Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Лю Юаньюань: Имидж Китая: восприятие российским сообществом

Лю Юаньюань: Имидж Китая: восприятие российским сообществом

03.02.2008

Автор:

Теги: Китай

Язык общества - его культура, то есть система представле­ний, ценностей, отношений, стереотипов и образов, общих для людей из различных групп. Возможно, что в каждом конкретном случае индивидуум делает субъективно рациональный выбор (хотя даже это довольно сомнительно), но его вера в рациональность собственного выбора определяется не всеобщим законом, а куль­турой. То, что рационально для мусульманского фундаменталиста, совершенно иррационально для американского либерала, хотя они могут жить по соседству друг с другом.Большинство существующих культурных систем, частью ко­торых являются образы других стран, имеют намного более глубо­кие корни, чем современные рационалистические идеи.

Они раз­вивались в ходе истории и менялись со временем. Люди воспри­нимают свои представления от родителей, окружения и других социальных групп, через которые они проходят в процессе социа­лизации, но они также постоянно переосмысляют эти представления под воздействием различных влияний и личного интеллектуального развития, благодаря чему культура находится в процессе постоянных изменений. Для понимания внутриполитического развития и внешней политики страны, край­не важно знать грамматические правила ее политической культуры.

Чтобы предсказать или оценить реакцию конкретного политика на то или иное событие, необходимо понимать, какие культурные шаблоны определяют его подход к делу. Реконструкция языка культуры важна и с теоретической, и с практической точки зрения. В области теории она дает материал для определения и анализа культурных шаблонов в истории и настоящем страны, а также для сопоставления культурных шаблонов разных стран и лучшего по­нимания того, как культура воздействует на различные общества.

В практическом смысле изучение шаблонных подходов к разным политическим ситуациям, принятым в данной политической куль­туре, дает возможность предсказывать реакцию руководства стра­ны, политических партий, отдельных политиков и населения в це­лом на конкретные события или действия другой страны, тем са­мым создавая прочную основу для политического прогнозирования.

Согласно этому подходу, по меткому высказыванию специалиста в области социологии международных отношений К. Боудинга "мы действуем соответственно тому, каким мир представляется нам, а не обязательно в соответ­ствии с тем, каков он на самом деле", а "действия людей в каждый конкретный момент определяются тем, каким образом им пред­ставляется мир".[1] Для нужд данного исследования потребовалось упорядочить существующую в общественных науках терминологию. В социологии используются такие термины, как "имидж" (image), "убеждения" ("beliefs"), "представления" или "ре­презентации" ("representations"), "элементы  восприятия" ("perceptions"), "ценности" ("values"),  и т.д. для описания одного и того же феномена или его различных аспектов. В данной работе употребляется термин "имидж", наиболее широко распространен­ный в социологических исследованиях для комплексного описания представлений индивидуума или членов группы о дру­гой стране.

Слово "имидж" заимствовано в русский язык из английского. Как отмечает Б.Л. Борисов "в современном русском языке английское слово image наделяется такой емкостью и многозначностью, что его по праву можно отнести к категории мультикультурных символов "[2].В современном понимании имидж – это совокупное эмоциональное восприятие какого-либо объекта разговора или суждения: человека, компании, страны, – сконцентрированное в единую простую "картинку", почти схему.

Эта "картинка" априори условная, но она дает представление о специфичности и уникальности объекта.Под образом Китая в России понимаются представления о Китае, которые разделяют большинство россиян в данный пери­од времени. Поскольку и системы представлений, и культура - сложные структуры, в которых отдельные образы не обязательно связаны между собой логически, чтобы понять (или реконструировать) индивидуальный образ, зачастую необходимо рассмотреть более широкую их систему.

Так, например, для верного понима­ния взглядов различных социальных групп современной России на Китай необходимо рассмотреть более широкие политические концепции, общее видение этими группами мира и места России в нем, а иногда - современную российскую политическую культуру в целом.

К сожалению, работ, посвященных этой проблеме, немного – она только начинает разрабатываться. Это связано с тем, что интерес к Китаю в широких слоях насе­ления России (за исключением некоторых регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока, граничащих с Китаем) невысок, образ этой страны недостаточно представлен в российской массовой культуре.[3] Нужно отметить, что в Китае существует государственная программа формирования имиджа страны. Направленную на зарубежную аудиторию китайскую пропаганду координирует и направляет Пресс-канцелярия Госсовета КНР. Проблемы имиджа страны обсуждаются на высшем уровне. Часть этих мероприятий разрабатывается специально для России.

Так, 2007-й год был объявлен Годом Китая в России, а 2006-й год был Годом России в Китае. Растет и число информационных китайских источников на русском языке. Среди официальных китайских сайтов, представляющих информацию на русском языке, – сайт Госсовета КНР, сайт газеты "Жэньминь жибао", сайт агентства новостей "Синьхуа" и многие другие. Заинтересованность КНР в формировании положительного имиджа очевидна. Это обусловлено и наличием общей границы и растущими экономическими связями.

В Китае издается значительное количество литературы, посвященной особенностям, направлениям и перспективам китайской рекламы и пропаганды, направленной на внешний рынок. Но далеко не всякая декларация положительных намерений может быть воспринята в полной мере. Поэтому очевидно, что имиджевые PR-продукты для внешнего рынка должны использовать набор социальных и культурных ожиданий, который уже имеется у "потребителя", поэтому полноценная работа над имиджем Китая невозможна без изучения уже существующих представлений российского сообщества о Китае.

На протяжении столетий Россия и Китай несколько раз меняли характер двусторонних отношений с дружеских на враждебные и обратно. Неудивительно, что в России в разные исторические периоды и даже в один и тот же период у представителей различных социальных и политических групп и различных идеологических течений существовали разнообразные, зачастую противоположные образы Китая. Эти образы нередко формировали под влиянием общих политических воззрений их обладателей и их понимания мира и места России в нем. Оживленные дискуссии о Китае и российской политике в отношении этой страны, которые велись среди политической эли­ты, проходили на фоне фундаментальных изменений в российском общественном мнении о месте России в мире между Востоком и Западом. Эти изменения оказывали существенное влияние на мас­совые представления о Китае.

 Исследовать перемены в отношении населения к Китаю нелегко, поскольку соответствующие вопросы редко включаются во всероссийские опросы общественного мне­ния.

Однако доступные данные позволяют выделить две основные тенденции, характерные для 1990-х годов: 1) растущий интерес и позитивные оценки китайской экономики и Китая в целом (осо­бенно в сравнении с западным миром); 2) растущую озабоченность возможностью конфликта густонаселенного и мощного Китая и слабеющей России в будущем.

В целом Китай видится значительной частью населения Рос­сии одним из наиболее дружественных государств, в то же время немало россиян считают, что Китай представляет угрозу.

Опасе­ния относительно Китая наиболее сильны на Дальнем Востоке. Это подтверждает, что вопрос миграции китайцев в Россию и их расселение в дальневосточном регионе, реальное или мнимое, яв­ляется основным источником антикитайских настроений.

До сих пор характерно наличие широко распространенных стереотипов в восприятии россиянами китайцев. Наиболее известные из этих стереотипов представляют китайцев как людей прилежных и трудолюбивых, но в то же время не слишком сообразительных и с налетом провинциализма (в противоположность европейцам). Кроме того, Китай изображается как страна с громадным населени­ем, готовым хлынуть в другие страны, в первую очередь Россию.

В то время как общий образ Китая у российского населения за последнее десятилетие стал более позитивным, он не повлиял на отношение к жителям этой страны, особенно к конкретным китай­цам, которые знакомы россиянам. Среди самых популярных китайских тем в российских СМИ были репортажи и комментарии об экономическом сотрудничест­ве, которые в целом позитивно оценивали положение в Китае и подчеркивали значение экономического сотрудничества для пре­одоления безработицы в России, роли внешней торговли и т.д..

Часто встречались упоминания о китайской культуре как важном средстве привлечения туристов, при этом Китай нередко стереотипно представлялся страной древней муд­рости и восточной мистики, и в мистическом свете подавались гимнастика ци-гун, у-шу, китайский буддизм, даосизм и т.д. Россияне, особенно в районах, удаленных от китайской границы, о китайцах по-прежнему очень мало знают. Главным препятствием к общению является разность культур а основным барьером для 56% опрошенных явились языковые трудности.

Большинство встречались с ними нерегулярно, глав­ным образом на рынках, и, хотя значительное количество россиян считало, что деятельность китайцев способствуют оживлению ме­стной торговли, многие либо относились к ним негативно, либо не имели своего мнения. Для большинства российских наблюдателей в 1990-е годы положительные результаты экономических реформ в Китае были настолько очевидны на фоне российского кризиса, что в россий­ских оценках этих реформ практически невозможно встретить их отрицание (такие идеи были распространены до распада СССР, Представляется, что в существующей ситуации основной задачей имиджевых PR-продуктов Китая, направленных на российский рынок, должно стать создание "зоны комфорта и безопасности". Определить, насколько она реализуется, – задача моих дальнейших исследований.   

Лю Юаньюань - аспирантка РГГУ

 


[1] Boulding K. National Images and International Sistems| The Journal of Conflict Resolution, Vol.3, N2. 1959. P. 120 [2] Борисов Б. Л. Технологии рекламы и PR: Учеб. пособие. - М., 2001. - С. 383.
[3] См. об этом, например: Китай в мировой политике / Моск. гос. ин-т междунар. отношений (Ун-т); Редкол.: А.В. Торкунов (отв. ред.) и др.; Отв. ред.-сост. А.Д. Воскресенский. – М., 2001. – 527 с.; Воскресенский А.Д. Россия и Китай: проблемы динамики и преемственности в межгосударственных отношениях: автореф. дис. д. полит. н. – М., 1998; Рожков И.Я  Имиджи Китая в контексте PR и рекламы. – М.: МГИМО(У) МИД России, 2006; Мир глазами россиян: мифы и внешняя политика: под ред. В.А. Колосова. – М.: Институт Фонда "Общественное мнение", 2003

 


Теги: Китай

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение