Россия, Москва

info@ia-centr.ru

В. Гущин: Вторая Латвийская Республика - курс на строительство «Латышской Латвии». Ч.2

21.12.2008

Автор:

Теги:
 

 

Обоснование курса

 

После 1991 года для обоснования правомерности строительства «Латышской Латвии» на вооружение была взята концепция исторической непрерывности независимого Латвийского государства, в соответствии с которой годы существования Латвии в составе СССР были названы годами оккупации и духовного и физического уничтожения латышского народа в условиях коммунистического тоталитарного режима.

Как писал в 1992 году известный политолог и публицист Борис Цилевич, «Латышская Латвия» для новой политической элиты складывается из следующих тезисов:

  • Латвия - это государство латышей, латыши здесь хозяева, а все остальные чужаки, которые обязаны подлаживаться под хозяев;
  • исторически обусловленный нормативный характер, наряду с латышским, русского языка является нелегитимным, поэтому  необходимо низвести его до уровня «всех прочих иностранных языков», несмотря на то, что статус нормативного русский язык приобрел в Латвии задолго до возникновения латвийской государственности и, кстати, в соперничестве с немецким, а не латышским языком;
  • нельзя более или менее нормально существовать в Латвии без знания латышского языка;
  • латышский язык - средство для обеспечения латышам преимущества при трудоустройстве;
  • «деколонизация» включает в себя и так называемую «реформу» школ национальных меньшинств, основная задача которой - ликвидация школы русского лингвистического (языкового) меньшинства. «Через детей можно «достать» практически любого, глядишь, русские и уедут - как ехали и едут «ради детей» евреи и немцы». Цилевич Борис. Время жестких решений. - Рига, 1993 год. - Стр. 146, 149, 150, 155, 162.

 

Бесправие национальных меньшинств

 

На основе именно такого подхода после 15 октября 1991 года строится и законодательство государства. Как отмечается в отчете Института открытого общества (Будапешт, 2001 год), в Латвии после 1991 года наблюдается практика «законодательства и принятия политических решений, ограничивающих права и возможности русскоязычных людей (включая граждан) в области образования, использования языка и на рынке труда... Основная проблема, с которой сталкиваются русскоязычные, наиболее точно могла бы быть охарактеризована как отрицание их права отличаться от большинства и отрицание их права на сохранение своей идентичности. Это выражается в ограничениях на использование языка в школах, в общественной и политической жизни. А поскольку эти языковые ограничения совмещаются с требованиями в области гражданства и занятости, они не только ограничивают право русскоязычных отличаться, но также приводят к их исключению из общественной жизни, что уже является проблемой дискриминации... Правительство... не выделяет необходимых средств на подготовку учителей для школ национальных меньшинств. Не имея права голоса, русскоязычные неграждане практически не имеют возможности влиять на решения местных самоуправлений относительно создания или ликвидации школ». http://www.policy.lv/index.php?id=102351⟨=en

Результатом политики государства по строительству «Латышской Латвии» является маргинализация части населения страны. При этом процессы маргинализации затрагивают, в первую очередь, русскоязычное население.

Нилс Муйжниекс, первый руководитель Латвийского центра прав человека и этнических исследований, а затем первый министр Секретариата по делам общественной интеграции, еще в 2001 году указывал на этнический характер социальной маргинализации населения. По его данным, «2/3 неблагополучных детей в Латвии - русскоязычные... Для 2/3 заключенных латвийских тюрем родным языком также является русский... С помощью латышского языка целая группа населения Латвии была вытолкнута с рынка труда и из социального круга в целом. И сейчас в Латвии образуется так называемый слой людей «вне», за бортом. Это в основном представители нацменьшинств, оставшиеся без какой-либо ниши для существования... Профессиональные возможности этих людей резко ограничены. Они не конкурентоспособны. Они первыми остаются без работы, первыми теряют квартиру за долги и первыми оказываются на дне...». «Вести сегодня», 30 мая 2001 года.

Об этническом характере маргинализации части населения говорится и в специальном европейском исследовании, посвященном безработице. Оказывается, безработица в Латвии среди русскоязычных в 1,5 раза выше, чем среди латышей. Александрова Юлия. Бедные родственники богатой Европы. - «Вести сегодня», 21 марта 2006 года. Кроме того, русские Латвии сегодня лидируют по числу ВИЧ-инфицированных - 51%; в то время как латыши - 18,5%; цыгане - 7,5%; украинцы, поляки, белорусы - 4%; а у 19% национальность установить не удалось. Смирнов Даниил. СПИД как национальная русская болезнь. - «Час», 3 декабря 2005 года. 

Как признает Нил Муйжниекс, сегодня фактически нет никакой связи между знанием языка и возможностью для представителей нацменьшинств строить карьеру, поскольку в Латвии проводится политика национальной дискриминации. Представители нацменьшинств практически вытеснены из госструктур. Из 250 судей, утвержденных Сеймом, лишь четверо являются нелатышами. Всего лишь несколько нелатышей занимают должность присяжных адвокатов.

Однако процессы маргинализации затрагивают не только национальные маньшинства, но и латышей. После 1991 года в результате денационализации жилых домов из квартир по решению судов было выселено 118 тысяч человек. Среди них - тысячи латышей. По информации СМИ, в марте 2006 года в Латвии было 60 тысяч бездомных. Многие из них превратились в нищих, алкоголиков, преступников. Ежедневно в Латвии почти три человека кончают жизнь самоубийством. К концу 2002 года школу не посещали 17 тысяч детей, среди которых опять же - немало латышей. Елкина Наталия. Власти оказались не только не способны решить жилищную проблему, но и даже защитить собственные решения. - «Ракурс», 11 - 17 марта 2006 года, № 10 (149); Баренис В. Власть должна быть лояльна к народу. - «Час», 20 мая 2005 года.

 

Постановление от 15 октября 1991 года  -

основа формирования недемократического политического режима

 

После принятия Верховным Советом Латвийской Республики «оглушительно антиконституционного» (юрист Константин Матвеев) постановления «О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации» в Латвии в рамках формирующейся политической системы, с присущими ей такими признаками демократии, как парламентаризм, регулярно проводимые выборы на уровне государства и самоуправлений (которые, правда, больше не являлись демократическими), свобода слова, свобода собраний (которые также стали постепенно сворачиваться) и т.д., стал быстро формироваться не демократический, а этнократический политический режим, содержание и цели которого объективно противоречили содержанию и целям политической системы, поскольку цель пришедших к власти политических сил сводилась к тому, чтобы посредством этнического законодательства создать такие условия, при которых нелатыши не могли бы претендовать на равноправное с латышами участие в управлении государством.

Основой этого этнического законодательства, как справедливо отмечает Владимир Соколов, президент общественной организации «Союз граждан и неграждан», стали три закона: закон о гражданстве, закон о языке и закон об образовании. Владимир Соколов. Лишние люди. - «Вести сегодня», 22 июля 2004 года.

Проведение после 1991 года недемократических выборов в Сейм и местные органы власти обусловило возникновение серьезнейшего противоречия в развитии государства: содержание и задачи политической системы перестали соответствовать тем задачам, которые ставил и решал политический режим. В результате с 1991 года, по сути, идет постоянная борьба между провозглашаемыми политической системой демократическими принципами построения государства и перечеркивающей эти принципы повседневной практикой политического режима. То есть, с одной стороны провозглашается необходимость принятия демократического законодательства, а с другой - принимаемые законы и последующая практика их применения носят откровенно дискриминационный по отношению к национальным меньшинствам характер. Провозглашается право на сохранение языка и культуры национальных меньшинств и одновременно проводится политика свертывания образования на русском языке. Говорится о незыблемости свободы слова и в то же время жестко ограничивается право распространения информации на негосударственном языке посредством электронных масс-медиа и право на свободу собраний, включая встречи депутатов с избирателями. Добавлять к этому, что за 15 лет существования Второй Латвийской республики сформировался почти однородный в этническом отношении чиновничий аппарат, кажется, уже и нет смысла - это и так понятно.

Формирование в Латвии после 15 октября 1991 года этнократического политического режима привело, как минимум, к четырем важным последствиям:

1) было сформировано ущемляющее права национальных меньшинств этническое законодательство;

2) латвийское общество оказалось расколото по этническому и идеологическому признакам, а на пути формирования гражданского общества искусственно были созданы политические препятствия;

3) у значительной части латышского населения сформировалось этнократическое сознание, исходящее из ложного представления о том, что ЭТНОКРАТИЧЕСКАЯ (Латышская) Латвия - это и есть ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ Латвия; 

4) при опосредованной поддержке государства были созданы объективные предпосылки для появления исповедующих идеологию крайнего радикализма движений, как крайне правого, так и крайне левого толка.

Все это стало возможным только в результате того, что предлагаемые политической системой государства демократические механизмы защиты прав национальных меньшинств, в том числе и права на образование на родном языке, в условиях этнократического политического режима оказались фактически заблокированы, т.е. недееспособны.

С этой точки зрения правовые последствия для национальных меньшинств принятия постановления ВС ЛР от 15 октября 1991 года уместно сравнивать с государственным переворотом 15 мая 1934 года - оба этих события создали условия для ликвидации или блокирования возможностей демократического решения вопросов, связанных с соблюдением прав национальных меньшинств и в первую очередь с сохранением и развитием языка и культуры русской общины Латвии.

 

Опыт ХХ века

 

Стремление сегодняшних последователей «Pērkonkrusts» и этнократического режима К.Ульманиса построить в многонациональном и мультикультурном государстве утопическую «Латышскую Латвию» не может не вызывать тревогу. Опыт истории ХХ века учит тому, что строительство «Латышской Латвии» напрямую связано с политикой радикального национализма и фашизма, с антисемитизмом и русофобией, с принудительной ассимиляцией, выталкиванием из страны или физическим уничтожением национальных меньшинств.

В истории ХХ века можно назвать несколько событий, которые были направлены или способствовали созданию в Латвии этнически «чистого» латышского государства.

Во-первых, это нежелание в годы Первой Латвийской Республики признать латгальцев, которые, собственно, и дали имя Латвии, самостоятельным народом, со своим языком и своей культурой и, соответственно, отказ государства от поддержки школ с латгальским языком обучения, что означало неизбежную принудительную ассимиляцию латгальцев. Подробнее об этом см.: Valters Mikelis. Latgola ciņā par savam tiesībam.; Bukšs Mikelis. Latgales vēsture.; Briška. Latgala politiskajos pamatos.; Kemps Francis. Cinitājs par tautas tiesībam.

Во-вторых, это политика принудительной ассимиляции национальных меньшинств в период существования авторитарного и этнократического режима Карлиса Ульманиса. Подробнее об этом см.: Фейгмане Татьяна. Русские в довоенной Латвии. - Рига, Балтийский Русский институт, ; Волкович Борис. Проблемы образования евреев в Латвийской Республике (1918 - 1940). - В кн.: Евреи в меняющемся мире. Материалы 4-й международной конференции. Рига, 20-22 ноября 2001 года. Под редакцией Г.Брановера и Р.Фербера. - Рига, 2002 год. - Стр. 122-136. 

В-третьих, это прекращение существования немецкой общины Латвии в результате осуществленной в 1939 - 1941 годах репатриации немцев на свою этническую родину. Подробнее об этом см.: Хроника исхода. Как они уходили - день за днем. - http://www.dialogi.lv/; Белов Сергей. Сограждане, которых мы потеряли. - www.dialogi.lv

В-четвертых, это почти на 90 процентов физическое уничтожение еврейской общины Латвии в годы Второй Мировой войны, причем в значительной мере при помощи местных пособников гитлеровской Германии. Подробнее об этом см.: Ezergailis Andrievs. Holokausts vācu okupētajā Latvijā. 1941 - 1944. - Rīga, Latvijas vēstures institūta apgāds, 1999 gads; Книга спасения. Части 1 и 2. Автор-составитель и литературная запись - Леонид Коваль. - Юрмала,  Фирма «Гольфстрим», Общество истории гетто и геноцида евреев, 1993 год; Фридман Георг. Что с нами случилось. Воспоминания. - Серия «Память и имя». Основана Леонидом Ковалем в 2004 году. - Рига, Общество истории гетто и геноцида евреев, 2004; Михельсон Фрида. Я пережила Румбулу. - Серия «Память и имя». Основана Леонидом Ковалем в 2004 году. - Рига, Общество истории гетто и геноцида евреев, 2005;  Бергман Александр. Записки недочеловека. - Рига, 2005; Медалье Элла. Право на жизнь. - Серия «Память и имя». Основана Леонидом Ковалем в 2004 году. - Рига, Общество истории гетто и геноцида евреев, 2006; Саксе Анна, Судрабкалнс Янис. Палачи и жертвы. - Серия «Память и имя». Основана Леонидом Ковалем в 2004 году. - Рига, Общество истории гетто и геноцида евреев, 2007; Латвия под игом нацизма: сборник архивных документов. - М.: Издательство «Европа», 2006; Преступления нацистов и их пособников в Прибалтике (Латвия). 1941 - 1945. Документы и свидетельства. Составитель и автор вступительной статьи Виктор Гущин. - Рига, Балтийский центр исторических и социально-политических исследований (Рига, Латвия), Общественный союз против неофашизма и межнациональной розни (Таллинн, Эстония), 2007.

 Принятый правящей латышской элитой после 1991 года курс на выталкивание из Латвии части русскоязычных жителей и ограничение в правах тех, кого вытолкнуть не удается, увы, продолжает эту недемократическую политику строительства государства-утопии. Отстранение национальных меньшинств не только от участия в решении вопросов политического, социально-экономического и культурного развития Латвии, но и вопросов, непосредственно затрагивающих сами национальные меньшинства, следует рассматривать как результат национальной ксенофобии, или, как указывает Эрик Дж. Хобсбаум, как результат «противостояния чужакам посредством создания «нашего» собственного государства и противостояния им посредством исключения их из «нашего» уже существующего государства». Хобсбаум Э. Дж. Принцип этнической принадлежности и национализм. - В кн.: Нации и национализм/ Б.Андерсон, О.Бауэр, М.Хрох и др.; Пер. С англ. И нем. Л.Е.Переяславцевой, М.С.Панина, М.Б.Гнедовского - М.: Праксис, 2002. - Стр. 336.

 

 


Теги: 

Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Отправить Отменить
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение