Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Время разбрасывать камни в окна

22.01.2009

Автор:

Теги:

 

ТЕКСТ: Ярослав Шимов

 

Факторами, подкосившими восточноевропейские экономики, стало легкомысленное влезание в долги и иждивенчество по отношению к мощным западным соседям.

Чтобы пересечь океан и со всей силой обрушиться на континентальную Европу, глобальному экономическому кризису потребовалось немного времени. Сейчас уже ясно: Европейский Союз, вторая по величине экономика мира, совершает «жесткую посадку».

 

Согласно только что опубликованному прогнозу Еврокомиссии, экономика 16 стран, входящих в зону единой валюты евро, в нынешнем году сократится без малого на 2%.

 

Речь идет о рецессии, причем затяжной: эксперты Еврокомиссии не прогнозируют выхода из нее даже во втором полугодии 2009 года, а перспективы на 2010-й оценивают крайне осторожно: по их мнению, экономический рост если и будет, то минимальный, не более половины процента.

Ситуация в странах еврозоны, однако, при всей ее серьезности куда менее отчаянная, чем в восточноевропейских государствах, еще не использующих евро. (Из бывших соцстран единая валюта введена в обращение в Словении и с начала нынешнего года - в Словакии).

 

Восточный фланг Евросоюза погружается в кризис настолько глубокий, что кое-где это уже привело к массовым беспорядкам.

 

Столкновения демонстрантов с полицией, разбитые окна госучреждений, банков и магазинов - всё это пережили в последние дни Рига, Вильнюс и София. Далее везде?

Восточноевропейский кризис вряд ли можно назвать неожиданным. Первые прогнозы экономических аналитиков относительно того, что довольно уверенный рост, наблюдавшийся в странах этого региона в середине нынешнего десятилетия, может смениться резким падением, появились еще два-три года назад. Экономики бывших соцстран, вступивших в ЕС в 2004 году, не обладают прочным фундаментом, слишком зависимы от западных инвестиций и кредитования и могут пасть жертвой своей чрезмерной задолженности, предупреждали эти аналитики. Это, собственно, и произошло в конце 2008 года.

Неудивительно, что первый тревожный звонок прозвучал в Венгрии - стране, которая даже в благополучные для восточноевропейского региона годы не смогла избавиться от крупного бюджетного дефицита и относительно высоких показателей инфляции и безработицы. Первые крупные беспорядки, вызванные как социально-экономическими, так и политическими причинами, произошли в Будапеште еще в октябре 2006 года. В том же году дефицит госбюджета страны превысил 9% ВВП - рекордная величина в регионе. Сейчас в Венгрии относительно спокойно, но экономическая ситуация далека от обнадеживающей: в 2008 году дефицит текущих операций (current-account deficit) приблизился к 7 миллиардам евро, и без 5-миллиардного кредита, полученного минувшей осенью от Европейского центрального банка, страна оказалась бы на грани банкротства.

 

Одним из факторов, подкосивших восточноевропейские экономики, стало легкомысленное влезание в долги. Венгры, латыши, эстонцы вовсю брали кредиты, в первую очередь ипотечные и главным образом в евро.

 

Предложение было широким - на рынки этих стран пришли многочисленные западноевропейские банки. В результате в странах Балтии, а отчасти и в Венгрии, произошло нечто подобное тому, с чего начался нынешний кризис в США. С ухудшением экономической ситуации росло число должников, оказавшихся неспособными платить по кредитам, на рынке недвижимости образовались «пузыри», которые лопнули, потянув за собой остальные отрасли экономики. Западные банки, ставшие опорой кредитно-финансовых систем большинства восточноевропейских стран, под влиянием собственных трудностей стали сворачивать свою деятельность на востоке Европы или ужесточать условия для должников.

В результате балтийские страны, по сути дела, вошли в состояние свободного экономического падения: ВВП Латвии и Эстонии, по предварительным оценкам, сократился в 2008 году на 4-5%, в Литве рост ВВП сохранился, но составил менее 3%. Резко подскочило число безработных. Власти вынуждены безжалостно урезать бюджетные расходы, в том числе за счет пенсий и других социальных выплат. Вдобавок латвийское и эстонское правительства тратят немалые средства на поддержание своих национальных валют, жестко привязанных к евро. При этом в предыдущие годы показатели экономического роста в прибалтийских странах достигали уровня 10-12% и их будущее казалось многим весьма радужным. Теперь без средств МВФ и Евросоюза прибалтам не обойтись, но их экономические перспективы по мере дальнейшего влезания в долги выглядят довольно мрачными. Известный американский экономист Пол Кругман недавно даже сравнил ситуацию в Латвии с катастрофическим кризисом 2002 года в Аргентине, где экономический коллапс также сопровождался беспорядками и политической нестабильностью.

Те страны Восточной Европы, чьи финансы не подверглись столь сильному удару кризиса, столкнулись с иными проблемами. Так,

 

финансовая система Чехии пока остается достаточно стабильной, что связано с гораздо меньшей, чем в Венгрии или странах Балтии, задолженностью домашних хозяйств по ипотекам и потребительским кредитам. Зато производственный сектор чешской экономики, тесно связанный с западноевропейским, в первую очередь немецким рынком, пострадал сильно:

 

согласно только что обнародованным статистическим данным, в ноябре 2008 года падение промышленного производства составило 17,4% - рекордный показатель во всем ЕС. На многих предприятиях введены 4-дневные рабочие недели, вполсилы работает, в частности, конвейер автозавода «Шкода» в городе Млада-Болеслав.

Непросто приходится и Польше. Хотя ее макроэкономические показатели пока выглядят неплохо (рост экономики в 2008 году, по предварительным данным, составил 5,3%), объем экспорта уже начал сокращаться. Это неудивительно для страны, более 40% экспорта которой приходится на четырех крупных западноевропейских партнеров (Германию, Францию, Италию и Великобританию), которые сами страдают от кризиса. Экономические проблемы западноевропейцев, особенно Великобритании и Ирландии, сказываются и на положении сотен тысяч поляков, работающих в этих странах. Польские экономисты не исключают, что многим из этих людей придется вернуться на родину, где в случае углубления кризиса они могут пополнить число безработных. Таким образом, возродится проблема, от которой поляки только начали избавляться: в 2004-2008 годах в благополучных западных воеводствах Польши уровень безработицы снизился на 12-15%, а в целом по стране без работы сейчас менее 9% трудоспособного населения, что вдвое меньше, чем 10 лет назад.

 

Неизбежное снижение объемов иностранных инвестиций, финансовая дестабилизация, сокращение производства и рост безработицы делают восточный фланг Евросоюза наиболее депрессивным его регионом.

 

В частности, для большинства бывших соцстран уходит в неопределенно далекое будущее важный символ европейской интеграции - принятие евро. Словакия, перешедшая на евро с 1 января нынешнего года, буквально успела вскочить в последний вагон. (Условием введения евро является, в частности, сохранение бюджетного дефицита на уровне, не превышающем 3% ВВП, а этого при кризисе добиться особенно трудно). Нельзя сказать, что население тех стран, где сохраняются национальные валюты, огорчено отсутствием евро, поскольку в массовом сознании введение единой валюты ассоциируется с неизбежным ростом розничных цен. Однако усиливаются голоса, указывающие на то, что в условиях нынешней финансовой нестабильности резкие колебания курса местных валют отпугивают инвесторов, и без того несмелых и малочисленных в кризисные времена. С другой стороны, в руках восточноевропейских правительств, располагающих своей валютой, остается такой инструмент, как девальвация, помогающая экспорту. (Так, в Чехии за последние полгода курс кроны по отношению к доллару снизился на треть).

Очевидно, что без координации усилий на уровне Евросоюза преодоление кризиса в Восточной Европе будет затяжным и мучительным.

 

Недавние экономические успехи бывших соцстран, оказавшиеся столь эфемерными, были связаны с тем, что этот регион избрал для себя роль «прицепа» к более мощным западным соседям. Теперь, когда «машина» забуксовала, а «прицеп» и вовсе оказался в кювете, вновь выехать на ровную дорогу можно будет только благодаря совместным усилиям.

 

Член Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер на днях заявил, что национальные планы экономического стимулирования будут координироваться в рамках общеевропейского плана объемом по меньшей мере 200 миллиардов евро, однако его согласование идет медленно и тяжело. Не проявляет большого энтузиазма по этому поводу главный экономический тяжеловес Европы - Германия. Так что пока попавшие в беду восточноевропейцы (Венгрия, Латвия, Эстония, Польша, Болгария) договариваются о кредитовании с МВФ, Всемирным банком и Европейским центробанком. Весьма вероятно, что кредиты, полученные ими в последние месяцы, будут далеко не последними и в следующее десятилетие большинство экономик региона вступит с немалым долговым бременем.

Беспорядки в Латвии, Литве, Болгарии показывают, что сложная экономическая ситуация может вызвать радикализацию общественных настроений и в перспективе привести к серьезным политическим переменам. Членство в Евросоюзе служит стабилизирующим фактором - политические обязательства, взятые на себя каждой из стран ЕС, делают крайне маловероятным падение демократических режимов как таковых. Но возможности острых внутриполитических кризисов с самым неожиданным исходом исключать нельзя, поскольку практически ни в одной из стран региона сейчас нет сильных и популярных правительств, которым большинство населения было бы готово доверять в наставшие трудные времена.

Этим нынешняя ситуация отличается от предыдущего кризисного периода - начала 90-х, когда практически во всех бывших соцстранах общество было готово «потерпеть за идею» и переносить тяготы посткоммунистического кризиса во имя благополучного и цивилизованного европейского будущего. Это будущее, по крайней мере формально, стало настоящим с момента вступления восточноевропейцев в ЕС - но, как видим, защиты от масштабных экономических потрясений оно не принесло. Правда,

 

включенность Восточной Европы в крупный интеграционный проект дает ей надежду на помощь, поддержку и солидарность соседей по ЕС.

 

Возможно, эта надежда начинает воплощаться в жизнь: Евросоюз только что одобрил кредит в 3 миллиарда евро для Латвии. Тем не менее кризис только начинается, и полагаться исключительно на щедрость «больших и сильных» собратьев по ЕС восточноевропейцы не вправе. Как и любой кризис, этот приносит как проблемы, так и шансы - прежде всего шансы преобразовать экономику, закончив затянувшийся посткоммунистический переход.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение