Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Казахстану нужно жить так, как будто у него нет нефти.

24.01.2009

Автор:

Теги:

По словам премьера Масимова, кризис станет двигателем диверсификации экономики Казахстана. Тем более в государстве, где экономика сильно привязана к экспорту сырьевых ресурсов. Много лет до этого на уровне самого высокого руководства давались команды изменить существующую сырьевую зависимость. Однако на практике это давалось нелегко. Развитие легкой промышленности, сельхозпереработки, производства товаров народного потребления, а также инфраструктуры шло медленными темпами. В результате мы наблюдаем существенный спад отечественной экономики, угрозу безработицы, снижение потребительской активности и т.д. Сможем ли мы использовать представленную возможность в интересах отечественной экономики?

Этими словами председателя фонда "Самрук-Казына" Кайрата Келимбетова можно обрисовать те цели, которые были поставлены перед Казахстаном в условиях кризиса в ходе вчерашнего бизнес-форума "Экономическая специализация". Причем пришло это понимание не вдруг. К этому сегодня обязывает кризис. Не обошел вниманием реалии кризисных явлений и премьер-министр Карим Масимов.
- У Казахстана в условиях кризиса есть реальная возможность для диверсификации своей экономики, - заявил К. Масимов. - Если в докризисный период самыми эффективными были вложения в нефтяной и строительный сектора, то сейчас, в период низких цен на ресурсы, на энергоносители, у нас есть реальная возможность произвести диверсификацию экономики в Казахстане. И самое время...
Спад производства потребовал новых подходов. Когда-то, в ноябре 1994 года, управление сырьевыми компаниями было передано иностранцам. В этом решении был очень большой риск. В то время как в России останавливались и даже разрушались одно за другим самые крупные предприятия, в Казахстане их деятельность была всего лишь приостановлена.
Тогда в стране происходила стабилизация финансов, национальная валюта - тенге - обретала относительную устойчивость. На конец 1997 года частный сектор составлял в Казахстане около 70 процентов от всего объема активов, и это была в основном иностранная собственность. Разумеется, иностранные корпорации приобретали главным образом недродобывающие и перерабатывающие сырьевые предприятия.
Уже в 1997 году прямые иностранные инвестиции в экономику Казахстана превысили 7 млрд долларов, а долгосрочные - 60 млрд долларов.
Небольшой по населению Казахстан сумел привлечь гораздо больше иностранных инвестиций, чем огромная Россия. В 1997 году алюминиевая промышленность Казахстана находилась в руках японского капитала, а также капитала из Южной Кореи и Турции. В это же время большая часть алюминиевой промышленности России находилась в собственности криминального капитала, и здесь задавали тон криминальные авторитеты, наподобие красноярского гангстера Анатолия Быкова. В разгоревшейся у них в стране "алюминиевой войне" гибли десятки человек. Новые сырьевые магнаты в России перестали проводить разведку месторождений. В это же время в Казахстане иностранные корпорации проводили компетентную геологоразведку и открывали одно за другим все новые и новые месторождения.
Потом под иностранное управление в Казахстане перешли 45 самых крупных в республике промышленных предприятий и объединений. В Казахстан пришли такие известные и уважаемые во всем мире корпорации, как "Шеврон", "Тленкор", "ЭксонМобил", "ШевронТексако", "ТотальФинаЭльф", "Амоко", "Бритиш Петролиум", "Филипс Петролиум", TWG и другие.
В Казахстане стали работать и многие менее известные, но быстро развернувшиеся на казахстанской почве средние и даже небольшие западные корпорации. В совместной с ними работе возникли и укрепились многие казахстанские компании и корпорации - с национальным или смешанным капиталом. Наблюдатели называли в этой связи группы Евразийского банка, Казкоммерцбанка, "КазМунайГаз" и другие. Далеко не все эти предприятия, корпорации и компании работали безупречно. Были и споры, и конфликты, коррупционные скандалы.
Однако общий итог такого сотрудничества был, несомненно, положительным. Казахстан получил не только немалую финансовую поддержку в самое трудное для себя время и избежал таким образом хаоса социальных беспорядков. Он получил доступ к новым технологиям, к опыту рынка и современным методам управления. Были укреплены все институты государственного руководства и проведены такие трудные реформы, как пенсионная, реформа ЖКХ, к которым Российская Федерация смогла приступить только через много лет.
Сейчас кризис намного серьезнее 1998 года, и все же дела пока идут нормально. Тогда нефть опустилась до сегодняшнего уровня, правда, такая цена была справедливой. Сейчас же она считается чрезвычайно заниженной. И все же при этих условиях всем становится понятно, что дальше сырьевая стратегия не эффективна. Сам кризис подвигает Казахстан на развитие в области несырьевого сектора. Это диктовалось временем. Нельзя в данных условиях действовать иначе. В своих ежегодных посланиях президент страны акцентировал внимание на том, что Казахстан должен пойти по пути диверсификации экономики. Но до сих пор реальных подвижек здесь не замечено. А посему приходится придумывать все новые и новые способы выхода из кризиса отечественной экономики. И диверсификация является самым лучшим способом.

(Продолжение следует)

Евгения МИХАЙЛОВА, Алматы

Литер


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение