько с тем, что Россия и Центральная Азия не стремятся к максимальному использованию своего совокупного экономического потенциала. Хотя даже беглый взгляд на географическую карту позволяет утверждать, что консолидированный ресурсно-экономический потенциал РФ и ЦА дает им уникальный шанс создать мощную и самодостаточную региональную экономическую систему, которая к тому же была бы способна стать одним из самостоятельных мировых экономических центров силы, втянув в зону своего влияния и остальные постсоветские государства.

В пользу вышеуказанного утверждения свидетельствует тот факт, что еще в недалеком советском прошлом (середина 1970-х годов) тесно интегрированный общесоюзный народнохозяйственный комплекс СССР составлял по советским оценкам около 20%, а по западным оценкам - около 15% мировой экономики, хотя население СССР тогда составляло менее 5% от мирового. Эти цифры говорят сами за себя (даже если принять западные оценки) и, как представляются, отражают действительность (Западу не было смысла преувеличивать «экономический вес» СССР). Сегодня же «экономический вес» всего СНГ составляет менее 3% от мировой экономики при доле населения порядка 4,6% от мирового.

Учитывая вышеизложенное, представляется, что наиболее удачным шансом для РФ и ЦА могла бы стать не пресловутая глобализация - интеграция с глобальными игроками, Западом в целом или другими экономическими центрами силы, где Россию и ЦА явно никто не ждет на условиях равноправных партнеров, а формирование эффективного общего рынка путем реабилитации экономических связей между национальными хозяйственными комплексами. Как представляется, именно это могло бы позволить РФ и странам ЦА на начальном этапе преодолеть экспортно-сырьевую ориентацию своих экономик и выйти из набирающего обороты кризиса с наименьшими потерями, а на последующих этапах - занять достойное место в мировой экономике (и, соответственно, политике).

Более подробно, http://www.easttime.ru/reganalitic/1/183.html

Заключение

Все попытки РФ и ЦА интегрироваться в глобальную экономику, осуществленные за годы после распада СССР, убеждают, что ни России, ни государствам Центральной Азии не остается больше надежд на «чудо», называемое некоторыми романтическими экономистами «экономическим выздоровлением» или неким «хозяйственным прорывом». Попытка России и стран ЦА осуществить модернизацию своих экономик за счет прямых иностранных инвестиций потерпела неудачу. Рассчитывать на это в будущем, в условиях кризиса и посткризисного восстановления глобальной экономики, было бы, по крайней мере, наивным. Очевидно, что ресурсный и промышленный потенциал РФ и центральноазиатских республик имеет и должен иметь значение, прежде всего, для них самих, а не для мирового рынка. По этой причине России и государствам Центральной Азии на данном историческом этапе предпочтительно сконцентрироваться на региональной интеграции, не отвлекаясь на далекие от их реалий «глобальные проекты».

Безусловно, идея российско-центральноазиатского единения не является новой. На пространстве СНГ предпринимались неоднократные попытки восстановить разрушенные в начале 1990-х гг. хозяйственные связи путем развития двусторонних отношений и создания различных интеграционных объединений (Союз Россия-Белоруссия, Центрально-Азиатское экономическое сообщество, Организация Центрально-Азиатское сотрудничество, ЕврАзЭС и т.д.). Однако, экономическая эффективность всех этих структур, впрочем, как и самого СНГ, более чем сомнительна.

Как представляется, общий рынок РФ и центральноазиатских стран будет эффективно функционировать в том случае, если производимая на нем продукция будет защищена от конкуренции с аналогичными товарами мирового рынка путем высоких импортных пошлин, а вывоз сырья за рубеж будет сдерживаться высокими экспортными пошлинами. Но это возможно только при условии согласованной таможенной политики РФ и стран ЦА по основным видам сырья и конкретным группам товаров. Не менее важной представляется также скоординированная, но разумная протекционистская политика по отношению к собственным производителям, а также согласованная монетарная политика. РФ и государствам ЦА, если будут соответствующие политические предпосылки, предстоит согласовать такие фундаментальные макроэкономические параметры, как допустимые уровни инфляции и бюджетного дефицита. Следующим шагом, очевидно, должно стать создание общих органов статинформации. Скорее всего, они не затронут суверенитет какой-либо из стран, т.к. не будут обладать властными, наднациональными полномочиями. Но эти структуры призваны обеспечивать объективной информацией о том, где, сколько и что производится на общем рынке РФ-ЦА.

От общего рынка Россия и Центральная Азия выиграют в плане увеличения занятости населения, роста собственного промышленного производства, сельского хозяйства, экономии золотовалютных средств. У России имеется удачный шанс восстановить свой хозяйственный потенциал, совершив экономический (технологический) прорыв путем реальной интеграции с государствами ЦА.

Но, как уже отмечалось выше, общий рынок «Россия - Центральная Азия» на первом этапе должен функционировать автономно от глобального. РФ и странам региона необходимо на время отказаться от стратегической концепции «интеграция в мировое сообщество» в пользу альтернативной концепции: «формирование евразийского рынка и выстраивание эффективных механизмов взаимодействия данного рынка с глобальным рынком». Причем разработка данных механизмов должна уже сейчас стать предметом самых серьезных междисциплинарных исследований на многостороннем уровне.

Формирование общего рынка «РФ-ЦА», в том числе в виде циркулирующих товарно-денежных потоков между странами данной зоны, придаст мощный импульс хозяйственному развитию всего постсоветского пространства. В противном случае, если Россия и страны региона в данном плане и дальше не будут ничего предпринимать, то их экономики не только не «встанут с колен», но и с высокой долей вероятности «рухнут лицом вниз». Нынешний глобальный финансово-экономический кризис может стать только лишь катализатором данного процесса.

Поэтому, как представляется, Россия и страны ЦА крупно выиграют, если начнут развивать процесс геоэкономического сращивания осколков единого экономического пространства бывшего СССР, не дожидаясь опасного обострения системного кризиса, признаки которого уже наблюдаются. При этом будущий общий рынок «Россия - Центральная Азия» должен оказаться значительно более эффективной экономической системой, нежели бывший СССР. Только в этом случае он будет жизнеспособен.

Речь, разумеется, не идет о восстановлении СССР - это невозможно, по определению. Речь идет о разделении труда в рамках общего рынка, где каждое государство будет само «зарабатывать деньги», а не просить их из Центра, как это имело место в бытность СССР. Экономическая интеграция между РФ и ЦА будет соответствовать также «духу времени» в контексте регионализации мирового рынка. Это является объективным процессом, т.к. ведет к снижению себестоимости продукции, поскольку в зонах свободной торговли полностью или частично устраняются  различные препятствия для движения товаров и капиталов. Вот именно в этом ключе и подготовлена данная, предлагаемая вниманию читателей, статья. В ней проводится одна основополагающая мысль: сегодня, как никогда ранее, России и государствам Центральной Азии следует не «рваться» в мировое экономическое пространство, а форсированными темпами создавать собственный общий рынок, к которому, думается, со временем начнут присоединяться и другие заинтересованные страны.

Пока же все изложенные рекомендации - это лишь «благие пожелания», идущие в разрез с основными тенденциями и соответственно наиболее вероятными сценариями развития отношений на постсоветском пространстве, включая в системе «Россия - Центральная Азия» ...


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение