Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Бакинские бразильцы

22.01.2009

Автор:

Теги:

Бакинские бразильцы

 

           ...Я еще помню пузатые кегли, чинный крокет.
Было да сплыло. Полвека ли, век ли - разницы нет.
Да, но футбол!  Он легко и здесь правил душой.
Воздух был с запахом кожи и дерна, вместе с травой.
Вижу, как гол на последней минуте, лето в соку.
Небо над бухтою, море в мазуте, город Баку.
Леонид Зорин 

 

Национальный парадокс

Погружаясь в историю азербайджанского футбола, понимаешь, насколько она уникальна. Ну где еще в СССР можно было встретить такую пеструю национальную палитру? Всем своим разнообразием разлилась она по солнечному Баку и другим городам этой южной страны. Банишевский, Маркаров, Кузнецов, Крамаренко, Туаев   игроки с такими фамилиями творили славу местного футбола. Впрочем, пока был жив Советский Союз, никто и не задумывался о таком  парадоксе. С его распадом многое изменилось.

Вот, например, наткнулся на довольно интересное эссе в интернете, так сказать, крик души. Болельщик, скромно представившийся "как самый ревностный и проникновенный", возмущен тем, что среди этнических азербайджанцев не было и нет ни одно мастера, сравнимого с Олегом Блохиным на Украине или Давидом Кипиани в Грузии. "Это не мой каприз, не моя позиция, - пишет он. - Говорю фактами: покажите мне хотя бы одного азербайджанца - игрока международного уровня".

Интересно, чтобы ответили на подобное высказывание году в 66-м, когда "разношерстный" состав бакинского "Нефтяника" (ныне - "Нефтчи") добился лучшего результата в своей истории, выиграв бронзовые медали чемпионата СССР? Полиэтничность всегда была главной особенностью азербайджанского футбола. Именно благодаря этому он и запомнится миллионам.  

Уличная магия

             Настоящий футбольный бум начался в стране уже после революции. Многочисленные пустыри развивающегося Баку стали настоящим местом паломничества тех, кто влюбился в эту игру с мячом. Камни здесь заменяли ворота, а простая галька служила основным покрытием, но все это не мешало азербайджанцам величаво называть эти пустыри "стадионами".
Игра на них шла в привычном формате 11*11, но невероятно другое: размер площадки обычно представлял собой скромный квадрат 50*50 метров! Чтобы не потерять мяч на таком "пятачке", приходилось обводить по несколько соперников. Так оттачивалась техника, развивалась быстрота мышления... Общеизвестно, что улица и двор питали советский футбол, как губка. Именно там закладывались лучшие качества выдающихся мастеров, а школы при профессиональных командах зачастую служили лишь местом огранки талантов.
- Это было настоящее представление!  - вспоминает легенда азербайджанского футбола 60-х Эдуард Маркаров. - В первое послевоенные годы в Баку, Ереване, Тбилиси играли в футбол в каждом дворе. Практически все мужское население.  Те поединки стали для меня настоящей боевой школой. На наши игры приходили смотреть жители соседних дворов и, как на настоящих матчах, болели за нас, подбадривали, и иногда и поругивали.    Преданный Баку

Из тех дворовых баталий вышел, в частности, Анатолий Банишевский - фигура, стоящая особняком в истории азербайджанского футбола. Он родился и вырос в Баку, а всю жизнь играл только за "Нефтяник" (после 1968 года - "Нефтчи"). Именно из его состава сумел пробиться в сборную СССР, а, став в главной команде страны одним из лидеров, не пожелал переходить куда-либо еще. Редкая по нынешним временам преданность.
Но Банишевский - это не только один из лучших игроков Союза, забивавший бразильцам, это еще и характерный для той поры образ. Образ футболиста, нашедшего раннюю смерть на дне рюмки,  а также того, кто пострадал, осмелившись пойти против режима.
Очевидцы вспоминают, что в Баку Банишевского буквально носили на руках, каждый почитал за честь пригласить его на семейное торжество или просто выпить с ним. А он не умел, да и не хотел отказывать и в итоге доигрался. Сначала в 1971 году специальной директивой ЦК КПСС Банишевского едва не дисквалифицировали вместе с пятью другими игроками "Нефтчи" "за грубые нарушения спортивной дисциплины".

Только благодаря вмешательству председателя ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева он отделался тогда условным наказанием. А последней каплей, переполнившей чашу терпения начальства, стал эпизод, случившийся в Брюсселе после финальной встречи чемпионата Европы-72 со сборной ФРГ, безнадежно проигранной 0:3. - После игры в раздевалку вошел очень важный чиновник от спорта и устроил разнос, - рассказывал потом Банишевский. - Чуть ли не предателями родины обозвал. Я в конце концов не выдержал и ответил: "Если уж так не нравится наша игра, вышли бы сами на поле и показали, как надо". Незваный гость тут же "закруглился" и покинул раздевалку. В сборную меня больше не вызывали. Как и многие игроки того поколения, Банишевский не смог найти себе после футбола. Много пил и умер чуть ли не на улице в возрасте 51 года. Тем не менее, для азербайджанских болельщиков этот кудрявый забивала навсегда останется номером один

Английский пациент

Судьбу чемпионата мира 1966 года, в финале которого встречались сборные Англии и Германии, решил+ боковой судья. В дополнительное время при счете 2:2 после одного из ударов Джеффа Херста мяч ударился в перекладину, а затем от линии ворот отлетел в поле. Главный арбитр Роберт Динст остановил игру и бросился за помощью к своему помощнику на бровке. Тот показал, что гол был.

Вы спросите: а причем же здесь азербайджанский футбол? Все просто: боковым судья, фактически отдавшим победу англичанам, был уроженец Баку Тофик Бахрамов. Пересек ли тогда мяч линию ворот, не ясно до сих пор. В своих мемуарах Херст написал, что и сейчас не может сказать что-то определенное по этому поводу. Как бы то ни было, но поблагодарить Бахрамова английский нападающий уже успел, подарив сыну лайнсмена майку с надписью "Большое спасибо" на азербайджанском языке.

А совсем недавно телекомпания Freeview Playback провела опрос среди жителей Великобритании на тему "Какой стоп-кадр вы считаете самым знаменитым в истории человечества". Гол Джеффа Херста, засчитанный Тофиком Бахрамовым, занял почетное второе место. Уступил он только знаменитому скрещиванию ног Шэрон Стоун в фильме "Основной инстинкт". Имя Тофика Бахрамова носит Центральный Республиканский стадион в Баку, где в 2004 году торжественно открыли памятник знаменитому судье. После распада СССР азербайджанский футбол переживал сложные времена. Но  в последние годы появились люди, готовые вкладывать значительные средства в развитие "национальной гордости". Есть надежда, что уже в ближайшее время начнется истинное возрождение великих традиций азербайджанского футбола.  

Александр Спивак

http://vestikavkaza.ru/node/94

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение