Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Тигран Манасян: Ереван-Тбилиси: послеавгустовский синдром.

24.12.2008

Автор:

Теги:
 

Армяно-грузинские отношения после августа

 

 

 

На территории всего постсоветского пространства нет большей концентрации противоречий, нежели в регионе Южного Кавказа. Каждая из трех республик данного региона имеет определенные трудности во взаимоотношениях со своими соседями: Азербайджан не ладит с Ираном и Арменией, Армения не имеет дипломатических отношений с Азербайджаном и Турцией, у Грузии - проблемы с Россией и Ираном. Принимая во внимание это весьма сложное положение региона, республикам приходится искать пути преодоления данных препятствий.

Несмотря на то, что Грузия и Армения пытаются сотрудничать с соседними мусульманскими державами - Турцией и Ираном, обе страны остаются «островами» христианства, причем Восточного христианства в окружении исламских государств и мусульманских народов. При этом Грузия постепенно становится военно-политическим партнером Турции, а Армения, установив отношения стратегического сотрудничества с Ираном, имеет хорошие, обязывающие отношения с арабскими и центрально-азиатскими государствами.

Выбор обоими республиками был сделан: Армения выбрала стратегическое сотрудничество с Россией, Грузия - с США. Однако, несмотря на разную геополитическую ориентацию, имея вышеперечисленные проблемы, Грузии и Армении приходилось строить близкие, добрососедские взаимоотношения, которые впоследствии принесли немалую пользу обеим республикам. В связи с разгоревшимся конфликтом в Южной Осетии перед республикой Армения встал выбор - поддержка России или дальнейшее сотрудничество с соседней Грузией. Для РА это был роковой момент, т.к. обе страны имели для нее стратегическое значение. Россия - ближайший союзник, а Грузия - важнейший экономический и транспортный коридор. Испортить отношений с Тбилиси означало бы для Армении потерю всех важнейших достижений в области политики, безопасности и экономики.

К 2008 г. между Ереваном и Тбилиси уже имелось множество соглашений. Прежде всего, следует упомянуть пограничный вопрос. Уровень доверия между республиками был достаточным для полного открытия границ, а с 2006 г. стороны обнулили все возможные налоги и сборы при пересечении границы. Граница, как подчеркнул Р. Кочарян, стала похожа на границу между Францией и Швейцарией (до вступления второй в зону Шенгена). Это весьма впечатляющее обстоятельство, т.к. на постсоветском пространстве подобные отношения - большая редкость.

Кроме того, благодаря Мецаморской АЭС РА с начала 90-х поставляла в Грузию электроэнергию. Недавно была построена новая линия электропередач Армении - Грузия. Для Грузии данные поставки являются жизненно необходимыми, т.к. в самой республике не имеется альтернативных источников электроэнергии, готовых покрыть все нужды республики.

Еще одним важным аспектом грузино-армянских отношений можно назвать туризм. За последние годы весьма процветал курортный бизнес Грузии во многом благодаря туристам из соседней Армении. Города Кобулети и Поти - были одними из наиболее помещаемых туристических центров гражданами Армении.

Все вышеперечисленное - плод постепенных, продолжительных и нелегких переговоров между республиками. Эти достижения были очень важны для обеих стран, принимая во внимание нелегкое геополитическое положение Грузии и Армении, однако августовские события «подлили масло в огонь» и вновь возродили былые нерешенные спорные моменты взаимоотношений двух стран.

Одним из таких моментов был спорный участок границы на севере республики Армения. Область Лори была признана за РА еще в 1918 г. после победы Армении в однодневной войне с Грузинской республикой. С этого времени до 1991 г. этот вопрос не всплывал на поверхность, однако с обретением независимости Тбилиси неоднократно поднимал эту тему, но к окончательному решению этой проблемы стороны не пришли. Вновь эта тема попала на повестку дня после югоосетинского конфликта, когда РА разрешила войскам РФ, дислоцированным на своей территории, беспрепятственно совершать военные операции.

На встрече военных министров РА и РГ грузинская сторона поинтересовалась причиной вылета российских истребителей с баз в Армении (одна из них находится в непосредственной близи от грузинской границы) для нанесения ракетных ударов по грузинским районам Дманиси и Марнеули. Армянский министр обороны Оганян (чего и следовало ожидать) не смог внятно ответить на этот вопрос. Грузины также заметили, что размещение российской военной базы недалеко от границы - нецелесообразно и расценивается как ожидание опасности со стороны Тбилиси. В данном случае можно понять и одну, и другую стороны. Грузия вправе предъявлять претензии Еревану, т.к. Армения не принимала участия в конфликте, в то же время РА не могла отказать в помощи своему ближайшему стратегическому партнеру и союзнику. Россия для интересов Армении имеет большее значение, нежели Грузия. На одной из пресс-конференций президент Армении Серж Саргсян отметил, что ответственность перед соседом отличается от ответственности перед стратегическим партнером, кроме того не отменяет национальные интересы. Однако с другой стороны, не будь близких добрососедских отношений с Тбилиси - Ереван окажется в полной экономической и транспортной блокаде. В принципе, кризис в Южной Осетии был совершенно не нужен РА, т.к. 70 % товарооборота Армении осуществляется через территорию Грузии, более того экономическая жизнь в РА оказалась на грани краха.

Нужно заметить, что поначалу президент Саргсян поддержал Россию и осудил с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН грузинскую сторону, «политика которой привела к кровопролитию». Это - весьма резкий дипломатический шаг, особенно для государства, экономика которого во многом зависит от этого «агрессора». Однако для предотвращения непоправимых тяжелых последствий - т.е. ухудшения отношений, президент Саргсян уже во время сентябрьской встречи с президентом Грузии Михаилом Саакашвили использовал совершенно иные дипломатические методы. Место критики заменило сострадание и соболезнования в связи с тяжелыми последствиями войны для Грузии. Более того, по словам Саргсяна, «Ереван высоко оценивает взаимоотношения между РА и РГ и желает дальнейшего углубления дружбы, интегрирования экономики, бесперебойного функционирования коммуникаций ...». Со своей стороны Михаил Саакашвили также не остался в стороне и ни разу не упомянул о поддержке России армянской стороной. Это красноречиво говорит о том, что ухудшение отношений - нежелательно для обеих сторон. Впрочем, это естественно, т.к. проблем в регионе предостаточно и похолодание отношений между Арменией и Грузией вряд ли принесет им выгоды.

Саакашвили, напротив, говорил об Армении очень тепло и всячески пытался показать свое расположение своему армянскому коллеге. Ярким показателем этого стал орден «Золотого руна» (высшая награда Грузии для иностранцев), врученный Саргсяну президентом Грузии. В адрес Армении Саакашвили высказал весьма лестную речь. В частности он отметил, что Армения и Грузия - исторически близкие, братские государства, которые объединяет не только общая история, но и общее благополучное будущее. Саакашвили подчеркнул, что в жизни Грузии армяне играют значительную роль. «Мы не ставим разницы между нашими гражданами исходя из их этнической принадлежности, - отметил президент Грузии. - Но, конечно, уважаем их культуру, самобытность».  Нельзя также забывать, что город Тифлис (он же Тбилиси) приобрел к XIX в. современный облик во многом благодаря жившим там армянам. Исторические источники XIX в. прямо указывают, что Тифлис - армянский город, с преобладающим армянским населением (до сих пор в Тбилиси существует армянский квартал Хавлабар)[1].

Для того, чтобы не вызывать лишних недоброжелательных чувств у армянских коллег, Саакашвили пытался всячески уходить от спорных вопросов. Например, ни разу им не упоминалась проблема территориальных претензий Грузии к Армении, напротив, президент Грузии называл границу двух стран - «границей дружбы». Кроме того, он пообещал, что в ближайшее время будут предприняты шаги по дальнейшему упрощению процедуры пересечения границы гражданами РА и РГ. Вместе с тем, на встрече были приняты решения по строительству новых дорог, соединяющих Грузию и Армению, по углублению экономического сотрудничества и т.д.

Подобные предложения - особенно после претензий грузинской стороны сразу после конфликта говорят либо о непоследовательности Тбилиси, либо об окончательном решении продолжать сотрудничать с РА, даже рассматривая Армению и ее роль в региональной политике на Южном Кавказе исключительно сквозь призму армяно-российских стратегических отношений. Наиболее правдоподобным представляется второй вариант, т.к. факты говорят против первого.

Еще одним подтверждение этой догадки может служить давний конфликт между Арменией и Грузией в духовной сфере. На сегодняшний день существует множество церквей на территории Грузии, относящихся к юрисдикции Армянской Апостольской Церкви. Однако Грузинская Православная Церковь не признает данного факта и при всяком удобном случае пытается признать их за собой. Так, во время августовского конфликта в Тбилиси по велению отца Тариэла Сикинчелашвили вокруг армянской церкви «Сурб Норашен» был возведен железный забор, включающий в себя религиозные элементы, характерные Грузинской Православной Церкви, с целью ограждения здания церкви и прилегающей к нему территории. Однако после многочисленных возмущений армянской диаспоры Тбилиси действия отца Тариэла были признаны незаконными, и мэрия города принесла свои извинения. В связи с проблемой разрушения армянских церквей в Грузии, грузинский премьер Владимир Гургенидзе заверил армянскую сторону в том, что любые действия, направленные против армянских церквей или антиармянские позиции осуждаемы и недостойны грузинского народа.

Грузинский и армянский народы живут на территории Южного Кавказа с незапамятных времен и на протяжении всей своей истории не знали конфликтов, т.к. являлись в окружении пришлых народов-завоевателей, иной культуры и религии. Культура Грузии и Армении имеет множество схожих моментов, т.к. в момент своего формирования и развития происходило соприкосновение и взаимодействие разных элементов искусства и образа жизни двух народов. Сегодня же наступил период - весьма сложный для всех постсоветских республик, поэтому сейчас как никогда требуется всеобщее добрососедское взаимодействие и интеграция всех сфер жизни республик СНГ.

Что касается непосредственно Армении и Грузии, то у них есть все предпосылки для дальнейшего успешного взаимодействия, т.к. августовский кризис не стал причиной похолодания отношений между ними. У РА и РГ - разные геополитические интересы, поэтому в таких условиях между ними вряд ли могут существовать очень хорошие отношения, в виду того, что обе республики движутся в разных направлениях (Армения - к ОДКБ, Грузия - к НАТО). Лучшее для них - благожелательность друг к другу, что и имеется на сей день. Еще одним фактором для их сплочения является региональная ситуация: у Грузии имеются проблемы с РФ, у Армении - с Азербайджаном и Турцией. Кроме того, самым выгодным для обеих республик будет политика взаимной уступчивости (эта политика в данный момент является основополагающей для двух государств), т.е. Грузии неважно, что Армения - союзник России, а Армения уважает выбор Тбилиси относительно сближения с НАТО. Только в этом случае между государствами сохранятся добрососедские отношения, и только этот путь принесет обеим республикам наибольшую выгоду и стабильность.

 

 

 

 



[1] Кроме того, в истории бывало множество моментов, при которых грузины и армяне сплачивались перед лицом иноземной опасности (например, против арабов, монголов и турок).


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение