Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Бауржан Толегенов: Нуртай Абыкаев - Дядька Черномор казахстанской политики.

26.01.2009

Автор:

Теги:
 

Дядька Черномор

 

Нуртай Абыкаев ... Его волевые черты лица, суровый сверлящий взгляд, слегка тронутые сединой виски являют собой воплощение классического типа политика. Имя же этого «старогвардейца» в казахстанской политике стало нарицательным такого дефицитного качества как преданность. Даже враги вынуждены признавать его верность «главнокомандующему». И коль уж мы начали сравнивать «старую гвардию» с 33 богатырями, стоящими на страже Гвидона, то на роль «дядьки Черномора» более всего подходит именно Абыкаев.

Хотя какими только эпитетами его не награждали. Вот только самые распространенные - Серый Кардинал, Джедай, Верный Нуртай. И даже в позывных прослеживается уважительное отношение к нашему сегодняшнему герою: «Серый Кардинал» не чета различному роду «соловьям», «продуктам», «клирингам» и прочим «солдатам» казахстанского политического истеблишмента. Вот где наглядно можно проследить дуализм, выраженный известной формулой - «Высшие должности походят на крутые скалы: одни только орлы да пресмыкающиеся взбираются на них». Но навряд ли вчерашний инженер-механик Алматинского завода тяжелого машиностроения подозревал, что сможет взобраться на покатистые склоны казахстанского политического Олимпа, с которых он более 20 лет будет блюсти интересы и покой небожителя. Такой стаж снимает все вопросы относительно порядкового номера 02, который закреплен за «старогвардейцем» Абыкаевым.

Все эти два десятка лет он неизменно в свите «главнокомандующего», даже когда тот еще был просто председателем Совета министров Казахской ССР.  Именно будучи всегда «при нем» и состоялся Абыкаев-теневик. Но наш герой известен не только своей адъютантской службой, но и ратными заслугами. О чем свидетельствуют шесть медалей и три ордена, гордо увешивающие грудь Нуртая Абыкаевича. Каждая из этих наград боевая ....

В 1998 году Абыкаеву доверили один из самых ответственных фронтов - КНБ. В канун досрочных президентских выборов чекистам не хватало опытного политика, способного сгладить негативный политический эффект опричниной деятельности комитета мусаевского периода, но в то же время продолжать держать дело Кажегельдина «под колпаком». «В октябре 1998 года в Конституцию страны были внесены 18 поправок, в результате состоялись досрочные президентские выборы» - за этими сухими строками из современной истории Казахстана лежит кропотливая работа абыкаевских чекистов по нейтрализации «пятой колонны» без нагнетания внутриполитической ситуации в стране.  

В январе 2002 года сразу же после памятной «холодной осени 2001 года» Абыкаев был в срочном порядке переброшен в Администрацию Президента. По логике тех дней по-другому и быть не могло. Кому как не ему - надежному, проверенному временем и делом верному соратнику - «главнокомандующий» мог доверить свой «штаб». И Абыкаев еще раз оправдал эти надежды - кризис власти был предотвращен.

Через два года «дядьке Черномору» доверили «смотреть» за законодательным органом, откуда в преддверие парламентских выборов поступали тревожные сигналы, в частности этим депутатским корпусом был наголову разбит Премьер-Министр. Назначение Абыкаева на должность спикера Сената нейтрализовало признаки самостоятельности и неповиновения народных избранников. Со знанием дела он сначала «провел» выборы в Мажилис, а потом и в верхнюю палату. Свои «пастушеские» полномочия Нуртай Абыкаевич выполнил и на следующий год, когда страна выбирала президента ...     

От того, наверное, имя Нуртая Абыкаевича и овеяно скандалами. Ведь не зря еще греческий историк Пубилий справедливо подметил что «многих должен бояться тот, кого многие боятся». Однако имидж «дядьки Черномора» компрометировался не похождениями отпрысков (двух сыновей и дочери), тайными счетами или «Саннингхилл-парками». Внимание публики к персоне Абыкаева акцентировалось на политических интригах с его участием. Несмотря на свой признанный авторитет (а во многом «благодаря» ему) он участвовал во всех эпизодах казахстанских «звездных воин». За свои ратные заслуги он удостоен почетного титула «Джедай».

Славу признанного боевого генерала Джедай приобрел, будучи активным участником двух антирахатовских воин. Истории доподлинно неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах пересеклись интересы Абыкаева и Алиева. Но неизбежность конфликта была очевидна вследствие природной несовместимости двух разнополюсных начал, которые каждый из них нес - верность Абыкаева и предательство Алиева. В итоге первый вернулся на родину, а имя второго предано анафеме. Однако историческая победа над казахстанским «Брутом» далась Нуртаю Абыкаевичу большой кровью. Но к его чести будет сказано, руководствуясь принципом «проиграть бой не означает проиграть войну» он неизменно возвращался и продолжал борьбу.

Так было в 1999 году, когда после нескольких лет службы в КНБ Нуртай Абыкаевич был ловко «засвечен» в неприглядной истории с поставками МИГов в Северную Корею. После такого прокола он вынужден был освободить место своему предшественнику - небезызвестному Альнуру Мусаеву.

Так было и в 2006 году, когда Абыкаев был вновь сбит с седла и, оказавшись под ним, стремглав пришпорен в Москву. Этот удар стал самым тяжелым и чувствительным для абыкаевских седин, ибо имя нашего героя не последним фигурировало в деле убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы. И до сегодняшних дней сей факт в политической биографии Абыкаева имеет неоднозначную интерпретацию, даже, несмотря на что президент  сделал свой выбор.  «Ни к депутатам сената, ни к руководству палаты у меня нет никаких претензий» - так «главнокомандующий» в те тяжелые дни перечеркнул надежды всех тех, кто замер в предвкушении унизительного разжалования Абыкаева, с переводом последнего в запас, а того и хуже  бесславной демобилизации.

Тех злопыхателей, которые ожидали, что после такого удар под дых последует добровольное «принятие пострига», Абыкаев разочаровал самолично - он остался верным присяге, и безропотно снес свою дипломатическую миссию. Отметим что такая «мухтаровская» преданность взаимна - как и в случае с поставками в Северную Корею МИГов, так и в случае с убийством Алтынбека Сарсенбайулы абыкаевские «командировки» являются не ссылками, а ограждением своего верного нукера от закидывания камнями.   

И вот он снова вернулся. Точнее вернули, ибо без зова трубы «главнокомандующего» он не мог вернуться по определению. Его камбэк состоялся как всегда в самый ответственный момент и по уже проторенной дорожке - через перевалочный пункт, именуемый «заместитель министра иностранных дел». Опыт предыдущих пришествий Абыкаева подсказывает, что в скором времени ему будет доверен на один их самых ответственных фронтов.

 Передряги изрядно потрепали 62-летнего Абыкаева. Но, он продолжает безропотно сносить все тяготы воеводы «старогвардейцев». По-другому и быть не может. Почему? - спросите вы. Чтобы ответить на этот вопрос, предлагаем вчитаться в слова Нуртая Абыкаева, которыми мы, и резюмируем его политический портрет.

«Я лично очень дорожу теми людьми, на кого можно положиться в трудную минуту, кто ясно и четко соизмеряет свои силы и объективные возможности, может преодолевать препятствия и добиваться своего».

 

Бауржан Толегенов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение