Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Миссия "высоких надежд"

20.01.2009

Автор:

Теги:
Миссия «высоких надежд»
Александр Караваев

 

Новое издание книги «Дерзость надежды», написанной Бараком Обамой еще в2006 году, во всем мире рекламировали как «Книгу человека, которыйможет изменить Америку и весь мир!». Это действительно так, но не всвязи с его личностью, а в связи с пожаром, который вынуждена тушитьАмерика после администрации Буша. Но Обама может и усугубить ситуацию,учитывая, что никто не застрахован от ошибок, тем более в случае стакой страной как США. По сообщениям американских изданий, новаяадминистрация планирует очередную серию миротворческих войн теперь ужев Африке (Сомали), не разобравшись до конца с ситуацией в Ираке.Впрочем, это пока разговоры.

 

Но в любом случае, имидж реформатора, авансом наклеенный на БаракаОбаму может развеется так же быстро как он создан. В определенномсмысле он «пленник будущего», зависящий от способности своей новой«прогрессивной» администрации выправить американскую политику. Сразупоявляется возражение – как можно оценить эту способность не имеярезультатов их деятельности? Но речь как раз пойдет не об оценках и«авансах» на будущее, а о предостережении от безудержного оптимизма,свойственного глобальному общественному мнению. Надо понимать не толькотрудности, с которыми столкнется Обама, но и свойства, стиль работы,ошибки демократических администраций, транслируемые из десятилетия вдесятилетие.

 

Роль Соединенных Штатов сегодня – уже не роль «жандарма», которыйопасен непослушному. К началу правления Обамы, это скорее строгая«классная дама», которая морализирует на христианских основаниях, но неможет уследить за великовозрастными шалунами, и уже не в состоянии ихотчислить из школы.

 

Не в том проблема, что с приходом демократа Обамы значительносократиться роль глобального «жандарма», скорее это произойдетнезначительно. Проблема в том, что новая администрация не имеетготового интегрального сценария новой политики. Многое придетсяначинать заново. Значит, велика опасность роковых ошибок. Наконец, нетолько сам Обама являет собой «темную лошадку», вся новая администрациябудет такова, в том смысле, что все администрации демократов в БеломДоме за последние 50 лет проводили политику с непредсказуемымрезультатом. Время Обамы может оказаться продолжением неоднозначной иизломанной политической линии демократов второй половины XX века:Кеннеди-Картер-Клинтон. Это путь гуманистов, к сожалению приведшихАмерику и мир к еще более трудным проблемам, нежели те, которые онирешали.

 

Давайте посмотрим, все три «исторические возвращения» демократов вБелый Дом сопровождались как минимум общественной надеждой, если неэйфорией. Различны контексты и обстоятельства периодов правления этихпрезидентов, но казалось, вот еще немного, небольшое усилие и мирначнет новую эру взаимопонимания и толерантной рефлексии. Но реальныепобеды оказались смазаны неудачами, послужившими причиной болееглубоких кризисов.

 

В 1978 году на саммите в Кемп-Дэвиде при посредничестве демократаДжимми Картера президент Египта Анвар Садат и премьер-министр ИзраиляМенахем Бегин договорились о мире, взаимном признании и передаче ЕгиптуСинайского полуострова, это завершило серию из четырёхегипетско-израильских войн. Несомненное достижение. Такую же оценку, сточки зрения «ястребов» Вашингтона, можно дать политике демократов вотношении СССР: закончилась «разрядка», после ввода советских войск вАфганистан в 1979, советско-американские отношения резко ухудшились,США бойкотировали Летние Олимпийские игры 1980 в Москве и продолжилинаращивание своего ядерного потенциала. С вершины 1991 года, для СШАпериод начала 1980-х это несомненный успех – начало конца главногосоперника. Но так ли безболезненно он был предрешен? Именно в тотпериод, после карибского кризиса 1963 мир, Картер второй раз в историиделает решительные шаги в сторону конфронтации с СССР, продолженныеРейганом. Не в этот ли момент (до прихода Горбачева) мир приблизился креальной ядерной войне?

 

Наконец, из плоскости чисто гипотетических оценок в разряд реальнойошибки переросла политика Картера в отношении Ирана. Когда в 1978-1979происходила Исламская революция в Иране, шах Пехлеви обратился запомощью к США. Однако, Картер не решился оказать военную поддержкушаху, поскольку в западной прессе тот подвергался жёсткой критике зарепрессии против оппозиции и нарушения прав человека. В администрацииамериканского президента произошёл раскол относительно того, стоит ливводить в Иран войска. Советник по национальной безопасности ЗбигневБзежинский выступал тогда за интервенцию, в то время как многиесотрудники Госдепа считали, что революцию уже невозможно предотвратитьникакими средствами.

 

Возможно, надо было действовать именно в тот момент предотвративреволюцию, но Картер опоздал, что стоило ему поста. 4 ноября 1979произошел захват студентами американского посольства в Тегеране. Взаложники взяли 70 человек. После освобождения женщин и чернокожихсотрудников миссии в руках у экстремистов остались 52 человека. Военныесоветники Картера предложили ему силовую операцию по освобождению.Операция провалилась. Аятолла Хомейни окончательно закрепил за СШАпрозвище «Большой сатана». События в Иране стали одной из ключевыхпричин провала демократов на выборах 1980 года. Пришедший к властиРональд Рейган осуществил тайную сделку по передаче оружия в Иран, а вобмен добился освобождения заложников, которые оставались в неволе втечение 444 дней.

 

Провал картеровской политики в отношении Ирана, заложил основы подкризисы первого десятилетия XXI века – идея развертывания ПРОобоснованна как раз необходимостью защиты от будущих иранских ракет,направленных на США. Зато теперь, гуманист и демократ Джимми Картер,словно выдохшееся шампанское 1970- годов, ведет челночную дипломатиюмежду ХАМАС и правительством Израиля. Из «надежды» всего мира онпревратился в рядового посредника.

 

Президент Джон Кеннеди, абсолютно историческая фигура. Первый президентСША-католик, первый президент, родившийся в XX веке, самый молодойизбранный президент в истории страны. Отметим, что в отношении БаракаХусейна Обамы также по многим пунктам набирается определение «первый».Президентство Обамы во многом обязано Кеннеди: при нем как раз былипредприняты решающие шаги по уравнению чернокожих в правах.

 

Но во внешнеполитической области Кеннеди начал с провала (попыткавторжения в апреле 1961 на территорию коммунистической Кубы сиспользованием кубинских эмигрантов). И закончил он не меньшим крахом:негласное американское участие в гражданской войне в Лаосе и ЮжномВьетнаме втянуло следующего президента США демократа Линдона Джонсона вто, что назовут крупнейшим провалом внешней политики страны – война воВьетнаме.

 

Оценивая последствия Карибского кризиса, нужно признать, чтоадминистрация Кеннеди продвинулась в переговорах с СССР: Кеннеди успелв одностороннем порядке объявить отказ от испытаний ядерного оружия ватмосфере, в последствии, уже без Кеннеди, было заключено Соглашение очастичном прекращении испытаний ядерного оружия. Позднее к этомусоглашению присоединились десятки других государств. Этот эпизодуместно вспоминать сегодня как удачный пример построения новойархитектуры глобальной безопасности.

 

Вспомним и демократов Билли Клинтона - президента Америки, победившей в«холодной войне». В итоге - расслабленное почивание в одиночестве навершине мира: именно демократическая администрация Клинтона«проморгала» линию концентрации радикального ислама приведшую ктрагедии 11 сентября. Пренебрежение к реальным проблемам соединилось свысокомерием мирового жандарма в сердце Европы: военный удар пораспадающейся Югославии 1999 года – в последствии привел к ошибочнойполитики легитимации косовского сепаратизма при президенте Буше(понятен и российский ответ на эту ошибку). Опять же, нежеланиепризнавать интересы РФ в СНГ как исторически необходимые, страннаянеобходимость в расширении НАТО на пространство СНГ – все это былозаложено при демократах Клинтона.

 

Надежда может обернуться провалом

 

Обама может стать президентом-легендой. Но Обама рискует повторитьстранный путь Картера, провалы Кеннеди и неудачи Клинтона. Однако, еслитогда, от 1960-х до 1980-1990 годов Америка нарастала в силе, то теперьтакая «самонадеянность силы», как это назвал учитель Клинтона,сенатор-демократ Уильям Фулбрайт, полностью улетучилась. Америкапо-прежнему одинока в своем величии, но опирается куда на меньшиересурсы. Отсюда очень сложный вопрос – а на что способен Обама? Длявыхода из сегодняшнего кризиса мало быть либеральным-демократом типаКеннеди, не забудем, что он заложил основы войны во Вьетнаме, мало бытьпервым черным-гуманистом в президентах и говорить сценарии выхода изэкономического спада. Сегодня требуется набор взаимоинтегрированныхпрограмм, рассчитанных на несколько десятилетий вперед по всем линиямот экономики до геополитики. Политику Обамы будут формировать кадры изадминистрации Клинтона. Их называют «жесткие демократы». Будущийвице-президент Джозеф Байден понимает и разделяет взгляды известногореспубликанца Ричарда Лугара. Вместе с Хиллари Клинтон, будущей главойГосдепартамента США, Америка может сформировать достаточно взвешенныйвнешнеполитический курс.

 

Но изменится ли политика в отношении России? Откажется ли Белый дом отполитики расширения НАТО? Хиллари Клинтон по оценкам американскихнаблюдателей является однозначной сторонницей расширения НАТО, азаместителем Хиллари Клинтон вероятно станет Марк Бжезинский, сынЗбигнева Бжезинского, его отец по сути дела является родоначальником -вместе с клинтоновской командой девяностых годов - политики расширенияНАТО и максимального вытеснения России из постсоветского пространства.В значительной степени политика американского президента зависит откачества работы его аппарата. Проблема предыдущих демократов состояла в«увлеченности». Они не теряли связь с реальностью, но не просчитывалиходы до конца. Как сейчас пройти через Сциллу и Харибду Ирака: уходить,чтобы не оставить хаос? Как вести эффективные переговоры с Ираном,чтобы не потерять особые отношения с Израилем? Обама пришел в трудное,критическое время. От его интуиции будет зависеть, к доводам какойстороны своей команды прислушиваться больше. Он не будет легкой добычей«силовиков» и «ястребов». Но такая опасность существует.

 

Что касается России и СНГ, то вероятно, учитывая «особость» этогорегиона, нежелание местных элит играть по правилам западной демократии,регион не станет приоритетом в политике Обамы первого периода. А дальшебудет видно. Пока же Барак Обама получает в наследство и самупостсоветскую повестку и готовые варианты решения от администрацииБуша. Таким образом, изменения возможно будут в американской риторике,но прежняя линия игнорирования геополитических интересов РФ в ближайшейперспективе сохранится. Если Москва сама не попытается изменитьсобственные подходы к геополитике. А способов у России опять же два—упорно отстраивать свою геополитическую «крепость» или отказаться отчасти амбиций.

 

"Политком" 24.12.2008


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение