Россия, Москва

info@ia-centr.ru

А. Актаева: Уникальность казахстанского опыта межэтнического согласия.

01.01.2009

Автор:

Теги:
 

Актаева К.К, кандидат исторических наук,заместитель директора Музея Первого Президента РК (Астана)

 

Механизм межнационального и межконфессионального взаимо­действия самобытен и соответствует сложившейся традиции государ­ственного управления и духовного развития. Разумеется, там, где такое взаимодействие есть. Можно лишь условно говорить о неких образцах для подражания. Глобализация диктует свои условия и правила, кото­рые активизируют поиски неких единых алгоритмов решения проблемы межэтнического и межрелигиозного диалога и консенсуса. Идентифи­кация и самоидентификация целых народов, социальных групп или от­дельных личностей становятся фактором обеспечения устойчивости и политической стабильности. Устойчивость и стабильность - желаемое условие выстраивания всех глобальных типов взаимоотношений - от экономики до культурных связей.

дами. Умел сплотиться и быть единым в минуту опасности. Именно благодаря этому он не исчез в потоке истории и через десятилетия смог восстановить свою государственность»1.

Этот тезис произносится с трибуны Ассамблеи народов Казахста­на в марте 1995 года. В это же время распад советской государственно­сти уже отметился явным нежеланием бывших союзных республик раз­вивать межгосударственные, межнациональные отношения на прежней основе. Более того, Российская Федерация, например, всячески дистан­цируется от бывших «младших братьев», страшась груза ответствен­ности за их нестабильность и неустойчивость. «Парад суверенитетов» перерос в негативную тенденцию разрыва всех и всяческих духовных взаимосвязей, которые могли бы составить незримую, но прочную общ­ность народов, религий и культур в условиях экономического и полити­ческого кризиса. «Время и трагический опыт все же заставили понять, что в условиях этнического многообразия, присущего большинству стран, попытки установить государственные границы в соответствии с этническими рубежами означают угрозу самому существованию моло­дых государств»2.

Казахстанский прорыв в этом вопросе определился в Ассамблее народов Казахстана, поскольку она на институциональном уровне за­фиксировала казахстанскую специфику подходов к решению самых, казалось бы, неразрешимых социальных проблем. «Для чего созвана Ассамблея народов Казахстана? Чтобы посоветоваться в это сложное время трудных решений, услышать ваш голос, ваши предложения. Сло­жившаяся обстановка подготовила немало вопросов. 1) Как сохранить и укрепить общественную стабильность? 2) Как мы намерены вести дела в условиях отсутствия парламента? 3) Что нас ждет? Вы должны услышать ответ на этот и некоторые другие вопросы, которые в уме и на устах людей, не от случайных претендентов на власть без знания и навыков государственного управления, а от той власти, которая сегодня ведет дела и вместе с вами, можно сказать, преодолела самый трудный участок пути, вышла на преддверие подъема»3.

Этот тезис крайне важен для понимания секрета успеха моде­ли межнациональных отношений, политической жизнеспособности и устойчивости казахстанского варианта государственного развития. Сочетание опыта государственного управления, ясного понимания то­го, что неприемлемо с общественно-исторических позиций, единство общественных и государственных задач - все это сложилось в единый концепт, который и позволил сформировать институт Ассамблеи.

Помимо институционализации, любая модель должна иметь ба­зовую платформу функционирования, которая является гарантом реа­лизации на всех вертикальных и горизонтальных уровнях идей и ме­роприятий, позволяющих говорить о наличии или отсутствии цельных подходов и способов решения того или иного общественно значимого вопроса.

Такой платформой стала система государственного регулирования межнациональных отношений, сложившаяся благодаря «повседневной кропотливой деятельности всех ветвей власти нашего государства, по­литических партий и движений, национально-культурных образований и каждого человека, видящих в этом благородный гражданский долг, воплощение общенационального патриотизма и дружбы народов»1.

1995 год зафиксировал структуру казахстанской системы регу­лирования межнациональных отношений. Идея Ассамблеи согласия и единения народов Казахстана, как неполитической и неправительствен­ной организации была провозглашена на Форуме народов Казахстана в декабре 1992 года. Ассамблея сформировалась как консультативно-совещательный орган при Президенте, имеющая свою исполнительную вертикаль во всех регионах страны. Она показала свою эффективность в последующих политических процессах и в условиях высокой электо­ральной активности заняла свою нишу как общенациональный орган, направляющий своих представителей в Парламент страны.

Политический ресурс Ассамблеи был подчеркнут Президентом Казахстана в докладе «Общественное согласие - основа демокра­тического развития Казахстана»: «...Стабилизирующая и консоли­дирующая роль Ассамблеи народов Казахстана в нашей новейшей политической истории уже очевидна. Поэтому проблемы большого общественного значения - развитие евразийского интеграционизма, демократизация общества и формирование новой гражданской идентичности также должны быть обсуждены на этом высоком форуме»1.

Более того, модель межнационального согласия вышла на уро­вень фундаментальных ориентиров всей государственной политики, когда четко, недвусмысленно обозначена идея гражданской идентич­ности представителей разных национальностей. «В наших условиях базой межэтнической интеграции должна стать общегражданская принадлежность, политическое самоопределение людей с судьбами казахстанской государственности. Проще говоря, одним из оснований идеологической работы должен стать принцип не только этнического, но и гражданского самоопределения граждан»2. Этот идейный концепт обрел окончательную формулу на 3 сессии Ассамблеи народов Казах­стана в апреле 1996 года. Эволюция его может быть рассмотрена с точки зрения формирования новой казахстанской гражданственности. Если в 1992 году в стратегии становления и развития Казахстана как суверенного государства даются основные измерения общественного согласия, то в 1993 году идейная консолидация общества провозгла­шается условием прогресса Казахстана как суверенного государства с полиэтничным и поликонфессиональным устройством. Напряженная работа по формированию новой политической модели функциониро­вания казахстанского общества позволила к 1996 году рассматривать народ Казахстана как общность граждан разных национальностей, а не как новую этническую общность. Это в драматичных условиях межна­циональных конфликтов на постсоветском пространстве позволило в Казахстане снять все возможные недомолвки и интерпретации, препят­ствующие системному регулированию межнациональных отношений. «Гражданин должен постоянно носить в себе чувство сознательной принадлежности к данному государству, нераздельности собственной судьбы и судьбы страны. Именно это подведет к пониманию того, что благополучие каждого человека тесно связано с благополучием всей страны»3.

Н.А. Назарбаев, как основатель модели межнационального со­гласия, акцентирует общественное внимание на принципиальных условиях развития этого феномена. Он подчеркивает значение рыночных, демократических принципов в развитии общественной и лич­ностной мотивации, которая гарантируется в открытом обществе.

Следует подчеркнуть, что взвешенность и обоснованность в смене ориентиров, формулировании новых стратегических задач обусловле­ны внутренним динамизмом развития всей общественно-политической системы Казахстана, ядром которой является президентская вертикаль. Внутренняя динамика обеспечивается постоянным анализом и критиче­ской оценкой достигнутого и планируемого политического прогресса.

По прошествии десяти лет после обнародования стратегических целей страны в докладе «Историческая память, национальное согласие и демократические реформы - гражданский выбор народа Казахстана» Президент Казахстана с полным основанием говорит о том, что «уни­кальный опыт толерантности и бесконфликтного развития многокон-фессиональной и полиэтничной страны как наша носит не пропаган­дистский, а вполне прикладной характер»1. Формула общественного успеха - в общности национальной идентичности и казахстанской гражданственности. «Существует прямая зависимость между эффек­тивностью проводимой национальной политики и конкурентоспособ­ностью государства. Если политика ведет к национальному единству, к консолидации общества, то это высвобождает скрытые резервы и удесятеряет потенциальные возможности страны, позволяет ставить задачи на уровне «исторического максимума»2.

Амбициозные, далеко идущие планы и задачи основываются на понимании важности человеческого фактора, слагающегося из многих категорий, в первую очередь, духовных. Например, готовясь к высту­плению на открытии второй сессии Парламента Республики Казахстан четвертого созыва, Н.А. Назарбаев пишет: «Наша молодежь, наши де­ти учатся, готовятся к будущей своей жизни, веря, что они будут жить в условиях стабильности, свободы, мира. Только при таких условиях они могут осуществить свои цели, возможности. Можем ли мы гаран­тировать им это - зависит от нас»3. Вопрос гарантий стабильности и прогресса зависит и от еще одного аспекта жизнеспособности многона­ционального общества - толерантности в вопросах веры.

Президент Казахстана, являясь руководителем светского поли-этничного государства, подчеркивает: «...Религия является, пожалуй, единственным глобальным явлением до наступления эпохи глобали­зации, сохранившим и несущим миру идеи гуманизма и культурного диалога. Кроме духовного универсализма, религия являет собой и действенный институт международного сотрудничества... Роль рели­гиозных традиций, в основу которых положены высочайшие образцы нравственности, в нашем бурно, порой хаотично меняющемся мире, невозможно переоценить»1. Столь красноречивые, исчерпывающие оценки духовного потенциала религиозного мировоззрения не могли не привлечь внимания мировой общественности к идее Съезда лиде­ров мировых и традиционно-национальных религий. К моменту созыва Первого Съезда Казахстан стал общепризнанным региональным лиде­ром и ядром центральноазиатской интеграции. Присущая казахстанской политической природе интегративность выразилась в этом масштабном мероприятии, которое превратилось в глобальную диалоговую площад­ку. Модель согласия гармонично дополнилась формулой «Единство - в многообразии, в многонациональности, в многоконфессиональности».

Изучение исторического опыта нации, исследование феномена Лидера нации становятся возможными при внимательном рассмотре­нии бесценных документальных свидетельств проявлений политиче­ской воли Личности, сумевшей вобрать в себя и выразить самые важ­ные общественные ценности. Как показывает практика сегодняшнего дня, казахстанская модель привлекательна, в первую очередь, гармо­низацией институциональных и общественных связей, идентичности национально-религиозной и гражданской.


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение