Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Алексей Власов: «Президент Обама затеял сложную интригу, жестко выступив против 200-летней американской традиции лоббирования интересов»

23.01.2009

Автор:

Теги:

Эксклюзивное интервью 1news.az с главным редактором информационного портала «Вести Кавказа»,  российским политологом Алексеем Власовым

- Одним из первых распоряжений президента США Обамы стал запрет для администрации Белого дома на лоббистскую деятельность, в связи с этим любопытно, какую цель преследует 44-й президент, вводя подобный запрет?

- Система лоббирования групповых интересов работает в США с начала 19-го века, и Обама, наверно, первый президент страны, который так жестко покушается на устоявшиеся традиции и положение вещей в американской политике.

- Значит, несмотря на слова многих экспертов о том, что Обама - подставная фигура, он все-таки намерен проводить независимую политику, основанную на собственных инициативах?

- Обама хочет обеспечить если и не полную свободу выбора, то постараться обеспечить себе и президентской команде меньшую зависимость от тех лоббистских структур, которые окучивают Белый дом, предлагая и пробивая различные проекты, исходящие из интересов частных политических групп. Это естественно, что Обама хочет расчистить помещение для того, чтобы принимать стратегические решения во внутренней и внешней политике США.

- Много разговоров о том, что в течение долгих лет политики-неоконсерваторы, еврейские финансовые круги и нефтяные корпорации сильно влияют на все решения Белого дома. Это и есть те лоббистские круги, влияние которых намерен ограничить Обама?

- Действительно складывается очень интересная интрига по поводу неоконсерваторов и тех, кто с ними скооперировался, поскольку энергетическое лобби имеет исключительное влияние на политику США, в принципе, как и российское энергетическое лобби на политику Кремля. Американские энергетические круги делятся на тех, кто связан с ближневосточными проектами, и тех, кто связан с каспийскими, и очень интересно, последует ли после ослабления позиции американских лоббистов Ближневосточного региона усиление влияния на Белый дом сторонников активной Каспийской политики, или же Обама сможет ослабить обе стороны и вести более независимую политику.

Это большая интрига, и я не думаю, что несмотря на свою энергичность и молодость Обаме удастся сломать этот политический лоббистский механизм. Но заметно, что новый президент старается быть более самостоятельной политической фигурой и не оказаться связанным никакими жесткими обязательствами перед различными политическими кругами Белого дома. Естественно, что такое смелое поведение нового президента сильно понравится американским гражданам и еще более укрепит его позицию в обществе.

- Не секрет, что начало военной операции Израиля в секторе Газа связывают с уходом старой администрации, и экзекуция палестинцев завершилась именно накануне инаугурации Барака Обамы. Какие цели преследовало израильское руководство, проводя операцию против ХАМАС, и смог ли Израиль достичь намеченного?

- Тут сильный фактор внутренней политики Израиля, где руководство страны после неудач в течение последних двух лет решило провести маленькую успешную операцию, где целью было не столько уничтожение ХАМАС, сколько поднятие имиджа правящей партии в Израиле в преддверии парламентских выборов, после чего формируется новое руководство страны. Тем самым правительственный блок решил усилить свои позиции среди граждан страны, и отчасти этого удалось достичь, по крайней мере, по итогам соцопросов, в израильском обществе операция против сектора Газа имела широкую поддержку.

Что касается внешнеполитического фактора, то война в секторе Газа была тактической и не имела никаких практических результатов, поскольку сохранились политические силы в лице ХАМАС, с которыми Израиль теперь вновь достигает примирения, и никакой долгосрочной стратегии войсковая операция против палестинцев не имела. И у новой администрации Белого дома, кроме головной боли в виде Ирака, Афганистана и Ирака, остается и неразрешенный палестино-израильский конфликт. Поэтому в США возможно ограничение влияния очень сильного еврейского лобби, что не является антиизраильским шагом новой администрации Обамы, а попытка избавиться от внешнего фактора давления и стремление разобраться в ближневосточных вопросах с чистой ясной головой без чьего-то предвзятого мнения. Но опять-таки еще не известно, насколько Обаме удастся все это претворить.

- В чем причина высокой внешнеполитической активности Турции, руководство которой очень жестко отреагировало на проведение Израилем военной операции в секторе Газа?

- Нынешнее руководство Турции находится в двойственном положении: с одной стороны, никто там не отменял движение в направлении общеевропейского дома, а с другой, турецкое руководство инициировало интенсивные переговоры со странами исламского мира, где Турция ассоциируется в первую очередь как мусульманское государство. Поэтому у нынешнего руководства официальной Анкары несколько другой подход к арабо-израильскому конфликту, но в какой степени эта словесная риторика турецких властей в адрес Израиля перейдет в конкретные действия против политики официального Тель-Авива, покажет время.  

Понятно одно - официальная Анкара будет занимать активную позицию не только по отношению к Ближневосточной, но и Кавказской политике. В частности повышается роль Турции в разрешении конфликта в Нагорном Карабахе, и в ближайшие два-три года мы станем свидетелями ряда внешнеполитических инициатив со стороны официальной Анкары. Я думаю, что турецкие власти готовы от словесной риторики перейти к конкретным эффективным действиям.

- Почему инцидент с поставками российского вооружения на 800 млн. долларов в Армению разразился именно сейчас, и как все это сможет повлиять на уровень российско-азербайджанских отношений?

- Я думаю, что больших последствий этот скандал иметь не будет, тем более что в основном дальше СМИ эти разговоры почти не пошли, и, судя по всему, российские инстанции пришли к единой точке зрения по этому вопросу, и я вообще считаю, что такого конфликта и не было бы, если бы ответ на запрос из Азербайджана был дан оперативно. Скорее всего, у российского МИД не было достаточно точных сведений на вопрос от официального Баку о поставках вооружений, и получилась пауза в несколько дней, во время которой депутаты Милли Меджлиса и общественно-политические деятели Азербайджана вдоволь поупражнялись в антироссийской риторике в СМИ.

И вообще весь этот скандал оказался не ко времени, поскольку только наметилось некое сближение точки зрения Москвы и Баку, как выплыл не к месту вопрос поставок вооружений в Армению, и мне кажется, во многом благодаря именно позиции президента Ильхама Алиева оружейный скандал не стал сильно раздуваться на политическом уровне. А что касается России, то нашим политикам нервничать и переживать не стоит, поскольку то, что Кремль хочет стать модератором или арбитром в переговорах по урегулированию Карабахского конфликта и после подписания Московской декларации, стоило ожидать со стороны международной общественности более пристального внимания ко всем шагам и инициативам, которые делает Россия по отношению к Азербайджану и к Армении.

Понятно, что азербайджанское общество оценило информацию о поставках российского оружия в Армению весьма негативно, вместе с тем если выяснится, что это дутая информация, то инцидент в диалоге между Баку и Москвой будет немедленно исчерпан. Очень к месту тут вспомнить слова президента Алиева, что «ни одного вопроса, который нельзя было бы решить между Москвой и Баку на уровне взаимовыгодных переговоров и консенсусов, не существует». Что касается появления самого оружейного скандала, мне лично очень интересно, из каких каналов шла сама информация о наличии поставок вооружений, поскольку есть внешние силы, заинтересованные в том, чтобы развитие российско-азербайджанских отношений было приторможено.

- Насколько приблизил осуществление проекта «НАБУККО» газовый инцидент, имевший место между Россией и Украиной?

- Я думаю, что в проекте «НАБУККО» есть две составляющие - политическая и коммерческая. Пока что неясно в условиях мирового кризиса, будет расти или падать необходимость осуществления транзита газа в Европу из Каспийского региона, будет ли там задействован иранский газ или выбран другой маршрут. Ясно то, что Евросоюз будет активнее лоббировать теперь осуществление «НАБУККО», поскольку Украина как страна-транзитер утратила большую часть доверия у европейских потребителей. Насколько реальны сроки осуществления, не мне судить, но с каждым месяцем прорисовывается картина того, что «НАБУККО» скорее геостратегический, чем коммерческий проект, который задевает в том числе и интересы России.

- Вместе с тем в последнее время в России стали менее негативно реагировать на возможность осуществления транзита газа из Каспийского региона в Европу или это просто временный политический маневр?

- Да, намного спокойнее сейчас это воспринимается, и особенно после недавнего выступления премьера Путина спокойствие в этом вопросе стало абсолютно заметным, и более не наблюдается той нервной реакции, которая ранее возникала в российских политических кругах при упоминании «НАБУККО».

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/interview/20090123095704778.html

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение