Россия, Москва

info@ia-centr.ru

Курбаши Шермухаммедбек

22.12.2008

Автор:

Теги:

Мавлон ШУКУРЗОДА

Гули ЮЛДАШЕВА

 

 

 

 

 

КУРБАШИ ШЕРМУХАММАДБЕК - ПО ВОСПОМИНАНИЯМ ЕГО РОДНЫХ

 

К ярким примечательным фигурам в истории Узбекистана относится один из крупнейших лидеров движения за независимость советского Туркестана курбаши[1] Шермухаммадбек. За рубежом о нем опубликовано множество исторических трудов. Во время советского периода, до 90-х годов прошлого века его имя в Узбекистане незаслуженно ассоциировалось с понятием «басмач» (разбойник). Сегодня у нас появилась возможность встретиться с его сыном  Даврон БЕКом и племянником Анвар БЕКом, сыном курбаши Нурмухаммад БЕКка, проживающих в одном из городов американского штата Нью-Джерси.

 

 

 

Воспоминания этих американских узбеков знакомят нас не только с историей их появления в США, но дают на примере их биографического прошлого возможность еще раз прочувствовать всю глубину и сложность советского этапа истории Туркестанского края, взглянуть на события того времени с другой, непривычной нам стороны. Такой экскурс в прошлое позволяет не только восполнить наши «пробелы» в истории, реабилитировать чьи-то имена, дав возможность им высказать накопившуюся боль и обиду, но, самое главное, понять и простить всех, чтобы предотвратить в будущем подобные эксцессы.

В этой связи, воспоминания о Шермухаммад БЕКе могут представить интерес для широкого круга читателей, интересующихся проблемами истории и современности Центральной Азии.

Об освободительном движении в Туркестане

 

Шермухаммадбек родился в 1893 году в кишлаке Гурва (в некоторых источниках: Горбува, Гарбува, Гарви), находящемся вблизи  современного Ташлакского тумана Ферганской долины.

Его дед Абдурахимбек был одним из беков Худаярхана и некогда занимал пост визиря. Во второй половине XIX века в результате вторжения царской России в Центральную Азию и распада Кокандского ханства Абдурахимбек переехал в маргиланский кишлак Кумарик, где начал заниматься дехканством. Отец Шермухаммедбека Кушакбой Хожи был амином Кумарыка. В 1915г. по дороге из хаджа Кушакбой Хожи заболел и умер в Стамбуле, где и был похоронен. Он оставил после себя семерых детей: Ташмухаммадбека, Рузмухаммадбека, Шермухаммадбека, Тожмухаммадбека, Нурмухаммадбека  и двух дочерей -  Туфахон и Савринисохон.

Уже в детстве Шермухаммадбек занимался отцовским ремеслом - дехканством и исполнял роль мираба[2]. Он получил начальное образование сначала в своём кишлаке, потом в Маргилане. Любознательный и сообразительный мальчик рос под сильным духовным влиянием своего деда: он рассказывал маленькому Шерматбеку множество историй из жизни Кокандского ханства, вырабатывал в нем воинские качества, самоуверенность, деловитость и другие навыки и умения, пригодившиеся ему в дальнейшей жизни. Не случайно, видимо, Шермухаммадбек стал позже одним из активных участников национально-освободительного восстания 1916г.

Интересно, но по утверждению родных Шерматбека,  в эти годы он никуда за пределы Туркестана не выезжал и в тюрьме в 1916г., как пишет об этом известный тюрколог Заки Валиди[3], не сидел. Бесспорно только то, что в 1916г. Шермухаммадбек женился на дочери мингбаши[4] Музаффарбека. Однако он не смог ввиду занятости в боевых действиях уделить должного внимания своей семье и после появления на свет первенца был вынужден мигрировать в Афганистан, так и не увидев свою дочь.

Шермухаммадбек и его младший брат Нурмухаммадбек были с детства воспитаны в духе ненависти к колонизаторам. Нурмухаммадбек неоднократно участвовал в различных переделках с властью.

Один из таких случаев произошёл летом 1917 года. Тогда вблизи Ташлака проводилось народное гуляние по случаю предполагаемого обретения народами Туркестана свободы от царской России. Российские чиновники направили полицейские силы для разгона демонстрации. Те с помощью хлыста и с возгласами: «эй вы, дикие сарты, если сейчас же не уберётесь отсюда, все отправитесь в Сибирь», начали разгонять толпу. Находившийся в толпе Шермухаммадбек, увидев, как один из полицейских бьёт хлыстом и волочит за собой бедного узбека, не смог этого вынести и ударил полицейского, свалив его с лошади. Со словами «кто дал тебе право оскорблять мирное население и называть их «сартами»? Это наша земля, а вы все пришельцы, это вы должны убираться отсюда!» он избил его до смерти. Это положило начало всеобщему побоищу, в результате чего Шермухаммадбек, четверо его братьев и близкие друзья были вынуждены бежать в кишлак Гарбува на территории  Ташлака.

Братья Шермухаммадбека, Мадаминбек, мингбаши Асамиддин и один из старших улема г.Маргилана таджик Мулла Шахоб, всего семеро человек, собравшись на окраине посёлка Корбува, поклялись на Коране до конца своей жизни бороться бороться за освобождение и независимость своей Родины. С целью вооружить повстанцев Шермухаммадбек совершает со своими друзьями нападение на тюрьму в г.Скобелеве.

На курултае, прошедшем в марте 1918 года, курбаши по прозвищу Кaтта Эргаш (1880-1921), а впоследствии в ноябре того же года Мадаминбек (1892-1920) и немного спустя Шермухаммадбек (1893-1970), объединили восемь самых крупных курбаши Ферганской долины, включая Кичик Эргаша, Холхужа Эшона, Омон Полвона, Рахмонкула, Туйчи и Алиера. В конце марта 1918 г. на курултае курбаши Мулла (Кaтта) Эргаш был избран командующим мусульманскими силами, а Мадаминбек и Шермухаммад - его заместителями. С весны 1918г. в различных концах долины действовало более 40 группировок курбаши. В частности, Мадаминбек - в скобелевском уезде (Фергана), Шермухаммадбек - в окрестностях Маргилана,  Омон Полвон и Рахмонкул - в наманганском уезде, курбаши Парпи - в окрестностях Андижана, Кaтта Эргаш и Кичик Эргаш - в Узгене.

Начиная с 1918 года, Шермухаммадбек во главе повстанческого войска из 2000 человек воевал против советских колонизаторов сначала в Маргилане, затем в Яккатуте, Коканде, почти на всей территории Ферганской долины. В течение короткого промежутка времени число его сподвижников достигло 13 тысяч человек, а Шермухаммадбек  превратился в народного героя.

По воспоминаниям Даврон БЕКа, Шермухаммадбек нигде не получал военного образования, не учился в специальных учебных заведениях - талант военачальника, которым он владел, это благо, ниспосланное ему Всевышним. В военных вопросах он был высоко требователен как по отношению к себе, так и к окружающим, строгим, дисциплинированным и справедливым, так как чувствовал свою ответственность за жизнь тысяч доверенных ему воинов. В то же время дома и во время приема гостей Шермухаммадбек был очень мягким, хлебосольным, красноречивым и веселым человеком. Именно благодаря своему доброму и справедливому нраву Шермухаммадбек сумел в течение 4 лет объединить всех узбекских, казахских, киргизских, туркменских и таджикских курбаши, что является его величайшим вкладом в дело борьбы туркестанцев за свою независимость.

По словам Шермухаммадбека в 1918-1923 годах в Туркестане 11 раз проводились курултаи (съезды) всех курбаши. 3 мая 1920 года на территории посёлка Гариб ота  Алтыарыкского района Ферганской долины был проведен очередной курултай всех курбаши и создано Временное правительство Туркистана "Туркистон-турк мустакил ислом жумхурияти"[5]. Шермухаммадбек был избран председателем Временного туркестанского правительства и его Верховным главнокомандующим. На должность заместителя главнокомандующего был назначен его брат Нурмухаммадбек. В сентябре 1920 г. численность войск Шермухаммадбека перевалила за 70 000, а позже за 100 000[6].

В созданное Шермухаммадбеком правительство были избраны шесть самых авторитетных людей: Шермухаммадбек - Председатель Правительства, Главком; Муллажон Кори - министр безопасности; Акбаржон эшон - Шайхулислом; Абдусалом Кори - руководитель секретариата Правительства; Назиржон - министр финансов; Мулла Хожи Ниёз - министр по специальным вопросам. В правительстве существовал также совет «двенадцати», назначенный Шермухаммадбеком, совет координировал деятельность всего правительства. В его состав вошли военные советники из Турции Исмаил Хакки и Ёкуббек, а также Нумухаммадбек курбаши, Алиёр курбаши, Юсуф Полвон, Мулла Бозорбой, Пулат Аскар и др. Члены Специализированного Совета разработали свои предложения и рекомендации по вопросам управления и ведения военных действий. Кроме того, было создано учреждение военной канцелярии во главе с Нурмухаммедбеком. Наряду с этим действовало учреждение независимой судебной конторы, введен парламент - "Шуро" в составе 88 человек. Авторитетнейшая во времена кокандского ханства должность "бек"ов отныне перешла к курбаши. На освобожденной от большевиков территории Шермухаммадбек восстановил должности "элликбоши", "юзбоши" и "мингбоши".

Временное правительство Туркестана во главе с Шермухаммадбеком функционировало до декабря 1922 года (кстати, в документах по истории края об этом почти нет никаких сведений). В этот период Шермухаммадбеку приходилось несколько раз встречаться с Главкомом 1-Армии Cоветов Г.В.Зиновьевым. В ходе этих встреч Шермухаммадбек требовал у советского руководства выезда русских и прибывших вместе с ними солдат из Туркестана, предоставления Туркестанскому краю статуса автономии.

Подобные переговоры, например, проводились в августе 1921 г. на одной из территорий, расположенных между городами Маргилан и Язяван. С советской стороны в них участвовали командующий 1-армией Г.В. Зиновьев, военные комиссары Красной Армии  Р.И. Березин, А.А.Слуцкий и другие, всего 25 человек. Борцов сопротивления представляли Шермухаммадбек, Алияр курбаши и др., всего 7 человек. Переговоры длились 8 часов. Представитель большевиков, не сумевший склонить на свою сторону туркестанцев, в качестве последней попытки намекнул Шермухаммадбеку, что тот не сможет управлять Ташкентом, предлагая ему взамен управлять лишь независимой Ферганой. Шермухаммадбек настаивает на независимости всего Туркестана и выводе русских с территории края, он выдвигает лозунг «Туркестан - для туркестанцев». Позже этот лозунг берется на вооружение всеми участниками движения за независимость Туркестана.

Однако временное правительство не могло рассчитывать на внешнюю помощь ввиду продолжения региональной междоусобицы и нежелания соседних правительств (эмиратов и ханств) объединяться в борьбе против общего врага. Данное обстоятельство наряду с численным и военным превосходством Красной армии и обусловили свержение Временного правительства Туркестана.

Тем не менее, за короткий срок своего существования Временное правительство успело получить признание со стороны Индии, Афганистана и Восточного Туркестана. Шермухаммадбек направил в эти государства своих полномочных представителей. В частности, послом Афганистана был назначен его старший брат Ташмухаммадбек, послом Восточного Туркестана был назначен Мойдинбай, сын Ишана Агзамхаджи.

Приблизительно в это время Шермухаммадбек получил письмо из Бухары от своего близкого друга, Анвара паши с просьбой о срочной военной помощи. Отправив ему на помощь двухтысячное войско во главе с Нурмахаммадбеком, Шермухаммадбек вскоре и сам отправился в Бухару. Однако  они не смогли спасти Анвар пашу, который погиб в неравной борьбе против многочисленной Красной Армии летом 1922 года в кишлаке  Балджуван.

До этих событий, в 1920 году другой близкий друг Шерматбека - Мадаминбек вступил в контакт с большевиками. Смерть Мадаминбека стимулировала рост антисоветских военных действий  в Туркестане. Однако, в результате длительных и изнурительных боевых действий и отсутствии военной помощи, обещанной англичанами, повстанцы в 1923 году вынуждены были отступить в сторону Афганистана. Некоторое время они пробыли в Ханабаде. Затем Шерматбек направился в Индию продолжить с англичанами переговоры о предоставлении им военной помощи. Переговоры с представителями английских военных структур в городе Бомбее закончились безрезультатно. Ничего не дали и попытки Шерматбека объединить в борьбе против советской власти киргизов и уйгуров в Восточном Туркестане. После нескольких месяцев бесплодных поисков внешней помощи Шермухаммадбек со своими 300 ополченцами вынужден был вернуться в Афганистан.

 

Жизнь в Афганистане

 

Афганское правительство предоставило Шермухаммадбеку место для проживания, назначило ему ежемесячное жалованье в размере 1000 афганских рупий. Однако 300 его бывших солдат не получили никакой помощи и были вынуждены выполнять самую тяжёлую работу, чтобы  сводить концы с концами. В этих условиях один из них, юзбаши Юсуфджан, с разрешения Шермадбека вернулся на родину, чтобы продолжить там антисоветскую борьбу. У Шермухаммадбека осталось около 30 солдат. Вероятно, по этим причинам он отказался в дальнейшем от льгот, предоставленных ему эмиром Афганистана, и предпочёл жить как все остальные беженцы.

Интересно здесь также отметить о взаимоотношениях Шерматбека с бывшим эмиром Бухары Сайид Олимханом, проживавшим в тот период в Афганистане. Отношения их были далеко не самые дружественные, о чем можно судить из рассказа Даврон БЕКа.

Так, Шермухаммадбек однажды отправил из Ферганы посла к эмиру Бухары с просьбой помочь вооружением. Однако эмир оставил эту просьбу без внимания, более того, его люди не пропустили из Афганистана вооружение, предназначенное Шермухаммадбеку. Со своей стороны Сайид Олимхан, воюя против Советов на территории современного Таджикистана, попал в затруднительное положение и написал Шермухаммадбеку письмо с просьбой помочь ему и его людям. В ответ Шермухаммадбек в конце ноября 1920г. направил ему в помощь в восточную Бухару отряд в 500 вооруженных человек под командованием Аскара курбаши. Добравшись до места назначения, эти бойцы национального движения вступили на Байсуне в бой против красных. В той битве погибло 70 ферганцев. Обеспечив переход эмира в Афганистан, Аскар курбаши вернулся в Карбува.

Оставшись в Афганистане, Шермухаммадбек и Нурмухаммадбек начали  новую жизнь. В 1926 году Шермухаммадбек женился на девушке по имени Зульфинисо родом из Андижана, которая подарила ему четверых детей: Давронбек (1927г.), Джахонгирбек, Саодатхон и Хосиятхон. (Джахонгирбек и Хосиятхон умерли еще в детстве и похоронены в городе Кабуле, Саодатханум проживает ныне в г.Адана (Турция). В том же городе в 1972 г. похоронена Зульфинисо ханум.)

В начале 30-х годов, по мнению Заки Валиди[7], Шермухаммадбек дважды по совету афганских властей обращался в советское посольство в Афганистане, но дважды получил отказ в просьбе позволить ему вернуться на родину. Примечательно, но сын Шермухаммадбека Даврон БЕК отрицает данный факт как никогда не имевший место.

С середины 30-годов отношение к потомкам и друзьям Шерматбека в Афганистане начало под влиянием Москвы меняться в худшую сторону. Очевидно, что причиной тому было стремление советского государства предупредить возможную нестабильность на южных границах  СССР, и тому были веские основания.

 Перед началом второй мировой войны в 1940г. в Кабуле по инициативе лидеров улемов Саида Мубоширхон Тарози и группы туркестанских моджахедов была создана подпольная военизированная организация «Ватанни озод килиш» (Освобождение родины»). Как утверждает Анварбек, о создании такой организации Шермухаммадбек и Нурмухаммадбек не знали, их поставили перед фактом. По решению инициаторов руководителем данной организации был назначен Саид М. Тарози, а Шермухаммадбек - Главкомом вооруженных сил. Спецслужбы Германии поддержали эту антисоветскую организацию, рассчитывая на сотрудничество с ними в борьбе против СССР. Шермухаммадбек часто вспоминал об этой истории и всячески подчеркивал, что был против создания подобной организации, считая это необдуманным шагом со стороны его религиозных вдохновителей и инициаторов, с которыми он не имел ничего общего. Естественно, разведслужба СССР незамедлительно доложила Центру о формировании на юге новой военной структуры. Советское правительство потребовало от Афганистана принять соответствующие меры по ликвидации данной группы, в соответствии с чем, по распоряжению афганского эмира  Мухаммада Захир шаха (1914-2007) все организаторы группы, включая Шермухаммадбека, были заключены в тюрьму. Таким образом, период с 1940 по 1945гг. Шермухаммадбек провел в афганской тюрьме. Однако, учитывая его прошлые военные заслуги, афганцы стремились создать для него более благоприятные условия, чем остальным заключенным.

Дополнительно, ко всем участникам национального движения были применены некоторые ограничения в вопросах свободы передвижения, в частности, было запрещено удаляться от места жительства более чем на 6 км. Давронбек и Анварбек были исключены из школы за принадлежность к потомству туркестанских беков. Далее, по требованию Cоветского правительства был заключен в тюрьму и Нурмухаммадбек курбаши. Нурмухаммадбек, в отличие от своего брата, не отличался спокойным нравом и был бескомпромиссен в конфликтах с представителями местных властей. По этой и другим причинам его часто сажали в тюрьму. Из 27 лет, которые он прожил в Афганистане, больше половины, то есть 14 лет, он провел в тюрьме.

По совету Шермухаммадбекa и отца в 1949 году Анварбек  Нурмухаммадбек вместе со своим другом Амануллой Ходжа, выходцем из Андижана, приступил к созданию организации, объединяющей в Афганистане всю туркестанскую молодежь. Так в 1949 году была создана организация под названием «Союз тюркской молодежи Туркестана», объединившей впоследствии 350 человек.

С другой стороны, в связи с трудностями послевоенного времени большинство узбеков стремилось выехать из страны. Этот вопрос обсуждался и в молодежной организации, где наиболее оптимальным вариантом для будущего местопребывания организации была избрана Турция. Решение молодых совпало с мнением по этому вопросу старших. Таким образом, начиная с 1951г. родственники Шермухаммадбекa начали переселяться в Турцию, в город Адана. До этого времени некоторое время им пришлось пожить в Пакистане. Тот факт, что они не приняли гражданство Афганистана, существенно упростило процедуру переезда.

 

Шермухаммадбек и Мадаминбек

 

Одним из лжефактов из истории освободительного движения в Туркестане является конфликт между Шермухаммадбеком и Мадаминбеком, следствием которого якобы стал переход последнего на сторону Советов.

На самом деле отношения между Шермухаммадбеком и Мадаминбеком были очень близкими и доверительными. Мадаминбек по возрасту был старше, поэтому Шермухаммадбек относился к нему с уважением. Оба хорошо знали друг друга до того, как Мадаминбек был сослан царским правительством в Сибирь.

После февральской буржуазной революции 1917г. Шермухаммадбек потратил огромные деньги, чтобы помочь Мадаминбеку вернуться домой. Он лично вместе со своими друзьями встретил Мадаминбека в Хавасе и, изменив в целях конспирации его внешность до неузнаваемости, спас его от верной смерти. По этой причине Мадаминбек, несмотря на свой более зрелый возраст, относился к Шермухаммадбеку с большой теплотой и уважением. Он признавал несомненные воинские дарования Шерматбека. Однако следует признать, их внутренние и внешние враги сумели все-таки спровоцировать между ними ссору.

К тому же нужно отдать должное активной агитационно-пропагандистской и экономической деятельности большевиков среди местного населения, что способствовало добровольному переходу курбаши на сторону Советской власти. В итоге, как известно, 6 марта 1920 года, в городе Скобелеве (Фергана) было подписано соглашение между руководителем национально-освободительного движения Мадаминбеком и командуюшим 2-ой Стрелковой дивизии Н.Веревкин-Рохальским. В этот день наряду c Мадаминбеком на сторoну Советов перешли десятки курбашей и 3500 воинов.

Несмотря на сотрудничество Мадаминбека с красными, Шермухаммадбек проявил в этом вопросе достаточную сдержанность, заметив лишь, что время рассудит всех и покажет, кто был прав. На деле, используя тактику «разделяй и властвуй», большевики стремились положить конец все возрастающему влиянию в Туркестане Шерматбека. Поняв вскоре, что Мадаминбек не собирался воевать со своим другом, большевики казнили его и обвинили во всем Шерматбека. Самое прискорбное заключается в том, что даже Саодат-ханум, жена Мадаминбека, поверила этой лжи, в чем она призналась в интервью одной из газет. В ответ в 60-е годы в своем интервью радио «Голос Америки» Шермухаммадбек заявил: «Я не виновен в смерти Мадаминбека. Это Г.В.Зиновьев, командовавший в то время советской армией, приказал застрелить Мадаминбека и сбросить его в реку».

Уместно здесь отметить, что турецкий историк Али Бадамчи подробно записал на магнитофон воспоминания Шермухаммадбека. Всесторонне изучив историю смерти Мадаминбека, Али Бадамчи приходит к выводу о том, что его убили сами большевики. В его книге «1917-1934 годы. Движение национальной независимости Туркестана и Анвар Паша» есть сведения о том, что Мадаминбека по поручению красных убили два человека - некто Саиб Кари и Лутфулла Махдум, бежавшие в Бухару и впоследствии признавшие этот факт.

О близости отношений между Шермухаммадбеком и Мадаминбеком можно судить хотя бы по тому, что младший брат Нурмухаммадбек был женат на одной из его теть. Шермухаммадбек в память о своем друге назвал первого своего внука Мадаминбеком - для него и его родственников Мадаминбек всегда был и оставался национальным героем Туркестана.

Стал бы Шермухаммадбек так лелеять память о нем, если бы между ними существовало какое либо существенное разногласие или непреодолимая обида?

 

Отношение к Шермухаммадбеку в Турции

 

В Турции Шермухаммадбека очень уважают в качестве одного из крупных полководцев и руководителей движения за независимость тюркских народов. Ему и в целом проблематике тюркского национально-освободительного движения в Турции посвящено ряд научных изысканий. К их числу относятся «Современный тюркский народ. Новейшая история Туркестана» известного ученого Ахмада Заки Валиди, «1917-1934 годы. Движение национальной независимости Туркестана и Анвар Паша» Али Бадамчи, «Горькая правда о Туркестане» Шахобиддина Яссави и многие другие.

В середине 50-х годов премьер-министр Турции Аднан Мендерес (1889-1961), находясь в городе Адана, встречался с Шерматбеком. В конце встречи премьер-министр объявил Шермухаммадбеку о том, что правительство Турции, учитывая его заслуги в деле освобождения тюркских народов, готово обеспечить его жильем в любом городе Турции по его усмотрению, а также пенсией, автомобилем, личной охраной и другими правительственными льготами. Однако, поблагодарив высокого гостя за оказанную ему честь, Шермухаммадбек отказался от всего, попросив лишь разрешения оставаться в Турции до обретения его родиной независимости. Он верил, что Узбекистан когда-нибудь станет независимым и свободным государством.

После переезда в Америку Анвар БЕК  пригласил отца и дядю в США, но Шермухаммадбек отказался и от этого предложения. Через некоторое время Анвар БЕК предложил им совершить поездку в хадж. В ответ прозвучало: «наша Кааба - это наша Родина, мы в первую очередь должны посетить свою Родину».  

Шермухаммадбек скончался 10 марта 1970 года и был похоронен в городе Адана с воинскими почестями. В церемонии участвовало более 5000 человек. Единственным его озвученным при жизни завещанием детям было продолжить борьбу за освобождение родины.

 

Понятие «басмачество» и некоторые итоги освободительного движения

 

Наиболее оскорбительным для родственников Шерматбека является то, что в советских книгах по истории Узбекистана события 1917-24гг. показаны целиком в искаженном виде. Создавая литературные произведения и художественные фильмы о так называемых «басмачах», советские авторы стремились создать перед народом отрицательный образ Шермухаммадбека.

Слово «басмач», утверждают они, означает с тюркского «наступать». Одним из его значений согласно «Большому турецкому словарю» является «внезапно напасть». «Басмачами» в народе называют преступников, воров и других криминальных отщепенцев общества, не имеющих никакого отношения к военно-оборонительному союзу. Логичнее было бы, считают Давронбек и Анварбек, назвать «басмачами» агрессоров, захвативших чужую землю. Участники же движения сопротивления относили себя к числу «исламских борцов», борцов за освобождение мусульман», «защитников родины» и «борцов за свободу Туркестана». По словам Нурмухаммадбека, то были воины, сражавшиеся под лозунгами «защиты своей родины, своей веры и своего народа».   

 Так кто же на самом деле является «басмачом» - патриоты, боровшиеся за  свою свободу и независимость, или большевики, на деле совершившие агрессию и захватившие Туркестан?

Кстати, в одной из множества опубликованных в последние годы книг, посвященных национально-освободительному движению в Туркестане, цитируются следующие строки из докладной в Центр (1920г.) главнокомандующего Туркфронтом М.Фрунзе о положении дел  в Туркестане: «Местные советские органы с первых дней вместо того чтобы приблизиться к трудолюбивому местному народу и  завоевать его доверие, наоборот своими неуклюжими, безрезультатными действиями ещё дальше  отдаляются от него. ... Некоторые части Красной Армии ..., превратившись в оружие кары в руках некоторых пролетарских руководителей, подвергнули местный народ истязаниям и  обратили его против себя. Именно это обстоятельство начало порождать у представителей местного населения ненависть и недоверие к Советам. А это в свою очередь привело к возникновению в крае национального басмаческого движения. Басмачи - ни какая-нибудь свора грабителей и разбойников, если было бы так, мы  уничтожили бы  их   в самом начале...» [8] - примечание от авторов.

В целом урон, нанесенный Советами Туркестану, можно проиллюстрировать следующими фактами. 

По данным нашего соотечественника, известного историка Боймирзы Хайита[9], в 1917-34гг. в национально-освободительной борьбе на территории Центральной Азии погибло около 2 млн представителей различных тюркских народностей; более 1 млн 900 тысяч людей выехало за рубеж; в 1930-39 годах по меньшей мере 1 млн 700 тыс. человек присоединилось к так называемым «басмачам» или помогали им, или по обвинению в пособничестве им были сосланы в Сибирь и др. места. В целом в ходе освободительного движения в советской Центральной Азии погибло около 5 млн 600 тысяч человек.

Приехав в 1997 годy в Узбекистан, наши соотечественники были бесконечно рады тому, что в республике помнят и чтят своего национального героя. К сожалению, в советские годы были уничтожены все документы, фотографии и др. архивные материалы, связанные с Шермухаммадбеком. Несмотря на это, по инициативе Абдумалика Убайдуллаева в Ташкенте построен макет памятника  Шермухаммадбеку.

Анвар БЕК и Даврон  БЕК убедились в том, что Ташкент, Самарканд, Бухара и Хива действительно остаются, несмотря на свой древний возраст, подлинными жемчужинами восточной цивилизации и культуры.

Почему же, размышляют они, страна, которая обладает такими духовно-культурными и природными богатствами, земля, которая вырастила ученых и богословов, известных во всем мире, находилась под гнетом царской России и Советов в течение  150 лет?  Основная причина, считают они, в нас самих. Были  времена, когда в стране царила несправедливость, жестокость и мракобесие, сжигались бесценные библиотеки, богачи угнетали бедняков, процветало отцеубийство и братоубийство, всякую совесть потеряли мусульманские улема ...

 Теперь, считают Анвар БЕК и Даврон  БЕК, мы должны изучать богатое наследие наших предков, честно  и добросовестно строить новую жизнь и не повторять прошлых ошибок. Всё это, в конечном счете, зависит только от нас самих.

 

***

 

Естественно, что затронутые выше проблемы непосредственно связаны как с прошлым, так настоящим и будущим родных и близких Шерматбека. С одной стороны, это вопрос чести - реабилитировать на родине имена предков, а с другой они часто повторяют «лучше на родине быть нищим, чем на чужбине шахом». Из этого следует, что для них крайне важно обрести для себя и своих потомков достойный для жизни статус на родном культурно-цивилизационном пространстве, что может произойти только в случае интеграции ЦА региона по тюркскому признаку. Этим объясняется их пристальное внимание за развитием политических событий в современной Центральной Азии. Очевидно, что они более чем заинтересованы в ее окончательной интеграции, возможно под эгидой Турции, как наиболее приемлемой модели развития для Центральной Азии.

Очевидно также, что в мемуарах по национально-освободительному движению в советском Туркестане, также как и в воспоминаниях родственников Шермухаммадбека, могут местами встречаться неточности, что объясняется давностью и сложностью тех противоречивых событий, определенным субъективизмом в оценках того периода времени.

Однако проблема здесь не столько в том, кто и что конкретно сделал на определенном отрезке времени и какова его доля вины в развитии тех политических процессов. Время многократно доказывает то, что историю нельзя трактовать однозначно и прямолинейно, ведь за этим стоят судьбы людей и целых поколений.

Главное здесь, на наш взгляд, было в полной несовместимости и неподготовленности туркестанцев к тому типу новой политической системы, который насильственным образом насаждался большевиками в Туркестанском крае. Основной «гегемон» большевистской революции - пролетариат фактически отсутствовал, небольшое количество его не представляло коренной народ Туркестана. Объективно в крае давно назрела необходимость в существенной всесторонней модернизации, однако темпы и методы большевистских преобразований абсолютно не соответствовали местной политической культуре. Не удивительно поэтому, что в основе всех развернувшихся здесь конфликтов лежало, прежде всего, недопонимание, религиозно-конфессиональная и социально-психологическая нетерпимость к инаковерующим и представителям чуждой этно-культурной среды.

К этому можно добавить общую политическую и культурную отсталость самих вершителей большевистской стратегии в Туркестане. Ведь известно, что октябрьская революция 1917г. в России привела к власти рабочих и крестьян, в подавляющем большинстве своем голодную, обнищавшую массу под предводительством ничтожно малого количества интеллигенции, да и та была заражена национально-шовинистическим угаром. К каким бесчинствам и вакханалиям привело все это только на территории Бухары чрезвычайно убедительно с помощью документальной хроники событий продемонстрировано в работе российского историка В. Гениса «С Бухарой надо кончать ...»[10]. Кстати, здесь приводятся и факты вывоза несметных богатств[11] с территории Бухары. Так что причисление позже богатой к тому же природными ресурсами советской республики Узбекистан к числу прочих «дотационных» республик Советского Союза - полнейшая чушь.

К сожалению, политическая культура это та сфера, которая с трудом поддается переменам. Объясняется это тем, что она отражает устойчивые, порой неподвластные времени политические представления, убеждения и ориентации, тесно переплетающиеся с традиционным образом жизни, нормами и обычаями общества. Отсюда, вопреки всему приобретенному за годы советской власти, налицо развитие двух противостоящих друг другу тенденций: возрождение на новом уровне духовности и национальных традиций в постсоветской Центральной Азии, с одной стороны, что на деле негативно и очень настороженно воспринимается Россией. С другой стороны, в отношении весьма солидных российских аналитиков и чиновников к региону ЦА сохраняется та же практика нетерпимости, агрессивности (хотя и риторической), навешивания «ярлыков» на не поддающихся их влиянию и ослушавшихся центральноазиатов, что не способствует росту доверия в межгосударственных отношениях. Преодоление этого конфликтного потенциала требует определенного времени, такта и терпения с обеих сторон.

Не требует доказательств то, что в силу особенностей советского режима репрессиям подвергались среди прочих народов и сами русские. Этим, например, объясняется пусть и кратковременное, но сотрудничество «Кокандской автономии» с белогвардейцами, Мадаминбека с крестьянским отрядом Монстрова.

Бесспорно также, что в результате исправлений допущенных ошибок и злоупотреблений большевистской власти, а главным образом пропагандируемой идее социального равенства и справедливости, лежащей в основе идеологии большевизма, местное население перешло на сторону Советской власти. Современные государства ЦА признают это и, более того, никто не оспаривает те достижения в области инфраструктуры, здравоохранения, науки и образования, эмансипации женщин, которые были достигнуты на территории ЦА в советские годы. Проблема лишь в не совсем адекватном освещении в местных учебниках данного периода - от недавнего безудержного восхваления советской власти резко переходим к ее безудержной критике. Всему есть мера. Нам еще, как видим, предстоит научиться более корректному подходу в изучении собственной истории.

Народная мудрость гласит: «одежда хороша новая, а друг старый», поэтому уровень поддержки России в государствах ЦА достаточно высокий. Так, в Таджикистане российскую политику высоко оценивают 92%, в Кыргызстане - 89%, в Казахстане - 87%, в Узбекистане - 50%[12]. Многое только зависит от того, как себя поведет этот друг. Как сказал великий узбекский поэт А.Навои, «посеешь горечь - будет горек плод, от сладких зерен - сладкое взойдет».

Объективное признание достижений советской власти на территории ЦА, не снимает с повестки дня и помощь, оказанную странам ЦА и их бывшим гражданам со стороны США на переломных этапах нашей истории. Об этом свидетельствует, в частности, история, рассказанная Даврон БЕКом и Анвар БЕКом.

 Было бы примитивно сводить все к идеологическому противостоянию двух держав. Немаловажное значение, на наш взгляд, имеет опять-таки качественно иной тип политической культуры. Думается, многонациональные США «переболели» в прошлом расовыми предрассудками и, хотя полностью не избавились от этой болезни, приобрели довольно ценный опыт коммуникации и успешного, толерантного взаимодействия с представителями иных культур, чего не хватает россиянам.    

Действительно, как считают наши американские соотечественники, наследники великих империй, военачальников и ученых, основоположников большинства мировых наук, обладатели богатейших природных богатств и культурно-демографического потенциала, народы Центральной Азии имеют полное право сегодня сами решать свою судьбу. Мужество и силу духа центральноазиатов не занимать - это иллюстрируют не только вышеуказанные цифры, свидетельствующие об их упорном и длительном сопротивлении новой власти, но и более, чем 300 героев Советского Союза из одного только Узбекистана в годы Второй мировой войны.

Хотелось бы напомнить, что история любых народов, как известно, развивается спиралеобразно, периоды подъема иногда сменяются периодами длительной депрессии и упадка в развитии. Объективно вслед за переживаемыми ныне трудностями в развитии Центральной Азии непременно последует всесторонний подъем. И этому есть все необходимые предпосылки!

В заключении хотелось бы еще раз подчеркнуть, что нам необходимо использовать уроки истории не для разъединения народов во все в возрастающей степени взаимозависимом мире, а с целью достичь большего взаимопонимания и избежать ошибок прошлого в деле общего противостояния глобальным вызовам и угрозам, в процессе формирования более действенных механизмов коллективной безопасности. Современные глобальные экологические угрозы не различают народов, наций и государств - для противостояния им человеческому сообществу необходимо действовать сообща, отбросив все взаимные обиды и претензии.  

 

New-York, USA.

15.12.2008.


 


 

[1]  В советской историографии под словом «курбаши» понимался главарь шайки басмачей, однако тюркское значение этого слова синонимично понятию «военачальник».

 

[2] Должность, ответственная за распределение воды в оросительной системе.

[3] См.: Валиди З.Т.Воспоминания. Борьба народов Туркестана и других восточных мусульман-тюрков за национальное бытие и сохранение культуры // Уфа, «Китаб», 1998.

[4]  Волостной правитель.

[5] Дословно: "Независимая исламская республика туркестанских турков".

[6] Данные здесь и далее по составу временного правительства совпадают со сведениями, представленными в следующих работах: Раджабов К. Мустакил Туркистон фикри учун мужодалалар//Тошкент, Узбекистон, 2000 - C. 12; Раджабов К., Хайдаров М. Туркистон тарихи// Ташкент, Университет, 2001 - С.108-116.

 

[7] См.: Валиди З.Т.Воспоминания. Борьба народов Туркестана ...

 

[8] Абдуллаев Р.М., Агзамходжаев С.С., Алимов И.А и др.Туркестан в начале ХХ века: к истории истоков национальной независимости//Ташкент, Шарк, 2000. - С. 95-112.

[9] Hayit Boymirza."Bosmatcilar" Turkistan Milli Mycadele Tarihi (1917-1934)//Ankara, 1997.-367 б.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

[10] См., в частности: Гениса В. С Бухарой надо кончать ... К истории бутафорских революций//М.: МНПИ, 2001 - С. 54-56.

[11] Там же: с. 40-49.

[12] Washington ProFile - 09 Мая 2008.

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение