Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Россия намерена построить военно-морскую базу в Абхазии? Экспертный опрос.

29.01.2009

Автор:

Теги:
  
 
Независимый политолог, политический эксперт Рустем Джангужин
 

Рустем Джангужин

Как Вы прокомментируете двусторонние договоренности о возможности создания на территории Абхазии военно-морской базы Российской Федерации? Чем вызвана такая инициатива? Будет ли база в Очамчире «запасным вариантом» для черноморского флота, базирующегося в Севастополе?

Как предсказуемый шаг России по укреплению своего присутствия в Черноморско-Каспийском регионе – ведь территория восточного побережья Черного моря входит в зону транспортно-коммуникационных коридоров ТРАСЕКА, а также всех маршрутов транспортировки углеводородного сырья, следующего по магистральным трубопроводам из Каспийского нефтегазового шельфа. Следовательно, теперь даже для самых непонятливых неэкспертных экспертов открывается подлинная картина российского присутствия в Абхазии, при которой «защита свободолюбивого абхазского народа и восстановление его попранного национального достоинства» – не более чем популистская риторика. Истинная же цель России в регионе – установление контроля над стратегически важной зоной контакта Европы с Каспийско-Черноморским регионом – могущим стать транспортным мостом между Европой и Центральной Азией и далее – в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона, Афганистана, Пакистана и Индии.

Упование же сообщества черноморских государств и, в первую очередь, Грузии, ранее признавших это район демилитаризованной зоной, учитывая геостратегическую важность осуществляемого Россией проекта, придется перенести в гуманитарную плоскость.

Как могут отреагировать на создание военных баз в закавказском регионе страны НАТО? Не повлечет ли это за собой дальнейшую эскалацию напряженности в регионе?

Можно быть уверенным, что лидеры Европы и Азии не будут присылать поздравительные телеграммы российскому двуглавому руководству в связи с занятием Россией важной огневой точки. Также можно быть уверенным, что Запад ограничится высказыванием России своего предостережения. А это значит, что переговорный процесс перейдет в вязкое противостояние сторон с взаимными латентными угрозами и демонстративными уступками.

В какие сроки возможно строительство базы, и с каким по численности воинским контингентом?

Сроки строительства и обустройства базы будет зависеть от амбиций российской власти, которые никоим образом не откажутся от Севастопольской военно-морской базы и рассматривают Очамчиру в качестве дополнительной базы, расположенной, к тому же, на стратегически важной позиции. Но, как представляется, долгостроя не будет, хотя бы по той причине, что успех занятия позиции Россией напрямую зависит от скорости реализации проекта. Скорее всего, новая база предстает для российской власти неким «вопросом чести» и обойдется российскому налогоплательщику в кругленькую сумму (в соответствие с постсоветскими традициями, любую, даже явно завышенную сумму расходов, надо утроить с учетом списания выделяемых средств на неизбежную «усушку» и «утруску»). Хотя, учитывая естественные границы, отведенные под базу, и необходимость углубления дна для захода на базу крупных судов, то контингент личного состава базы будет достаточно компактным –1500-2000 человек. Но, можно быть уверенным, что технологическое обеспечение базы будет на несколько порядков выше, нежели на существующих сегодня.

Стоит ли ожидать подобных договоренностей России с другими дружественными государствами? Если да, то с какими именно?

Вряд ли у России достаточно средств, чтобы клонировать свои военные базы по всему периметру своих государственных границ, а потому она ограничится модернизацией и укреплением старых баз. На сегодня наиболее мощной сухопутной военной базой России в регионе является НКР, которая будет получать дополнительные дотации на свое содержание. Что касается военно-морских баз, то гипотетически возможно (с учетом традиционно партнерских отношений с некоторыми странами Ближнего Востока), что Россия попытается построить военно-морскую базу в Сирии. Но здесь, не затрагивая отнюдь не однозначные политические проблемы, которые будут не поддаваться простому урегулированию, существуют проблемы связи с этой базой. Ведь Турция, территориальные воды которой являются единственно возможным проходом из Черного в Средиземное море, является членом НАТО – не самым горячим сторонником российских военно-морских баз, а потому связь со своей «сирийской» базой Россия будет вынуждена осуществлять только через Балтийское море. Это обстоятельство превращает сирийскую базу в виртуальный проект, сопоставимый по своей затратности и значимости со строительством военной базы на Луне или в открытом космосе.
  

 
   
   
       

    
 
 Политолог, научный сотрудник ИАЦ МГУ Александр Караваев
 

Александр Караваев

Договоренности о создании пункта базирования являются логичным продолжением укрепления безопасности России на границе с Грузией и в восточной части Черного моря. Подготовительные мероприятия начали проводиться еще до войны 8 августа, в частности траление бухты, и определение необходимости дальнейших дноуглубительных работ.

В Очамчире будет находиться не база ВМФ, а пункт базирования. Для понимания разности масштабов такой пример: Севастополь – это база, на которой в лучшие советские времена могли находиться полторы-две сотни боевых кораблей, многие десятки катеров, сотни судов обеспечения, с воздуха ее прикрывали две авиабазы в Каче и Гвардейском, не считая тренировочный центр Донузлав. И все это поддерживалось в разный период от 75 тыс. до 100 тыс. человек военнослужащих, включая части морпехов.

Сейчас, ВМФ РФ сокращен в пятеро, а по ряду позиций в семеро. Но и сегодня «русский» Севастополь это порядка 12 тыс человек мобилизованных военнослужащих, около 38 разношерстных кораблей от РКР «Москва», до мелких катеров и одной подводной лодки, да некоторое количество самолетов и вертолетов.

А вот, например, Феодосия – это пункт базирования флота с пятью причальными стенками, где швартуются пограничники, хотя в лучшие времена там были и ракетные катера.

Очамчира, как пункт базирования, будет еще скромнее и состоять из «запчастей». Учитывая, что укомплектовывать ее нечем: ЧФ не планируют наращивать новыми судами, а строить пункт базирования в дополнение к недостроенной базе в Новороссийске дорого и долго. Пункт базирования мог бы стать элементом, усиливающим сухопутную базу. Местом дислокации морпехов, нескольких пограничных катеров, возможно пары ракетных и старых тральщиков. Конечно, это будет содействовать безопасности территориальных вод Абхазии. Но лишь в определенной, весьма ограниченной степени влиять на региональную геополитику восточной части Черного Моря. Хотя, грузины, надо полагать, также займутся укреплением своих рубежей.

Что реально? Очамчира позволит на легальных основаниях восстановить военную навигационно-гидрографическую сеть Абхазии, а заодно обеспечить гидрометеорологическое обслуживание в преддверии Олимпиады.
 

29.01.2009  
   
       

  
  
 Эксперт Центра политического анализа "Стратагема" (Киев) Дмитрий Тымчук
 

Дмитрий Тымчук

В Украине намерение РФ создать вмб в Абхазии рассматриваются в первую очередь как планы передислоцировать туда полностью Черноморский флот после 2017 года. Однако, понятно, едва ли именно планами все же уйти из Крыма и созданием новой базы для ЧФ РФ диктуются эти намерения.

В данном случае создается впечатление, что Москва все же пытается идти двумя параллельными путями. То есть, с одной стороны, максимально закрепиться в Абхазии, на побережье Черного моря, с помощью присутствия здесь военно-морской составляющей в виде сил Черноморского флота. А с другой, - все же оставить часть ЧФ в Крыму и после 2017 года.

Но в Киеве масштабность этих планов едва ли разделяют. Намерение приспособить вмб в Абхазии для возможности базирования здесь крейсеров воспринимается исключительно как согласие убрать флагман ЧФ РФ ракетный крейсер «Москва», а с ним – и весь флот. В этом амбициозные «абхазские» планы российского военно-политического руководства могут сыграть с ним же плохую шутку. То есть, создав вмб в Абхазии с заявленными возможностями базирования, Москва лишится такого аргумента, как «вынужденность» нахождения ЧФ в Крыму потому, что его, собственно, и деть-то некуда. До настоящего момента возможной базой для ЧФ, как известно, рассматривался Новороссийск. Упреки украинской стороны последнего времени и состояли в том, что Россия не готовит новороссийскую базу для передислокации туда ЧФ. С созданием вмб в Абхазии этот аргумент исчезнет: база-то есть, какие проблемы?

На международном уровне российские планы могут встретить еще одно толкование, вызывающие автоматическое противодействие. Кроме того, что эта территория рассматривается как грузинская, могут возникнуть и проблемы и с пониманием перебазирования к берегам Абхазии крейсера «Москва». Как известно, основное вооружение этого корабля – 16 пусковых установок противокорабельных ракет комплекса П-500 «Базальт» (SS-N-12 «Sandbox») или П-1000 "Вулкан", которые могут оснащаться ядерной боевой частью. Пребывая на территории Украины, крейсер не может вооружаться ядерным вооружением в силу международных договоренностей. Планы переместить «Москву» в Абхазию могут рассматриваться именно как намерение России иметь в Черном море ядерное оружие. Что едва ли могут приветствовать как страны региона, так и Запад.
 

   
    
   
   
   
       

 
 Сопредседатель Ассоциации военных политологов, кандидат политических наук Василий Белозеров
 

Василий Белозеров

Возможно, на принятие решения о создании военно-морской базы в Очамчире повлияли такие обстоятельства как неясные перспективы базирования ВМФ России в Севастополе. Возможно, с созданием нового пункта базирования флота существенно расширятся боевые возможности Черноморского флота. По этому поводу хотелось бы услышать мнение военных экспертов. Но совершенно точно то, что безусловно заинтересованной стороной является Абхазия, получающая таким образом гарантии для своей безопасности. Но что выиграет наша страна? С уверенностью можно сказать и то, что создание базы влетит России, что называется, "в копеечку". Все же хотелось бы верить, что предстоящие издержки оправданны с политической точки зрения и создание базы действительно укрепит национальную безопасность России, а е вызвано одним лишь альтруизмом и стремлением поддержать Абхазию.

Страны НАТО, видимо, вообще "собираются с силами". Несмотря на большой шум после августа, сколь-нибудь по-настоящему значимых ответных мер с их стороны так и не последовало. Вряд ли стоит "решительных телодвижений" от альянса ожидать и теперь, хотя в перспективе они возможны.

В глобальном же плане необходимость реализации интересов России в удаленных регионах планеты потребует присутствия сил флота, а значит, будут нужны и пункты базирования. Их появление возможно там, где: а) военное присутствие наиболее необходимо (например, в регионах интенсивного судоходства, транзита энергоресурсов и действий пиратов), б) имеются соответствующие благоприятные условия (прежде всего, в виде дружественных режимов).
   

   
   
       

 
 Директор политических программ Совета по внешней и оборонной политике, Директор Фонда "Центр политических исследований и консалтинга" Андрей Федоров
 

Андрей Федоров

Стротельство военно-морской базы в Абхазии вполне логично с точки зрения защиты российских интересов в регионе Черного моря, включая реализацию проекта "Южный поток". Однако следует понимать, что она ни при каких обстоятельствах не может быть базой для Черноморского флота. Скорее всего, такая база может эффективно использоваться только для базирования кораблей береговой охраны. Тем не менее создаие военно-морской базы в Абхазии усилит позиции тех политиков на Западе, кто выступает за скорейшую модернизацию грузинской армии и присоединения Грузии к альянсу. Необходимо также подумать, в сколько обойдется такое строительство и будут ли у нас для этого соответствующие средства в кризисный период.  

 
   
   
       

 
 Сопредседатель Ассоциации военных политологов, доктор политических наук Сергей Мельков
 

Сергей Мельков

Чем дальше наша страна удаляется от августа 2008 года, тем все больше у меня ощущение, что в действиях России нет никакой экономики и преобладает политика (причем, ситуативная и далеко не всегда умная). Судите сами. Начались задержки с выплатами заработной планы военнослужащим и гражданскому персоналу вооруженных сил, а спектр различных видов помощи Ю. Осетии и Абхазии разрастается. Полагаю, что, скорее всего, расходы на содержание военных и военно-морской баз будут засекречены и тем самым немалые средства будут выведены из экономики и из под так называемого гражданского контроля. Хотя, реально вряд ли в ближайшее время удастся создать нечто сильное и функциональное в Очамчире , т.к. денег на всё не хватит (я имею в виду т.н. военную реформу).

Вряд ли база в Очамчире станет «запасным вариантом» для черноморского флота. А сама по себе идея создания этой военно-морской базы есть стремление усилить геополитическое влияние нашей страны в регионе (так сказать, закрепление результатов военной победы). Страны НАТО отреагируют двусмысленно: на уровне экспертов и специалистов будет понимание (любая страна при такой военной победе действовала бы, по всей видимости, аналогично). Но фактически большинство стран используют этот шаг для формирования негативно-агрессивного образа России в собственном общественном мнении. И ведь не ошибутся!
 

 
   
   
       

 
 Аналитик-обозреватель армянского информационного агентства PanARMENIAN.Net Карине Тер-Саакян
 

Карине Тер-Саакян

Строительство военно-морской базы РФ в Абхазии для России – необходимость, если она не собирается уходить из Кавказского региона. После закрытия военных баз в Грузии, у России осталась только база Черноморского флота в Севастополе. Однако одна база – это слишком мало для контроля над акваторией российского сектора Черного моря и охраны границ. Тем более, когда речь идет о нестабильном во всех смыслах регионе. Так что такого решения российских властей следовало ожидать.

Что касается стран НАТО, то я не думаю, что сейчас Альянс может пойти дальше заявлений и вербальных протестов, ибо как бы ни противился Брюссель, Кавказ и Черное море – это зона российских интересов. А напряженность в регионе все равно была и будет – строительство базы в Очамчире ничего не изменит.

Насчет будущих договоренностей предугадать довольно сложно: у РФ уже есть 102-я база в Армении, Габалинская РЛС, которую она арендует у Азербайджана. Возможно, будет база в Южной Осетии, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Но наверняка пока сказать трудно – все зависит от финансов.
  

 
   
   
       

 
 Руководитель Службы безопасности и управления рисками английской логистической компании "TABLOGIX", член Комитета по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты РФ Андрей Ребров
  Андрей Ребров Мне кажется, правильнее было бы говорить не о "возможности создания", а о констатации создания военно-морской базы РФ в возможно более короткие сроки для совместного использования с Абхазией против региональных угроз. В настоящее время решается вопрос о бюджете.

"Запасным вариантом" наша база в Очамчире, конечно же, быть не может. Современная база военно-морского флота, даже в таком сравнительно маленьком замкнутом водоеме как Черное море, должна представлять собой сложную инженерно-фортификационную инфраструктуру с возможностью приема, ремонта и обеспечения подводных и надводных судов, развитой системой коммуникаций и обороны и т.д.

Думаю, что на реакцию стран НАТО в "зоне исторического приоритета наших национальных интересов" можно смотреть снисходительно...Однако, необходимо осуществлять жесткий дипломатический, а при необходимости военно-политический контроль над усилением любого влияния или вмешательства! Вопрос об усилении эскалации необходимо рассматривать, в первую очередь, политически в рамках сообщества черноморских государств, признавших это район демилитаризованной зоной.

Численность контингента, состоящая из инженерно-технических, коммуникационных, обеспечивающих служб и охраны(за исключением плавсостава) должна составлять около 1500-2000 человек, включая местное вольнонаемное население.

Что касается других государств, то первоначально речь пойдет о восстановлении таких договоренностей в интересах геополитической доктрины России и региональных интересов партнеров. Характерный пример Куба...Текущий визит Рауля Кастро предполагает в том числе и обсуждение вопросов о возобновлении военно-технического сотрудничеста, имеющего различные направления развития-оснащение и модернация вооружения, обучение кадров, присутствие...
Подобное сотрудничество осуществлялось СССР более чем с 30 странами мира и уже восстанавливается и осуществляется нашей страной в разной степени с Сомали, Йеменом, Вьетнамом и Ираном. Очевидно, активизации подобных действий можно ожидать и в Латинской Америке.
  
 
   
   
       

  
Журналист, редакция: Международный университет Кыргызстана Сергей Крыгин
 

Сергей Крыгин

Я считаю вполне нормальным явлением, что Россия постепенно начинает укреплять свои границы, заботясь о безопасности своих граждан. Необходимо помнить, что Россия сильно сдала свои позиции после развала Советского Союза, закрыла военные базы в ряде стратегических стран. В то же время страны НАТО постоянно наращивали своё военное положение. Конечно, сейчас довольно сложно предполагать, сможет ли база в Очамчире стать альтернативой Черноморскому флоту, ведь конкретные договоры ещё не подписаны, а соглашение с Украиной действует до 2017 года. Полагаю, что создание базы сможет послужить дальнейшей нормализации обстановки и гарантировать мир в регионе.

Что же касается заявлений грузинского руководства, то я не думаю, что нужно как-либо реагировать на подобные высказывания. Если посмотреть на основополагающие принципы демократии, то можно заметить, что она не может существовать в виде, а международное право и вовсе утратило какой-либо смысл.

Нужно заметить, что Россия всячески способствует контактам с дружескими государствами, но я бы не стал лелеять какие- либо надежды относительно данного параметра. Важно осознавать, что практически ни одна страна, за исключением Никарагуа не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, в то время как Косово признано независимым уже 60 государствами. Следовательно, вопрос касательно внешнеполитических отношений должен оставаться открытым.
 

   
   
       

 Директор компании Аналитическая группа "Da Vinci AG" Анатолий Баронин
 

Анатолий Баронин

База ВМС РФ в Абхазии скорее должна закрепить российское присутствие в регионе, чем выступить эффективным местом базирования флота. Для Абхазии она выступит своего рода гарантом безопасности, снизив при этом вероятность внешней агрессии со стороны Грузии.

Маловероятно, что база сможет стать "запасным вариантом", а уж тем более альтернативой базе в Севастополе.
Полагаю, что база в Абхазии будет минимальна по численности, а ее ресурсы будут частично переброшены из других мест дислокации ВМС РФ в регионе. Таким образом, военно-морская группировка России на Черном море не усилиться, и как результат, этот шаг не приведет к усилению конфронтации со странами НАТО.

Ранее сообщалось о планах строительства баз ВМС РФ в Сирии, Ливии и Йемене. Договоренности с этими странами теоретически вполне возможны. Однако ключевой проблемой станет финансирование такого строительства и арендная плата за их использование.

   
  КОММЕНТАРИИ.РУ

Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение