Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Первый год двухглавой конструкции.

28.12.2008

Автор:

Теги:

Уходящий год ознаменовался сменой власти в России, первой войной, которую РФ вела за пределами своей территории, а также экономическим кризисом, ударившим по стране осенью. Несмотря на свалившиеся в конце года экономические беды и конфликт с Западом из-за Грузии, система власти в России пока выдерживает испытание на прочность, а население большей частью состоит из оптимистов.

Россия уверенно входила в 2008 год, избрав новую Государственную думу и точно зная, кто станет преемником Владимира Путина на посту президента страны. Имя Дмитрия Медведева было названо в двадцатых числах декабря, и, учитывая поддержку его кандидатуры действующим президентом и сразу несколькими крупнейшими «прокремлевскими» партиями, - в обществе была уверенность, что этот выбор альтернативы не имеет. Не удивительно, что эти ожидания полностью оправдались.

Хотя надо отметить, что на самой предвыборной кампании уверенность населения по поводу фамилии будущего президента отразилась негативно. По мнению большинства экспертов, более скучных выборов Россия еще не видела. Не помогли даже скандалы, связанные с тем, что ни один из представителей радикальной оппозиции не смог принять участие в избирательной гонке, а международные наблюдатели от ОБСЕ демонстративно отказались следовать требованиям ЦИК и даже приехать в Россию, чтобы принять участие в мониторинге выборов.

Сформированная в результате мартовских выборов и последовавшего за ними назначения Владимира Путина премьер-министром система власти была названа экспертами политическим тандемом. Однако весной многие аналитики утверждали, что эта система не жизнеспособна и сможет просуществовать максимум до осени 2008 года, после чего неизбежно возникнет конфликт председателя правительства и президента.

Действительность опровергла  эти предположения. Минувший год Россия успешно прожила, сохранив «двуглавую» модель власти, которую можно определить как новую, альтернативную традиционной, властную систему «сдержек и противовесов». Кремль и Белый дом представляли две сдерживающие друг друга, но не конфликтующие, а работающие в тандеме, политические вершины.

Бесконфликтное соправление

Главным политическим событием минувшего года, безусловно, являются выборы нового президента и назначение Владимира Путина на пост премьер-министра. Так полагают и аналитики, и, по данным социологов, рядовые россияне. Разумеется, это не значит, что 2008 год войдет в историю именно как год прихода к власти Дмитрия Медведева - исторические оценки давать пока рановато. Весьма вероятно, что первое применение современной Россией силы за пределами собственной территории в масштабах всемирной истории будет признано куда более существенным событием.

Пока же президентские выборы назвали главным событием 2008 года большинство граждан нашей страны. В ходе опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения, такой вариант ответа выбрали 48% респондентов. Согласно же итогам опроса Фонда «Общественное мнение», выборы также стали главным событием года, правда, так их оценили всего 8% респондентов. Это, разумеется, не значит, что социологи категорически расходятся в своих замерах. Столь заметная разница стала результатом того, что одни разрешали вписывать в анкету любое интересующее опрашиваемого событие, а другие предлагали готовый список, из которого надо было выбрать что-то одно.

Результаты соцопросов свидетельствуют и о том, что Дмитрий Медведев и Владимир Путин сумели обойти острые углы, которые могли бы спровоцировать конфликт между ними. В соответствии с этими данными, они оба по-прежнему, как и в начале года, остаются наиболее популярными российскими политиками. Если бы население наблюдало или предполагало конфликт «двух вершин» российской власти, то результаты наверняка были бы иными. А именно, упал бы рейтинг одного из двух соправителей - скорее всего, инициатора такого конфликта. А возможно, снизилась бы популярность обоих.

Однако Медведеву и Путину удалось на первом этапе их сотрудничества в новом качестве выстроить систему, в которой их зоны ответственности пересекаются крайне редко. Несмотря на внешнеполитическую активность премьер-министра во время и сразу после войны в Южной Осетии, большинство экспертов однозначно утверждают, что сфера взаимоотношений с другими государствами, как это и закреплено в Конституции, осталась за президентом. Он же ставит и стратегические цели, в том числе правительству. Что касается Владимира Путина, то он, как и положено главе правительства, занимается в основном практической работой.

Единственная сложность в разграничении полномочий, которую можно отметить, - это некоторая конкуренция в информационном пространстве. Ее отчасти провоцируют все те же аналитики и СМИ, постоянно обращая внимание на то, кого из двух соправителей больше цитирует пресса, кто из них чаще общается с народом. Отчасти же - сам Путин: его нежелание отказаться от формата «прямой линии с народом» вызвало у экспертов удивление, хотя это и было предсказуемо. Дело в том, что удивление вызвал даже не сам факт того, что Путин решил за собой сохранить «под него» же придуманный формат, а то, что это мероприятие оказалось явно слабо подготовленным. Премьер не блистал, как это было в прежние годы, великолепным знанием мелких подробностей жизни того или иного предприятия, той или иной отрасли народного хозяйства. Поэтому значительная часть экспертов увидела в этом мероприятии не более чем стремление сохранить статус публичной фигуры, отчасти - в ущерб президенту.

В регионах новая власть

Есть, правда, и еще одна особенность правления тандема Путин-Медведев, которая выглядит двусмысленно. Речь идет о предложенных за это время президентом кандидатурах руководителей субъектов Федерации. За время своего президентства с мая 2008 года Дмитрий Медведев не переназначил еще ни одного губернатора «путинского призыва». Говорить о зарождающемся конфликте, разумеется, на примере губернаторских переназначений преждевременно. Однако аналитики отмечают, что такие решения могут означать и желание нового президента сформировать лояльное лично ему губернаторское большинство.

При этом очевидно, что к прямым выборам губернаторов Дмитрий Медведев не намерен возвращаться, по крайней мере, до смены нынешних региональных руководителей. В частности 18 ноября он предельно жестко это объяснил: «Считаю, что та система наделения полномочиями губернаторов, которая есть сегодня, ... на ближайшее будущее ... является оптимальной и единственно возможной. И ее пересмотр не только нереален, но и недопустим. Если же об этом говорят главы субъектов Федерации, то, конечно, они имеют право рассуждать, но они не частные лица. Если их что-то не устраивает в нынешней процедуре наделения полномочиями, они могут подать мне заявление об увольнении».

При этом кадровые решения Дмитрия Медведева оказываются достаточно непредсказуемыми. Еще весной эксперты рассуждали, что у него нет иного выбора, как опереться на команду Владимира Путина из-за отсутствия собственного кадрового резерва. А уже осенью мало кто брался предсказывать, каким будет следующее назначение президента.

Среди наиболее неожиданных можно назвать предложение бывшему лидеру партии «Союз правых сил» Никите Белых возглавить Кировскую область, а кадровому военному  Юнус-бек Евкурову - Ингушетию.

«Не кошмарить бизнес»

Последняя, третья двусмысленность в отношениях двух соправителей России была ими успешно преодолена после того, как на Россию начал сильно влиять мировой экономический кризис. Речь идет о наступлении главы правительства на некоторые частные компании, в первую очередь «Мечел». После этого прозвучала первая «крылатая» фраза президента о том, что пора прекратить «кошмарить бизнес». Связана она, правда, была с совершенно другими проблемами: Дмитрий Медведев, судя по контексту, вовсе не намеревался критиковать председателя правительства, а давал указание многочисленным контролирующим органам на местах оставить в покое малый бизнес. О крупном капитале речь не шла.

Но то, как это заявление президента было истолковано прессой, уже само по себе могло спровоцировать конфликт между двумя вершинами российской власти. Однако обошлось. Правительство показательно слегка «отыграло» назад, не допустив в отношении «Мечела» повторения «дела ЮКОСа», а президент косвенно продемонстрировал обществу, что критиковал вовсе не Путина, а местные власти, контролирующие и правоохранительные органы на местах.

Окончательно оставшиеся противоречия между президентом и премьером снял мировой экономический кризис. После его прихода в Россию, что, надо отметить, на первом этапе упорно отказывались признавать и Путин, и Медведев, - всякие сомнения отпали. Экономическая политика президента и премьера стала единонаправленной даже в публичной области. Если и намечался какой-то конфликт, который с таким старанием разыскивали эксперты, то он не состоялся.

А вот россияне, судя по данным опроса, проведенного ВЦИОМом, кризис хоть и заметили, но пока не прочувствовали. По крайней мере, уровень их оптимизма хоть и снизился, но незначительно. Более половины опрошенных (53%) в целом положительно оценивают итоги 2008 года для себя и своей семьи. Правда, почти такое же количество (54%) с опасением смотрят в будущее. Оправдается ли оно - покажет 2009 год.    

Иван Преображенский

РОСБАЛТ


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение